kirill_nav_1

Categories:

Почему иудаизм - это религия дебилов?

Ну, и последний вопрос, который надо бы осветить по этой теме: почему я считаю, что иудаизм — это религия дебилов и ебанашек? В самом деле, ведь из сказанного ниже следует, что египтяне, создав систему иудаизма, внесли в нее очень многое из своей религиозной культуры и своего религиозного опыта — а эта культура, несомненно, была высшей среди всего человечества, и в ней уже был заложен тот огромный гуманистический потенциал, который позднее раскрылся в христианстве, уже с привлечением греко-римского наследия. 

Но в том-то и дело, что иудаизм уже не был религией египтян. Это была религиозная система, которую египтяне разработали и создали специально для евреев (или скорее даже для того семитского сброда, который позднее стал называть себя евреями). А об особенностях евреев, как и всех семитов, я уже писал: дикое говнище и днище, с жуткими культами, с человеческими жертвоприношениями и невероятной жаждой человеческой крови. Таковы были все семитские культы, и евреи здесь не были исключением (это, кстати, чувствуется в иудаизме, и бог Яхве нередко проявляет себя как очень мстительное, жестокое и кровожадное божество — и это было довольно типично для семитских культов). Плюс евреи несколько веков работали на египтян. Рабами они, конечно, не были, но и свободными людьми их тоже назвать было невозможно. То есть этот сброд был к тому же отягчен жутким рабским сознанием и менталитетом.

Евреи потчуют мир своим жутким вонючим варевом.
Евреи потчуют мир своим жутким вонючим варевом.

То есть особенность иудаизма состояла в том, что очень сильную, развитую и мощную религиозную традицию — традицию египтян — нужно было положить на совершенно неподходящий для этого материал. Мраморную плитку египетского храма нужно было уложить в какую-то грязь и говнище. Конечно, египтяне отлично знали евреев — за время их пребывания в Египте они их изучили как облупленных, от их языка и исторических преданий до их обычаев и самых потаенных мыслей. И египтяне прекрасно понимали, что для того, чтобы привить этому сброду хотя бы что-то из своей религиозной традиции — требуется особая религиозная система, предназначенная именно для этого сброда.

Отсюда — соответствующие результаты и особенности иудаизма. Евреев ведь буквально клинить начинало, когда они пытались постичь какие-то вещи, понятные любому другому народу, обладающему духовным чутьем и даром. У евреев с этим было совсем плохо — народец этот был очень грубый, приземленный, а весь их культ вертелся вокруг золота (как и у других семитов — филистимлян, карфагенян и прочих) —  так что пока Моисей строгал свои скрижали на горе Синай, эти ебанашки отлили себе своего божка, Золотого Тельца. И все их мысли вертелись вокруг всяких извращений и мечтаний о крови и убийствах. 

Они прекрасны.
Они прекрасны.

И вот этот народец вдруг поверил, что он является «богоизбранным» (а египтянам нужно было внушить это евреям обязательно), для которого Бог специально творит великие чудеса. И который через Моисея получил ключи к очень мощной религиозной традиции — общечеловеческой по сути. Как эту традицию можно было положить на такое говнище? Ну, во-первых, нужно было придать религии особую роль — и египтяне это сделали: иудаизм в жизни евреев играл огромную роль, нигде больше религия не играла такой огромной роли, и по сути иудаизм регламентировал всю жизнь евреев — от быта до политики, а священники и религиозная верхушка иудеев определяли все процессы в обществе (вплоть до экономики — ведь даже свой храм евреи превратили в огромный рынок по обмену валют и в крупнейший на Ближнем Востоке центр по финансовым сделкам).

А во-вторых, Моисей обрамил эту традицию железным кольцом из сотен и тысяч законов, норм и правил. Это было что-то невиданное — евреи даже посрать не могли сходить без согласования с нормами иудаизма. Конечно, это был полный дебилизм — и абсолютное большинство этих норм для других народов были совершенно естественными, и никакой регламентации не требовали. Скажем, все народы понимали, что нужно мыться, и желательно — чистой водой. Евреям даже это было сложно! И их тянуло окунуться в грязную вонючую микву! Все народы понимали, что такое милосердие. Евреям это было совершенно непонятно! И они не понимали, почему Христос из милосердия в субботу срывает колоски, чтобы накормить людей, тем самым нарушая закон!

Большой ученый иудей.
Большой ученый иудей.

И, собственно, именно поэтому иудаизм и стал уникальным религиозным опытом — когда очень высокие духовные ценности были положены на самую низменную и даже страшную, звериную человеческую природу. И евреи постоянно пребывали в страшной борьбе и их ужасно клинило: отказаться от иудаизма они уже не могли, так как именно с иудаизмом было связано все их происхождение, все их представления о своей «богоизбранности», все их мечты о мировом господстве, наконец. А с другой стороны, абсолютно ничто в евреях не соответствовало этим духовных идеалам, заложенным в иудаизм египтянами. И евреи постоянно извращали эту традицию, пытаясь переделать ее под себя — например, пытались отыскать какой-то тайный магизм, который якобы, по их мнению, египтяне вложили в иудаизм (отсюда очень нездоровый «мистицизм» Каббалы — евреи очень хотели научиться творить какие-нибудь «чудеса»), тянулись ко всяким извращениям и жутко изнывали от невозможности массовых убийств и вкушения человеческой крови (даже кровь животных им, бедненьким, Моисей запретил вкушать — невиданная пытка для семитов!).

Ебанашку явно клинит. Ему кровушки человеческой хочется вкусить - а нельзя! Моисей запретил!
Ебанашку явно клинит. Ему кровушки человеческой хочется вкусить - а нельзя! Моисей запретил!

И в результате получилась жуткая гремучая смесь, постоянное брожение, поиски выхода из этого противоречия между духовной природой человека и его самой низменной животной, даже людоедской, природой. Поэтому Христос и христианская традиция могли выйти только из иудаизма — как разрешение этого жуткого конфликта и противоречия. И уже — через формы греко-римской культуры, в которых духовная мощь египетской традиции, испытанная через самые низменные и животные проявления евреев, нашла свое окончательное воплощение и дала свое решение этого конфликта. После чего иудаизм уже стал просто не нужен и превратился в религию довольно страшненькой и сильно ебанутой иудейской секты. 

То есть иудаизм и евреи выступили неким транзитным звеном от египетской культуры — к греко-римской, к христианству, серьезно углубив египетскую духовную традицию и поставив множество вопросов и проблем, которые египтянам были не свойственны. Вопросов о самых глубинных основаниях человеческой природы и всей человеческой культуры и цивилизации. Ответить на эти вопросы евреи со своим иудаизмом, конечно, никак не могли, но они эти вопросы поставили (самим существованием иудаизма), и ответ на все эти вопросы лежал уже за пределами иудаизма. Ответ, который дало христианство, которое было способно вместить в себя и евреев тоже — то есть вместить всю человеческую природу, до самых ее бездн и глубин.      


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic