kirill_nav_1

Categories:

Православие и католицизм - 12

Смута, конечно, потрясла все русское государство до самых оснований, и хотя после окончания Смуты в системе государственного управления или в церковной жизни внешне мало что изменилось — русское государство после Смуты было уже совсем другим. Новая династия Романовых уже не могла проводить столь же самодержавную политику, как прежние цари из династии Рюриковичей, и борьба между самодержавием и аристократией только еще более обострилась, хотя и приняла несколько иные формы. И в целом правление династии Романовых было вполне успешным — за 300 лет своего правления они превратили захолустное провинциальное государство на задворках Европы в огромную Империю, в один из мировых центров силы, где решались вопросы мировой политики и где на глазах возникла первоклассная европейская культура.

Но были, конечно, и серьезные ошибки — в том числе в области религиозной политики. И первой такой большой ошибкой стали реформы Никона, породившие глубокий церковный раскол, который оказал огромное негативное влияние на всю последующую духовную, культурную и социальную жизнь России. Цели реформы Никона в целом были вполне понятны — старомосковская религиозность, как я отметил ранее, вряд ли была чем-то очень здоровым, и грань между христианской верой и обычным суеверием в этой религиозности была очень тонкая. Но вместо того, чтобы оздоровлять эту религиозность системой богословского образования, или укреплением христианской нравственности, Никон просто начал бороться с некоторыми обрядами. Причем бороться чисто азиатскими методами — буквально круша древние «неправильные» иконы на глазах верующих.  

Дополнительную остроту этому расколу придало и то, что еще одним важным мотивом всех этих затеянных царем Алексеем и Никоном реформ были мотивы чисто политические. После присоединения Малороссии нужно было привести к единству все обряды и книги, так как Киевская митрополия уже давно была под патронажем Константинополя. Таким образом, реформы Никона подразумевали отказ от многих привычных для русских людей обрядов и деталей веры в пользу греческих обрядов и обрядов хохлов. И поэтому реформы Никона воспринимались как измена вообще всему русскому делу, русской истории и русской вере — вере, с которой Русь жила уже более 8 веков. И, наверное, отчасти это так и было, и это также было ошибкой — культуру в России начали выстраивать путем простого перенимания культуры чужой, а не развития своей собственной. В данном случае — перенимания культуры религиозной, культуры греческой, но вскоре при Петре эти методы «повышения культуры» в России, как мы знаем, стали основой для радикальных реформ во всех сферах — что создало для всей постпетровской России огромные проблемы.

Ну, а второй большой ошибкой — если это можно назвать ошибкой, а не настоящей катастрофой для всего русского православия — стали церковные реформы самого Петра, когда церковь по сути подверглась настоящему погрому, была подчинена светской власти, а сословие священников было низведено до уровня презренных купцов и крестьян — ставших теперь олицетворением «проклятой допетровской России». 

И после этого вся духовная, нравственная и интеллектуальная жизнь в России превратилась в нечто болезненное и ненормальное. Изменить эту ситуацию удалось только где-то к середине 19-начала 20 века — но, как оказалось, было ужe поздно, так как русское образованное общество и русская интеллигенция уже настолько к тому времени лишились мозгов и были настолько дезориентированы, что решили на пустом месте устроить государственный переворот и революцию. И революция пришла. Но не в облике либеральных господ, обожающих «прогрессивную Англию и культурную Францию» — а в облике диких большевиков и поганых азиатов во главе с безумным марксистским сектантом Лениным на содержании западных спецслужб.      

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic