kirill_nav_1

Categories:

Как вывести Венесуэлу из финансово-экономического кризиса? - 2

Какая валюта может стать основой для национальной валюты Венесуэлы? Естественно, это должна быть валюта сильной экономики, экономики, тесно интегрированной во всю мировую экономику. И такой валютой может выступить либо доллар, либо китайский юань. Если бы не политика — то вполне возможно, Венесуэле имело бы смысл на некоторое время ввести доллар в качестве одной из своих валют. Так, например, сделали в Эквадоре, где тоже разразилась гиперинфляция, и в итоге эквадорский сукре был вообще отменен, и теперь национальной валютой Эквадора является доллар.

Но для Венесуэлы такой вариант, понятное дело, смерти подобен, так как тогда вся экономика страны подпадет в полную и долгосрочную зависимость от заокеанских ублюдков. Остается только второй вариант — китайский юань. То есть юань по сути должен стать основой всей экономики Венесуэлы, а национальная валюта Венесуэлы (боливар или что-то другое) выпускаться только под валютные запасы юаня или каких-то китайских ценных бумаг. То есть, вполне возможно, хождение в стране будет иметь венесуэльский боливар, и большинство операций будут происходить в боливаре, но за боливаром несколько в тени будет находиться подлинная валюта Венесуэлы — китайский юань, который и будет обеспечивать жизнь и обращение боливара.

При этом Китай может предоставить такие валютные гарантии не только в  качестве кредита, но и через покупку каких-то активов Венесуэлы, а также через закупку нефти Венесуэлы. Нефти в Венесуэлы много, и она дешевая, но она слишком плотная, и она требует серьезного разбавления более легкой нефтью. То есть ее продажа на мировом рынке в любом случае требует посредников и сотрудничества с другими производителями или покупателями нефти. И для Китая венесуэльская дешевая нефть, конечно, представляет большой интерес, так как она даст Китаю огромное преимущество в своем развитии.

Других вариантов вывода экономики Венесуэлы в нынешних обстоятельствах я не вижу. Спасти Венесуэлу сейчас может только Китай. Включив по сути Венесуэлу в часть своей экономики и валютной системы и, естественно, требуя от правительства Мадуро определенной дисциплины в денежной и экономической политике.

И только после этого можно будет говорить о преодолении экономического кризиса, то есть о создании стабильного внутреннего рынка товаров и услуг — вполне возможно, с привлечением иностранных инвестиций.

И весь вопрос — в том, согласится ли на все это Китай. По сути это будет первый прецедент, когда Китай включит в зону своего прямого экономического влияния целую страну, и эта страна почти полностью выпадет из финансовой системы, основанной на долларе (точнее сказать, она будет присутствовать в этой системе опосредованно, через Китай и китайский юань). То есть это уже будет очень серьезная заявка Китая на формирование своей мировой финансовой системы и распространение юаня на целую страну за пределами Китая. 

Но и профиты в этой игре для Китая обещают быть очень приличными. И это не только нефть и золото Венесуэлы, или новый рынок для своих инвестиций и товаров — это совершенно новый статус Китая во всей Южной Америке и во всем мире. Статус экономической сверхдержавы.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic