kirill_nav_1

Categories:

Московское государство как "внутренняя Орда" — 4

Московское государство как "внутренняя Орда" — 1 

Московское государство как "внутренняя Орда" — 2 

Московское государство как "внутренняя Орда" — 3 

Да, так вот! Таким образом, вся проблема нашей истории (а также отчасти и культуры) — в той совершенно уродливой государственности, которая у нас здесь когда-то возникла в поганой Москве, и которая потом — несколько меняя свои наружные формы — воспроизводила себя из век в век, практически не меняя своей сущности. Ордынка, Неглинка, Лубянка, Бутырка. Гиреево, Тушино, Бутово. О, как много в этих звуках для сердца русского слилось! В них — звон денег в затхлых сундуках московских князьков, которые они собирали со всей несчастной Руси для Орды и припрятывали для себя. В них — сырость и грязь от ног татарских баскаков. В них — крики и муки сотен и тысяч русских людей, замученных в московских подвалах московскими «государевыми людьми» ради «дела государева». В них — извечная московская измена, двойственность и самозванство. В этих московских названиях  — ВОНЬ ОРДЫ. Татарщина и азиатчина. 

А теперь скажите мне, друзья мои, действительно ли вся эта ордынско-московская вонь и дикость является тем, чем мы можем гордиться, чем мы должны дорожить и что мы можем ценить и лелеять? Вы правда считаете, что вот эта особенная уродливость нашей государственности, доставшаяся нам от Москвы и Орды — и есть то, что придает «русской цивилизации» какое-то уникальное достоинство и ценность? 

Нет, я вполне согласен, что в этом мы были очень особенными, так как такое уродство и извращение сложно отыскать где-либо еще в мире. Но если какому-либо человеку отрубить одну ножку и ручку, потом вырвать ему язык, после чего заставить его быстро-быстро бегать на одной ножке и что-то при этом кричать — то разве эти его «уникальные особенности» мы смогли бы счесть чем-то достойным, что мы пожелали бы и самим себе?

Но многие наши патриоты, государственники, консерваторы и почвенники утверждают именно это! Они утверждают, что этот уродливый московский самодержавный строй и есть то самое ценное и достойное, что придает «русской цивилизации» ее особенность и уникальность! Уже Иван Четвертый в своей переписке с европейскими монархами пытался доказать «преимущества» своей московской азиатской деспотии над европейскими странами (при этом главным ее «достоинством» он считал именно полное свое самовластие и неподконтрольность московского самодержавия каким-либо другим политическим или общественным силам и каким-либо законам ). А сколько таких «патриотов» было после него, которые были искренне убеждены, что московское самодержавие является лучшим и наиболее совершенным государственным строем, который один может «спасти Россию». От великой княжны Екатерины Павловны (сестры Александра Первого), которая в начале 19 века открыла свой политический салон, до графа Уварова и вплоть до наших славянофилов и прочих монархистов.

Но московское самодержавие Россию не спасло. Оно его погубило. И дело здесь опять же вовсе не в личности Государя Николая Второго (я считаю его одним из лучших правителей в нашей истории — и по своим личным качествам, и по своим государственным компетенциям). И не в русском обществе, которое с самоубийственным упорством готовило революцию. И не в предателях-генералах. И уж тем более не в русском народе. Они все стали заложниками московского самодержавия, этого совершенно уродливого государственного строя.

А с другой стороны?

А с другой стороны, пожалуй, нигде в мире государство не вызывало такой всеобщей ненависти, как у нас. И не только среди народа — который регулярно устраивал свои отчаянные «бессмысленные и беспощадные бунты», но и среди правящего класса. Иначе невозможно объяснить, почему элементарный династический кризис в Московии начала 17 века чуть было не привел к гибели всего государства. Как невозможно объяснить, почему недовольство баб в очередях за хлебом в Петрограде несколько веков спустя привело к гибели этого государства. Стояло-стояло это чудище, а потом «мышка пробежала, хвостиком махнула» — и все и рассыпалось. Вдребезги! Прекрасное было государство, ничего не скажешь!

Так не бывает? Бывает, бывает! У нас еще и не такое бывает! Этот уродливый государственный строй порождал множество столь же уродливых явлений во всех сферах жизни — в культуре, обществе, в политике. И наш русский патриотизм и, как выразился один деятель, «стихийный русский царизм» всегда прекрасно уживались и сочетались со столь же стихийным и радикальным анархизмом и нигилизмом — то есть полным отрицанием всего государства и всех вообще общественных институтов. Поэтому именно у нас появились Бакунин и Кропоткин, теоретики анархизма, и только у нас «великий писатель земли русской» граф Лев Толстой мог исповедовать такую дикость и такой нигилизм. И это только еще одна «странность», еще один «парадокс» нашей истории и нашего самосознания. Среди множества прочих — от московского юродства и московского самозванства до извечного нашего бесправия перед лицом этого московско-ордынского чудища.

Но причины всей этой двойственности — если не сказать хуже: шизофрении — все те же самые. В двойственной природе всей нашей государственности, в ее совершенно уродливой сути. И если мы немного поразмышляем над «странными» явлениями нашей истории и культуры — будь то московское самозванство, или русский анархизм, или истоки нашей революции, или наша извечная русская глупость — то мы довольно быстро поймем, что причины всех этих странных и уродливых явлений «русской жизни» всегда коренятся именно в уродливой природе нашего государства. «Русского» и «европейского» только по виду, а по существу — все такого же азиатского, московско-ордынского. И все столь же чуждого и враждебного к русским людям. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic