kirill_nav_1

Categories:

Советские дегенераты снова борются с "проклятым Западом" — 8

Советские дегенераты снова борются с "проклятым Западом" — (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7)

Да, так вот! Таким образом — я возвращаюсь к теме отношений России и Европы — если и говорить о какой-то «религиозной» подоплеке «вражды» между русскими и европейцами, то инспирировалась и культивировалась она, в первую очередь, самими погаными московитами, среди самих русских — став частью всего большого московского пропагандистского политического антиевропейского мифа. Поганым московитам нужно было как-то объяснить добрым русским людям, почему их московские деспоты-царьки обладают ничем неограниченной властью и казнят своих подданных без всякого суда. И почему на Руси царят все эти совершенно дикие и жестокие азиатские порядки, столь далекие от каких-либо христианских представлений и столь ненавистные для большинства русских. 

Ну, вот поганые московиты и придумали всю эту мессианскую чушь. Так что своих московских царьков — наследовавших свою власть прямиком от ордынских ханов — они от «благоуханного римского и византийского корня» производить начали (бу-га-га). А свою унылую деревню, раскинувшуюся в глуши чухонских болот на берегах тухлой Москвы-реки, они, после падения Константинополя, вдруг «Третьим Римом» объявили (еще раз бу-га-га), который, значит, имел «великую мировую миссию» — хранить православие и спасать все человечество.

Ну, а как? Как еще поганые московиты могли объяснить русским людям, почему их московские цари имеют такую власть и почему они правят русским народом такими дикими азиатскими ордынскими методами? Нужен был «фиговый листок», чтобы прикрыть им как азиатскую рожу Москвы, так и страшную дикость и отсталость всего московского царства по сравнению с «проклятыми европейцами». Так, чтобы русские люди не только терпели все эти дикие жестокие московские порядки, но и сражались за самодержавных православных московских царей. 

Почему русские должны были резать татар — этого русским людям объяснять было не нужно. А вот чем поганые московиты были «лучше» европейцев (тех же литовцев, к которым русские дворяне иногда бежали из Москвы подальше от московских порядков, или тех же поляков, оказавшихся однажды в кремле) — это русским людям нужно было как-то объяснить. Чтобы они, во-первых, всячески гнушались этих европейцев (которые все же всегда появлялись на Москве), а, пообщавшись с ними, вдруг не начали осознавать всю дикость и отсталость своей Московии, а во-вторых, чтобы русские в случае войны с европейцами (с поляками, шведами или литовцами) воевали как бы еще и за свою веру и за своих московских царьков, якобы ведущих свое происхождение от древней Византии. И поганым московитам во многом это удалось — так что уже к середине 17 века русские и в самом деле прониклись отвращением ко всяким иностранцам из Европы, смотрели на них свысока, как на «еретиков», гнушались их и всего европейского (особенно европейской учености), и смотрели на них чуть ли как не на антихристов. И действительно верили, что они их «превосходят» благодаря «чистоте своей православной веры», своим московским самодержавным царям, а также длине и густоте своих московских бород.  

А что же европейцы? Они испытывали какую-то особенную ненависть и вражду к русским «по религиозными причинам»? Да не было у них никогда какой-то особенной ненависти к русским именно религиозного плана. Исключением здесь были, пожалуй, только поляки — которым католики и в самом деле смогли так основательно промыть мозги, что внушили им, будто у поляков есть «великая религиозная (католическая) миссия» — сдерживать русских на восточных границах католического мира. Но, как и русским, полякам это высосанное из пальца «мессианство» ничего хорошего не принесло — только разжигало среди них особенную спесь и чванство, да заставляло поляков веками набивать себе шишки там, где без них вполне можно было обойтись. Ну, и плюс к этому польские «лыцари» любили себе приделывать крылышки — изображая из себя католических «ангелов». На поганой Москве, как известно, московские опричники одно время с песьими головами и метлами ездили — устраивая русским людям воочию представление Апокалипсиса, а поляки вот «ангелов» из себя изображали.  

Крылатый польский гусар — с ангельскими крылышками позади. Надо заметить, что, несмотря на столь экстравагантный костюм, польские гусары были очень храбрыми и умелыми воинами, и доставили московитам и другим своим врагам немало проблем, так что некоторое время польская тяжелая конница даже считалась в Европе "непобедимой".
Крылатый польский гусар — с ангельскими крылышками позади. Надо заметить, что, несмотря на столь экстравагантный костюм, польские гусары были очень храбрыми и умелыми воинами, и доставили московитам и другим своим врагам немало проблем, так что некоторое время польская тяжелая конница даже считалась в Европе "непобедимой".

Что же касается остальных европейцев, то какой-то особенной ненависти к православию и православным народам они, конечно, не испытывали. Религиозный аспект в политике и в войнах католической Европы одно время, несомненно, присутствовал — особенно с появлением в Европе рыцарских католических орденов и с началом крестовых походов. Но во-первых, своими врагами эти крестоносцы считали все же мусульман (как и византийцы, и русские), и свои крестовых походы на Ближнем Востоке за «освобождение Гроба Господня» они, повторюсь, начали по просьбе и по приглашению Константинополя.

Во-вторых, понятно, что на Ближний Восток они поперлись не столько ради «освобождения Гроба Господня», сколько по чисто политическим и прагматическим причинам — чтобы пограбить богатые города Востока и чтобы наладить новые торговые пути с Востоком, Индией и Китаем в обход Византии и мусульман (поэтому главными спонсорами этих походов выступал не только Ватикан, но и Венеция). 

В-третьих, отношения европейских монархов с Папским Престолом и с рыцарскими монашескими орденами всегда были очень непростыми. И думать, что действия рыцарских орденов всегда были частью какой-то общей европейской политики, было бы чрезмерным упрощением. Нет, там все было сложно — и за этими орденами чаще всего стояли интересы вполне определенных сил (Рима, части европейского дворянства, отдельных европейских монархов и т.д.).

Ну, а в-четвертых, гораздо более жестокие и фанатические религиозные войны европейцы — с появлением протестантизма в начале 16 века — вели между собой. Но уже к 17 веку — пролив реки крови и опустошив в этих войнах целые города и страны — европейцы сообразили, что все это довольно глупо, и религиозный фактор в их войнах и политике все более уходит на задний план, а затем и вовсе исчезает. И в немецкой слободе в Москве уже в конце 17 века какие-нибудь католики итальянцы или французы легко находили общий язык с протестантами из немцев или голландцев.

Поэтому, повторюсь, если европейцы и смотрели на московитов с презрением и свысока, то вовсе не по причине «православности» московитов, а по причине страшной дикости и отсталости Московии. И войны Московии и России с европейцами имели чисто политический характер. Понятно, что экспансия Московии и России тревожила европейцев — и не только наших соседей. Но это вполне нормально и естественно: столь же бдительно, ревниво и нервно европейцы смотрели и на экспансионистские потуги друг друга, и не только в самой Европе, но и в колониях. Поэтому говорить, что войны европейцев с русскими носили какой-то религиозный характер, а в сдерживании русской экспансии на западе были какие-то религиозные мотивы — довольно глупо. Все это московиты придумали сами.

В Европе был и есть, пожалуй, только один народ, который издавна испытывал к России и к русским какую-то действительно экзистенциальную ненависть и вражду, объяснить которую только чисто политическими или геополитическими мотивами довольно сложно. Точнее сказать, два народа — один европейский, а другой — азиатский. И это англичане и жиды.

Ну, что касается жидов — то здесь все как бы понятно: не секрет, что жиды издавна люто ненавидели христианство и христиан, и ненавидели все христианские народы и всю европейскую христианскую Европу. Особенно же сильно — почему-то православные народы, и особенно — русских. А вот подобную же ненависть к русским и к России со стороны англичан объяснить гораздо труднее, и она имеет более сложную природу. Я сейчас не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что эта ненависть также имеет религиозные причины. 

И если уж и говорить о какой-то особой русофобии в Европе, и о какой-то особенной ненависти к России и к русским, то в Европе ее на протяжении многих веков разжигали именно англичане и жиды. Ну, англичане и вообще большие мастера в разжигании ненависти и вражды — одно время они вели очень активные (и успешные) пропагандистские кампании против испанцев, а затем — против немцев. Но там мотивы были понятные. А вот в ненависти англичан к русским, повторюсь, действительно есть что-то особенное, и объяснить ее только политическим соперничеством невозможно — в ней сквозит что-то настоящее, очень глубокое, нутряное.

С американцами все сложнее. Конечно, они многое позаимствовали у англичан, а в 20 веке огромное влияние в США получили жиды. Но все же какой-то особенной ненависти к русским у американцев до начала 20 века не было. И появилась она только с началом холодной войны. Ну, вот далее мы и поговорим об этом подробнее — о том, как и почему отношение Европы и Запада к русским изменилось после захвата власти в России большевиками в 1917 году.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic