kirill_nav_1

Categories:

Советские дегенераты снова борются с "проклятым Западом" — 4

Советские дегенераты снова борются с "проклятым Западом" — (1), (2), (3)

Да, так вот! Таким образом, как мы видим, все эти вопли брызгующих слюной и кривляющихся советских дегенератов о том, что, дескать, некая «коллективная Европа» веками пыталась погубить Россиюшку путем военной агрессии, не выдерживают никакой критики. А культурная экспансия, шедшая из Европы в Россию, как минимум, с момента появления у нас варягов-скандинавов, была не просто полезной и благотворной для самих русских — она была нам жизненно необходима, без нее мы бы просто не выжили, и никакой России без этого европейского влияния просто не было бы и быть не может. 

Так о чем же вопят все эти советские шариковы и прочие наши московские квасные патриоты? О какой такой «вековой европейской русофобии»? В чем она выражалась? Ах, да! Европейцы частенько рисовали на русских карикатуры и писали колкие и едкие памфлеты на Россию! «Они всегда нас ненавидели! — вопят советские дегенераты. — Представляли нас дикарями и варварами, веками клеветали на нашу прекрасную Россиюшку!»

Ну, что ж, друзья мои, давайте разберемся и с этим вопросом. Со всеми этими карикатурами, памфлетами и прочей «русофобской пропагандой», которую — как нас уверяют советские шариковы — европейцы якобы веками вели против России.

Да, действительно, в европейской литературе, а позднее — в европейской прессе можно найти немало примеров того, как европейцы изображают русских в весьма несимпатичном виде, весьма критически высказываются о поганом московском государстве и его порядках, о некоторых наших обычаях и привычках. Ну, скажем, хорошо известен цикл карикатур, который появился во французских газетах после того, как русские войска, уничтожив армию Наполеона, вошли в Париж и некоторое время там оставались. Ничего особенно оскорбительного и вызывающего в этих карикатурах, конечно, нет, но русские офицеры и казаки в них действительно представлены не в лучшем виде. 

"Русские в Париже. Комплименты дамам". Карикатура на русских офицеров в Париже.
"Русские в Париже. Комплименты дамам". Карикатура на русских офицеров в Париже.

Но во-первых. Друзья мои, не будем забывать, что русские войска для самих парижан и французов все-таки были оккупантами. А кому же понравится, что в его городе или стране находятся чужие войска, а офицеры этих войск кутят с французскими дамами, гуляют во французских кабаках, а сами побежденные французы вынуждены со всем этим смириться? Конечно, французам все это не нравилось, и они мечтали о том, чтобы русские побыстрее убрались домой. И вот таким образом они давали понять русским офицерам, что — несмотря на всю их вежливость и даже галантность — им в Париже не очень рады.

Во-вторых, подобные карикатуры появлялись в парижской прессе, конечно, не только против русских офицеров и казаков, но и против представителей других армий коалиции, вступившей в Париж в 1814 году — англичан, австрийцев и прочих. По тем же причинам.

Французская карикатура. Толстый английский солдат платит французской даме, не подозревая, что та предпочла лихого русского военного и протянула ему другую руку.
Французская карикатура. Толстый английский солдат платит французской даме, не подозревая, что та предпочла лихого русского военного и протянула ему другую руку.

В-третьих, важно понимать, что карикатуры и памфлеты в Европе и европейской культуре были весьма почтенным и уважаемым жанром. Европейцы издавна любили поиздеваться над какими-то вельможами, над попами или рыцарями, над своими соседями или крестьянами. При этом англичане рисовали очень злые карикатуры на французов, французы — на немцев, немцы — на итальянцев, и все они очень любили поиздеваться над обычаями или поступками своих европейских соседей в своих статьях, памфлетах и прочей литературе. Это нормально. Это, повторюсь, было и остается важнейшей особенностью всей европейской культуры, идущей еще от греческой сатиры и античной смеховой культуры. И в том, что европейцы рисовали карикатуры на русских и писали памфлеты о России, не было ничего особенного.

Да и у нас, в России, этот жанр вполне прижился. Мы же хорошо знаем, как, например, Александр Сергеевич любил оставлять колкие эпиграммы на своих современников в журнале какого-нибудь светского дома. И далеко не только он — это в 19 веке было принято. А уж русская сатира — от Гоголя и Салтыкова-Щедрина до Зощенко и Булгакова — и вовсе во многом превзошла европейские образцы. Даже жидобольшевики и советские дегенераты охотно пользовались этим жанром в своей грубой советской политической пропаганде — начиная с плакатов РОСТА до Кукрыниксов и журнала «Крокодил». И охотно рисовали очень злые карикатуры на буржуазию, на кулаков, на русских царей и дворян, на «шпионов» и «врагов народа» и на «западных капиталистических империалистов». Вот только тупая кавказская азиатская чурка Джугашвили этого очень не любил, и за карикатуру или даже за анекдот на товарища Сралина и прочих большевицких вождей вполне можно было попасть в ГУЛАГ или даже быть убитым. Сами большевицкие и советские упыри, — будучи азиатами по своей ментальности, — сатиру и юмор в свой адрес или в адрес своего людоедского строя очень не любили — а любили тупое непрерывное восхваление в восточном азиатском стиле.

В-четвертых. НУ, А КАК? Как еще могли воспринимать европейцы диких поганых московитов, скажем, в 16-17 веке? Ну, представьте себе какого-нибудь немца или итальянца, который приехал в это время в Московию или даже поступил на московскую службу. Далекая холодная страна с огромными необжитыми пространствами и с редкими деревушками, по которым бродят какие-то бородатые, диковатого вида «myzhiky». Дорог нет, городов фактически тоже нет — так что даже поганая Москва еще в конце 17 века по сути представляла из себя большую деревню, где каменными были только кремль (построенный, кстати, итальянцами), несколько церквей, да несколько палат московских вельмож. Снег, холод, грязь, а по улицам бродят все те же диковатые, со свирепыми рожами, бородатые русские «myzhiky». 

Ни школ, ни больниц, ни библиотек, даже ни одного университета нет! Поганые московиты только в 1687 году свою славяно-греко-латинскую «академию» учредили. Да и в ней преподавали в основном греки, сербы да (смешно сказать!) выходцы из Киева и Могилева! Дикость полная! И это в то время, когда в самой Европе уже были десятки университетов и сотни библиотек, когда Ньютон и Лейбниц уже создали дифференциальное исчисление и высшую математику, где уже были заложены основы современной физики, химии и астрономии, и где европейцы уже размышляли на высочайшем философском уровне о природе пространства, времени и всего человеческого сознания, и когда они уже открыли Америку, проложили морской путь в Африку, Индию и Китай, и уже начали колонизировать другие страны и материки. КАК еще могли смотреть европейцы на этих поганых московитов? Конечно, они смотрели на них как на варваров и дикарей! И поганые московиты и были настоящими варварами и дикарями. 

А чем они занимались? Они то рубили головы и варили в кипятке (без всякого следствия и суда!) своих лучших полководцев и аристократов, то устроили на ровном месте себе Великую Смуту (от большого ума, видимо), то жгли свои собственные церковные книги и рубили свои иконы, которые они еще совсем недавно почитали в качестве важнейших атрибутов своей «истинной веры» и передавали неизменными на протяжении многих веков (тоже от большого ума, конечно). А потом поганые московиты и поганое московское государство еще несколько столетий преследовали и поражали в правах значительную часть русского народа, которая отказалась признать эти новшества, принятые греками и хохлами и насаждавшиеся насилием сверху московским деспотом и его чухонским дружком-патриархом по чисто политическим сиюминутным мотивам. А остальной русский народ они обратили в рабство, и он пребывал в поганой Московии в полном бесправии и невежестве, боясь сказать лишнее слово против московского царя и его слуг, и только поклоны клал перед каждым начальником из поганых московитов, да истово крестился на каждую церквушку (и это в то время, когда в Европе уже начался обратный процесс — постепенной отмены крепостного права для крестьян и завоевания все новых прав другими сословиями).

Так что я не вижу ничего особенно обидного и досадного в том, что европейцы смотрели на поганую Московию как на дикую и варварскую страну. Да и позднее Россия еще долго оставалась таковой. И так воспринимали Россию ведь не только европейцы — точно так же ее воспринимали и образованные русские люди, то есть высший образованный класс России. Я лишь напомню, что писал о России «наше все» в своем приватном письме другу Вяземскому от 27 мая 1826 года:

Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство. Ты, который не на привязи, как можешь ты оставаться в России? если царь даст мне слободу, то я месяца не останусь.

Мы живем в печальном веке, но когда воображаю Лондон, чугунные дороги, паровые корабли, английские журналы или парижские театры и <бордели> — то мое глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство. В 4-ой песне «Онегина» я изобразил свою жизнь; когда-нибудь прочтешь его и спросишь с милою улыбкой: где ж мой поэт? в нем дарование приметно — услышишь, милая, в ответ: он удрал в Париж и никогда в проклятую Русь не воротится — ай да умница.

И если ТАК смотрел на Россию Пушкин — который ее, конечно, все же любил и который никогда не был заграницей — то что же странного в том, что европейцы смотрели на русских свысока и даже с презрением? И обижаться на это, или, тем более, преподносить все это в качестве проявления некоей «вековой европейской русофобии», может только какая-нибудь советская москвичка Маша Захарова, советский гебист Патрушев и прочие советские дегенераты с тупыми советскими дегенеративными рожами и с полностью вывихнутыми мозгами.  

Но мы-то с вами русские люди, друзья мои, а не советские дегенераты. Мы наследники великой русской европейской культуры — культуры Пушкина, Гоголя и Булгакова. И вместо того, чтобы с угрюмыми рожами обижаться на колкости и карикатуры европейцев на Россию и вопить о какой-то «вековой европейской русофобии», нам следует, во-первых, признать, что поганая Московия и Россия действительно долгое время были дикими странами, во-вторых, понять причины этой нашей дикости и отсталости, а в-третьих, подумать о том, как и что нам нужно изменить, чтобы Россия все-таки стала цивилизованной европейской страной.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic