kirill_nav_1

Почему для русских так важно правильно осмыслить советское прошлое?

Меня иногда упрекают, что я слишком много внимания уделяю событиям 1917 года и всему тому, что последовало из этого. Слишком часто, значит, ругаюсь в адрес жидов и большевиков, а также советских дегенератов — как живших ранее, так живущих и сегодня посреди нас. Дескать, советское прошлое — это прошлое, а у русских и без того сегодня много проблем, чтобы так много внимания уделять прошлому. Да и советские дегенераты нередко выступают в том же ключе: «Все это — дело прошлое, а нам, «красным» и «белым», нужно помириться, ибо в одной стране живем». 

Да нет, ребятки, все подобные разговоры — это глупости. Для русских правильное осмысление советского прошлого — это на сегодня вообще чуть ли не главный вопрос. От ответа на который во многом зависит, будут ли русские существовать в обозримом будущем или исчезнут из мировой истории, как многие другие народы до них. Почему?

Во-первых, потому, что советское прошлое — это, конечно, никакое не прошлое. Я сейчас даже имею в виду не то, что многие из ныне живущих русских застали Совдепию — пусть и на ее излете, или что наши родители и бабушки-дедушки почти всю свою жизнь провели под властью советского режима (скажем, моя бабушка — 1907 года рождения — хорошо помнила не только ужасы гражданской войны, но и жизнь в России добезцаря немного застала). И все советское поэтому никуда не делось — оно живет в нас и среди нас. И не только на уровне генетической памяти, но и множества-множества незримых психологических и социальных моментов, которые мы получили от наших родителей. И, скажем, если сегодня в поганую Москву едет какая-нибудь молодая дура из провинции, то она уже выросла в советской атмосфере своей провинции, а большинство своих представлений о жизни она, конечно, позаимствовала от своей мамочки, а ее мамочка — это почти целиком продукт советской реальности. И поэтому даже сегодня — даже среди молодежи — мы находим немало поклонников Совдепии и советского строя. Они уже отравлены этим ядом советчины, и уже несут этот яд в своих мозгах и своих душах. 

Во-вторых, и почти вся нынешняя политическая, социальная и культурная система Эрэфии — советская. Ну, кто такой Путин? Правильно! Это смрадный поганый советский бес. Который целиком сформировался в советской реальности, и который в своей поганой советской душонке несет весь этот советский ад. Ценит его. Лелеет. И, пользуясь властью, пытается отравить этим ядом и дерьмом советчины — которыми наполнена вся его поганая советская душонка и все его изувеченные гебешные мозги — всю страну. Как и все его окружение, конечно, также является советским. Со все тем же адом и дерьмом советчины в их поганых советских душах и в их искаженных советских мозгах. Я уже не говорю про ведомство на Лубянке или Минобры или ФСИН или даже россиянский МИДок — там вообще с советского времени мало что изменилось. И там по-прежнему царствует все тот же дух поганой советчины, и руководят этими ведомствами все те же советские выродки и дегенераты. 

Или московскую творческую интеллигенцию возьмите — всех этих московских жидов. Кто они? Откуда они взялись в Москве? Да это потомки все той же жидобольшевицкой сволочи, которая после 1917 года толпами понаехала в Москву с Украины из-за черты оседлости! И для них большевицкая и советская власть — это родное, вне ее они себя просто не мыслят. И для них рассказы о славных подвигах чекистов 1920-30-х годов — это вовсе не какая-то абстрактная история, а часть их фамильной, семейной истории, часть их собственной биографии. Поэтому многие из них не только теснейшим образом связаны с гебней и советской номенклатурой (в том числе через родственные связи), но и — как, например, Быков-Зильбертруд — называя себя «либералами», вполне одобряют большевиков-ленинцев и 1920-е годы, и при этом клянут Джугашвили и «сралинизм». Когда их дедушки-жиды массово убивали русских и переезжали в Москву в квартиры убитых ими русских людей — это было нормалек, а когда при Джугашвили большевики немного постреляли их дедушек-чекистов — это ужас-ужас. И вся эта сволочь на какой-нибудь «Эхе Мацы» и сегодня придерживается таких взглядов и «несет их в массы».     

В-третьих. Самое главное. Важно понимать, что опыт большевизма и опыт советчины — это самое страшное, что случилось с русскими за всю их историю. Это был такой почти чистый опыт Зла, и в таких колоссальных масштабах, который редко встречается в истории — что-то такое почти библейское. Для русских большевизм и советчина — это примерно то же, что холокост для жидов. Только еще хуже. Гораздо хуже. И вот именно поэтому для русских очень важно осмыслить все, что связано с этим страшным опытом Зла: от причин катастрофы 1917 года до всего того, что происходило далее, вплоть до сегодняшнего дня. Как могло случиться, что власть в России в октябре 1917 года захватили жиды и большевики — которые столь люто ненавидели Россию и русских? И в чем причины этой страшной ненависти советского режима к русским и ко всему русскому? Только ли в том, что местечковая сволочь напоила весь большевизм и всю Совдепию этой своей лютой, страшной, почти фанатической, ненавистью к русским и к России, или были какие-то другие причины? Может быть, в этом была также и ненависть тех, кто стоял за большевиками? Или какие-то наши внутренние недуги и болезни, которые вскрылись после 1917 года?

Понятно, что ни один вменяемый русский человек принять большевизм и советчину не может. Так как если он хоть чуть-чуть допускает, что все то, что делали с русскими и Россией жиды и большевики, имеет хоть какое-то оправдание — значит, он уже не русский. «Это все». Ведь если такой как бы «русский» принимает или, тем более, одобряет все то, что делали с его народом и его страной жиды и большевики — значит, он уже внутренне причастен к этому Злу. И из русских он тем самым уже выписался. И он уже советский — то есть вырусь, падаль и мразь, и злейший враг русских, который встал на сторону этого Зла советчины. И поэтому именно с этого вопроса — вопроса об отношении к большевизму и советчине  — сегодня и начинается разделение на русских и всех остальных: если человек понимает, что то, что творилось в России после 1917 года — это страшный геноцид русских и русская национальная катастрофа, значит, он русский. Если же он пытается хоть как-то все это оправдать — это уже вырусь и советский выродок. Таким образом, именно с оценки советского прошлого сегодня только и начинается русское самосознание. И историческое, и индивидуальное.

Но неприятие большевизма и советчины — это только первый шаг. Русским нужно сделать и остальные шаги — то есть осмыслить, как стала возможной эта национальная и нравственная катастрофа в России, что столь многие бывшие русские люди превратились в советских выродков, которые не только оправдывали все то, что творили жиды и большевики, но и нередко соучаствовали в этом Зле — в этом страшном геноциде и издевательстве над русским народом (да и над всем человеческим). Откуда взялись на нашей земле все эти соловьевы и холмогорки? Нет, к соловьевым, тут, конечно, особых вопросов нет: жиды есть жиды, и для них убивать, мучить, грабить или трахать мозги русским людям — это одно удовольствие (особенно если это сопряжено для них с личной или коллективной еврейской выгодой). Но откуда у нас после 1917 года взялось столько холмогорок — которые готовы так дешево и так запросто продать интересы своего народа и служить антирусской власти? Да что там холмогорки! Откуда взялись все эти гебисты и партийцы «русского происхождения», которые с таким удовольствием мучили и убивали миллионы других русских людей? И я думаю, что вряд ли все это можно объяснить только личной подлостью и низостью холмогорки или какого-нибудь гебиста. И даже особенностями советской системы объяснить вряд ли возможно — при том, что, конечно, мы прекрасно понимаем, что жиды и большевики (и стоявшие за их спиной силы) именно и создавали всю эту людоедскую систему таким образом с тем, чтобы «одни русские постоянно мучили и убивали других русских». Но я полагаю, что эта проблема все же гораздо глубже, и ответы на эти вопросы нужно искать в нашей истории и культуре еще до 1917 года.    

И поэтому осмысление опыта большевизма и советчины — это важнейший вопрос для русского национального сознания сегодня. Более того — это ГЛАВНЫЙ ВОПРОС. И без осмысления этого опыта то, что некоторые называют «возрождением России», в принципе невозможно. Без этого — скажу откровенно — у русских вообще никакого будущего нет. И русских ждет медленное вымирание и исчезновение. Так как если мы не преодолеем эту катастрофу — в том числе катастрофу нравственную, ценностную и культурную — никаких перспектив у русских нет. Нынешнее россиянское общество — это общество глубоко больное. Настолько больное, что — после ста лет всего этого ужаса — оно полностью утратило всякие ориентиры. А общество или страна без ценностных ориентиров — это слепец, идущий в пропасть. 

Конечно, эту катастрофу пытались как-то осмыслить многие русские люди и ранее — особенно в эмиграции. Приведу слова Ивана Ильина:   

Въ этомъ наша бѣда и наша опасность: мы живемъ въ эпоху воинствующаго зла, а вѣрнаго чутья для распознанія и опредѣленія его не имѣемъ. Отсюда безчисленныя ошибки и блужданія. Мы какъ будто смотримъ — и не видимъ; видимъ — и не вѣримъ глазамъ; боимся повѣрить; а повѣривъ, все еще стараемся «уговорить себя», что «можетъ быть все это не такъ»; и не къ мѣсту, и не во время сентиментально ссылаемся на евангельское «не судите», и забываемъ апостольское «измите злаго отъ васъ самихъ» (1 Кор. 5,13). Дѣлаемъ ошибку и стыдимся сказать: «я ошибся»; поэтому держимся за нее, длимъ ее, увязаемъ во злѣ и множимъ соблазны.

А воинствующее зло отлично знаетъ нашу подслѣповатость и безпомощность, и развиваетъ искуснѣйшую технику маскировки. Но иногда ему не нужно никакой особой техники: просто назовется иначе и заговоритъ, какъ волкъ въ дѣтской сказкѣ, «тоненькимъ голосочкомъ»: «ваша мать пришла, молочка принесла»... А мы, какъ будто только этого и ждали, — довѣрчивые «козляточки», — сейчасъ «двери настежъ» и на все готовы.

Намъ необходима зоркость къ человѣческой фальши; воспріимчивость къ чужой неискренности; слухъ для лжи; чутье зла; совѣстная впечатлительность. Безъ этого мы будемъ обмануты какъ глупыя птицы, переловлены, какъ кролики и передавлены, какъ мухи на стеклѣ.

Въ насъ до сихъ поръ живетъ ребяческая довѣрчивость: наивное допущеніе, что, если человѣкъ, что-нибудь говоритъ, то онъ и въ самомъ дѣлѣ думаетъ то, что говоритъ; если обѣщаетъ — то желаетъ исполнить обѣщанное; если разсказываетъ о своемъ прошломъ — то не вретъ; если развиваетъ «планы», то самъ относится къ нимъ серьезно; если обвиняетъ другого, то «не станетъ же завѣдомо и злостно клеветать»; если восхваляетъ кого, то не потому, что ему пригрозили, наобѣщали или уже заплатили; если выставляетъ себя «патріотомъ», то никакъ не можетъ принадлежать къ враждебной контръ-развѣдкѣ; если произноситъ священныя слова, то не ради провокаціи; если носитъ какую-нибудь одежду (военную, духовную или иноземную), то и внутренно соотвѣтствуетъ своему наряду; если располагаетъ деньгами, то добылъ ихъ законнымъ и честнымъ путемъ; если обѣщаетъ продовольственныя посылки, то отъ сочувственной доброты и т. д. Мы, какъ маленькія дѣти, судимъ о внутреннемъ по внѣшности: по словамъ, по одеждѣ, по статьямъ въ газетѣ и особенно по обѣщаніямъ, по личнымъ комплиментамъ и по подачкамъ.   

Наверное, Иван Ильин прав — русским (в том числе живущим ныне) действительно свойственна какая-то почти детская наивность, граничащая с глупостью и идиотизмом. Чем, кстати, и нынешний смрадный советский бес, сидящий в кремле, активно пользуется, со всей его камарильей — так что он, вот буквально, как пишет Ильин, как волк из детской сказочки, пытается «тоненьким голоском» вовлечь русских в то зло, которое творит путинский режим сегодня (а это, повторюсь, в сущности, все тот же советский режим). Но в чем причины этой чрезмерной доверчивости русских? Это же тоже очень важный вопрос для всего русского национального самосознания. Почему русские и сегодня так легко и охотно ведутся на любые глупости, которые им пытаются внушить какие-нибудь соловьевы и холмогорки и прочие путинские пропагандоны? Тем самым не только смиряясь перед откровенным воинствующим злом, но нередко — его одобряя или даже соучаствуя в нем? Что это: глупость, малодушие, наше рабское сознание, наше неверие в то, что можно что-то изменить к лучшему? Или какая-то наша нравственная слабость и отсутствие сильного внутреннего индивидуального и национального стрежня? А ведь зло чаще всего и торжествует по причине малодушия и равнодушия окружающих людей. И, не встречая никакого сопротивления, оно становится все более наглым, оно набирается силы — пока, наконец, люди не начинают служить этой силе. Как сегодня многие служат путинскому режиму — наглому, надменному, уповающему на грубую силу и попрание и уничтожение всего, что ему может противостоять. 

И таких вопросов — множество. И все они получают свое наиболее ясное звучание через все тот же вопрос: КАК ТАКОЕ СТАЛО ВОЗМОЖНЫМ? Как стало возможным, чтобы жиды и большевики и прочая поганая нечисть не только захватила власть в России, но и вот уже сто лет убивает, грабит, мучает и издевается над русскими людьми?

И пока мы не ответим на все эти вопросы — мы не сможем очистить русскую землю от всех этих поганых советских бесов. И ни о каком «русском возрождении» нам не стоит даже мечтать. Большевизм и советчина, весь этот страшный опыт Зла — совершенно откровенного Зла, которое здесь торжествует вот уже сто лет — это ключ к пониманию всех наших проблем. В том числе проблем нашей истории и культуры. 

Вот почему для меня — как и для многих других мыслящих русских людей — опыт большевизма и советчины так важен. Вот почему я так много пишу на эту тему. И пытаюсь дать свои ответы на некоторые из этих вопросов.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic