kirill_nav_1

Categories:

Почему большевицко-жидовская "красная армия" — это армия пидоров, уродов и дегенератов? — 7

Да, так вот! Таким образом, вскоре после того, как часть русского генералитета — в заговоре с думскими деятелями — отстранила от власти Государя, их ждал очень неприятный «сюрприз» — «Приказ № 1» Петросовета. С которого, собственно, и начался развал русской армии и всей Российской Империи. При том, что в этом заговоре, конечно, участвовали и революционные партии — в частности, попридержав через своих агентов на железной дороге поставки эшелонов с хлебом в Петроград, что, как известно, и послужило поводом для беспорядков в Петрограде, под предлогом которых заговорщики и выдвинули свой ультиматум Государю Николая Второму о необходимости отречения. А также заблокировав (через прогрессиста Бубликова и большевика Ломоносова) императорский поезд на пути из Ставки в Царское Село и организовав беспорядки рабочих в Петрограде.

Ломоносов Ю.В. — большевичок, член боевой технической группы ЦК РСДРП (то есть, считай, британский агент). В "легальной жизни" — инженер-железнодорожник, который в начале 1917 года какими-то закулисными силами был назначен товарищем (помощником) министра путей сообщений. Сыграл важную роль в том, чтобы, попридержав эшелоны с хлебом в Петроград, организовать в Петрограде февральские беспорядки, а также в том, чтобы не допустить возвращения Государя в Царское Село и заблокировать его поезд под Псковом. После захвата власти большевиками занимал важные должности, а в 1927 году, не будь дураком, стал "невозвращенцем", запросив политическое убежище в Великобритании, где уже  в квакерском интернате Лэйтон Парк (Leighton Park), а потом в Кембридже учился его сын. Умер в Монреале в 1952 году.
Ломоносов Ю.В. — большевичок, член боевой технической группы ЦК РСДРП (то есть, считай, британский агент). В "легальной жизни" — инженер-железнодорожник, который в начале 1917 года какими-то закулисными силами был назначен товарищем (помощником) министра путей сообщений. Сыграл важную роль в том, чтобы, попридержав эшелоны с хлебом в Петроград, организовать в Петрограде февральские беспорядки, а также в том, чтобы не допустить возвращения Государя в Царское Село и заблокировать его поезд под Псковом. После захвата власти большевиками занимал важные должности, а в 1927 году, не будь дураком, стал "невозвращенцем", запросив политическое убежище в Великобритании, где уже в квакерском интернате Лэйтон Парк (Leighton Park), а потом в Кембридже учился его сын. Умер в Монреале в 1952 году.

И после этого пошла уже «совсем другая игра» — игра, которой на всех ее этапах умело дирижировали англичане. 

Еще раз повторю: я вполне пониманию те антимонархические настроения, которые тогда господствовали среди большей части генералитета и офицерства русской армии (как и во всем русском обществе). Это тухлое полуазиатское «московское самодержавие» к тому времени достало уже всех. Причем дело здесь, конечно, не в личности Государя Николая Второго — я считаю, что он был одним из лучших правителей России за всю ее историю, так как ему на протяжении 20 лет удавалось не только лавировать между самыми разными политическими силами (значительная часть которых была настроена враждебна к монархии и к нему лично), но и обеспечить России невиданный рывок в развитии. 

Так что для нас, добрых русских людей, Россия начала 20 века до сих пор остается образцом и мечтой — нет, вовсе не по причине какой-то ностальгии по старым паровозам или лошадиным извозчикам, а потому что это был нормальный русский человеческий мир, причем мир, уже входивший в эпоху модерна. И на фоне всего того ужаса и ада, который нам затем устроили жиды и большевики — и который продолжается до сих пор — эта обычная человеческая нормальность, нормальность русского общества и русской жизни, и сегодня остается для нас во многом образцом. И все это во многом стало заслугой Государя Николая Второго — который и в личном плане был человеком невероятно порядочным и который бесконечно любил Россию.

Да и в целом, надо признать, у нас были очень неплохие цари и императрицы (за редким исключением, вроде укротатарина Ивана Четвертого и совершенно дикого и необузданного поганого московита Петра Первого) — люди здравые, умные и дельные. Да и русская аристократия — включая, конечно, военную аристократию — была очень-очень неплохой. А уж русский народ — это и вовсе самый прекрасный народ в мире, лучше которого нет на земле! Но поганая Москва с этим своим поганым полуазиатским «московским самодержавием» на протяжении веков уродовала всю Россию, создавая неразрешимые политические конфликты между верховной властью, аристократией и народом, и превращая русских людей либо в надменных, спесивых и глупых рабовладельцев, либо в подлых и малодушных рабов, либо в подлецов и изменников. Политический и государственный строй страны — это основы всего ее бытия, и если в России, благодаря поганой Москве и поганым московитам, из века в век воспроизводился все тот же уродливый политический строй «московского самодержавия» — ставшего просто продолжением власти Орды — то это приводило к чудовищным искажениям и уродствам во всех сферах жизни, от жизни политической и социальной, до жизни экономической и культурной. Так что в итоге все становились заложниками этого поганого «московского самодержавия», и дураками оказывались тоже все — и «русское образованное общество», невероятно глупое и близорукое политически, и простой народ — который «московское самодержавие» веками превращало в инфантильных диковатых дурачков. Что в итоге и вылилось в катастрофу 1917 года, когда весь этот гной «московского самодержавия» вылился наружу, и когда русское общество и часть генералитета, пойдя на невиданную подлость, глупость и измену, по сути совершили свое самоубийство. 

Конечно, этот уродливый строй «московского самодержавия» нужно было менять. Отмену крепостного права нужно было провести сразу же после Отечественной войны 1812 года, и тогда же вводить Конституцию (или нечто подобное) и двигаться в сторону конституционной монархии. Но Александр Первый — видимо, помня о судьбе своего отца — так на это и не решился, а Николай Первый — напуганный «восстанием декабристов» и также, видимо, помня об участи своего отца — и вовсе начал «закручивать гайки». Чем наши враги тут же и воспользовались — так что вскоре в Лондоне нарисовался «Герцен», а потом революционные настроения и «революция» стали уже частью всей русской общественной жизни и русской «общественно-политической мысли». И в итоге ненависть к «московскому самодержавию» постепенно переросла в ненависть ко всему вообще государству и к России в целом, так что князь Кропоткин и Бакунин, теоретики анархизма, вполне нормально смотрелись на фоне графа Льва Толстого  — «великого писателя земли русской» и одновременно — проповедника очень схожих взглядов и идей на природу государства, Церкви и «московского самодержавия».    

Но каким бы отвратительным ни было «московское самодержавие» и какую бы ненависть оно ни вызывало в русском обществе и у части русского генералитета — все же устраивать государственный переворот (целью которого как раз и было ликвидировать самодержавие) в феврале 1917 года, надо признать, было полным безумием. Эти генералы совершенно не понимали, что Николай Второй — это не просто какой-то «гражданин Романов», после устранения которого все останется по-прежнему и можно будет «порулить самим». Государь Николай Второй был самодержавным царем — то есть важнейшим, ключевым, центральным элементом всей государственно-политической системы Российской Империи. Так как государственно-политической системой Российской Империи в тот момент и было все то же «московское самодержавие». И это была очень сложная и тонкая система, которая пронизывала собой всю страну миллионами незримых нитий. Эти кретины не понимали, что, отстранив от власти Государя Николая Второго, они выбивают почву и фундамент всей государственно-политической системы огромной Российской Империи. И поэтому вполне естественно, что как только они собственноручно выбили фундамент всей государственно-политической системы страны — здание Российской Империи тут же начало рушиться и складываться как «карточный домик».  

Государь Николай Второй после "отречения". "Ну, что? Помогли вам ваши масоны и жиды, господа генералы?"
Государь Николай Второй после "отречения". "Ну, что? Помогли вам ваши масоны и жиды, господа генералы?"

И с кем? С кем они вошли в этот заговор? Со сраными бриташками! Да еще через масонские структуры! Вот уж нашли «друзей России» и «друзей русской демократии»! Эти ублюдки с британских островов уже с середины 17 века в задницы долбились и поклонялись Бафомету в своих тайных оккультных и сатанинских обществах! Лондон, начиная с 17 века, был главным центром мирового сатанизма. Жиды и сраные бриташки — вот две силы, которые на протяжении веков служили главными орудиями дьявола в истории. «О, сэр Чарльз! Какая у вас прекрасная масонская задница! Она просто светится светом Люцифера!» «О да, сэр Вильям! Анальное отверстие моей британской масонской задницы очень просвещенное и прогрессивное!» И, кстати, вековая лютая ненависть сраных бриташек к России и к русским связана не только с тем, что Россию эти ублюдки с британских островов рассматривали как своего политического противника и геополитического соперника. Ненависть сраных бриташек к России и к русским имеет под собой и чисто религиозные причины — это ненависть сатанистов к христианской православной стране. 

И вот с этими ублюдками и сатанистами с британских островов русские генералы и представители русского общества и решили замутить этот заговор! Во время тяжелейшей мировой войны, на кону которой стояли судьбы не только России, но и всей Европы и всего мира! Так что же им потом было удивляться, что эти ублюдки-сатанисты с британских островов устроили России весь этот дикий ад, отдав Россию на растерзание жидовско-большевицкой нечисти? Если вы, господа генералы, решили обратиться за услугами к дьяволу, тогда не удивляйтесь, что этот дьявол через некоторое время окажется в поганой Москве и усядется в кремле. И что этот дьявол в какой-то момент обязательно придет и за вами. За вами и за вашими детьми. За всем, что вам было дорого и близко.  

Ну, а далее последовала третья «реперная точка» во всей этой истории — переправка Ульянова с толпой жидов из Швейцарии в Петроград для начала массированного разложения русской армии. Детали этой истории в целом сегодня вполне известны, но все же скажу пару слов об этом, чтобы лучше понимать некоторые моменты и обстановку в Петрограде в эти дни.

Советские дегенераты и красная нечисть до сих пор яростно отрицают связь Ульянова и большевиков с немцами, однако они не могут отрицать тот факт, что Ульянова с группой жидов из его партии большевиков (а также, кстати, руководство БУНДа — жидовской коммунистической партии, очень близкой к большевикам, и группу других, наиболее радикальных марксистов, из польской, литовской, латышской партии, плюс группу наиболее радикальных эсэров — всего в количестве около 300 ублюдков тремя поездами) переправили через территорию Германии из Швейцарии к немецкому порту Засниц, оттуда их на пароходе переправили в Швецию, где эту сволочь снова пересадили в поезда, и уже оттуда, через Финляндию, доставили в Петроград. При этом при перевозке этой сволочи через территорию Германию их сопровождала группа немецких офицеров из германского Генерального штаба во главе с капитаном фон Планецем и лейтенантом фон Бурингом, говоривших по-русски. И вечером 3 (16) апреля 1917 года Ульянов со всей этой сволочью прибыли на Финляндский вокзал.

То, что эту сволочь могли переправить во время идущей мировой войны из Швейцарии в Россию через территорию Германии только при разрешении немецких властей и при одобрении германского Генштаба — это вполне очевидно, но также очевидно, что эта операция носила международный характер, когда интересы англичан и немцев впервые полностью совпали. К тому же не будем забывать, что почти так же — специальным рейсом по специальным пропускам — почти одновременно из США в Россию на пароходе переправили Бронштейна «с группой товарищей» (и этот еврейский ублюдок прибыл в Петроград 4(17) мая 1917 года, месяц спустя после прибытия Ульянова). То есть в Россию со всего света совершенно сознательно завезли целые поезда и пароходы, набитые жидами, которые были настоящими бациллами революционного сифилиса и коммунистической чумы (и, видимо, чтобы эти бациллы случайно не вылезли наружу и не разбежались раньше времени, до прибытия в Россию, всю эту жидовскую нечисть везли в специальных опломбированных вагонах — в каждом вагоне оставили только одну не опломбированную дверь, чтобы на всех станциях можно было контролировать эту сволочь).   

Ульянова на Финляндском вокзале встречал меньшевик Чхеидзе (на тот момент  — председатель Петросовета) с группой революционных матросов во главе с мичманом Максимовым, и Ульянов толкнул небольшую речь с бронеавтомобиля, сразу же подтвердив, что он вполне готов оправдать возложенные на него надежды — то есть будет всячески способствовать развалу русской армии и разжиганию гражданской войны в России: «Дорогие товарищи солдаты, матросы и рабочие. Империалистическая война даст начало гражданской войне по всей Европе. Да здравствует мировая социалистическая революция!» — заявил Ульянов. А чуть позже, уже с балкона дома Кшесинской (особняк этой известной балерины большевики самовольно заняли еще раньше, и там до июля 1917 года было их главное гнездо, из которого их удалось вышвырнуть только после провала т.н. «июльского выступления»), а также через большевицкие газеты снова подтвердил, что главная его цель — «перевести мировую войну в гражданскую». 

Почему всю эту сволочь тут же не арестовали на границе с Финляндией? Или сразу же по прибытии в Петроград? И почему Ульянова лично встречал председатель Петросовета Чхеидзе (явно не по своей инициативе — у него за день до этого умер сын)? И кто прислал встречать Ульянова группу революционных матросов во главе с мичманом Максимов? (которые прибыли также явно не по своей воле, и уже на следующий день этот Максимов, узнав обстоятельства прибытия Ульянова в Петроград через Германию, в одной из газет издал свою «резолюцию», открестившись от этого вонючего беса: «Узнав, что товарищ Ленин вернулся в Россию с согласия германского кайзера, выражаем глубокое сожаление по поводу его встречи в Питере. Если бы мы знали, то вместо криков «Ура», мы бы сказали: «Вон отсюда, возвращайтесь в ту страну, через которую Вы к нам ехали!»). Ну, понятно же, что не немцы. Кто-то уже тогда прекрасно понимал, зачем прибыл Ульянов в Петроград, и кто-то уже тогда понимал, что Ульянову с большевиками в этой «революции» отводится особая роль. Поэтому «товарищам» из Петросовета сразу же дали понять, что Ульянов — фигура особая, и эти «товарищи» сделали то, что им приказали.

Ну, а дальше, сидя в особняке Кшесинской со своими «товарищами», Ульянов и большевики, как известно, развернули бурную деятельность по разложению русской армии. Сначала они, конечно, начали работать с Петроградским гарнизоном — и уже к середине-концу июня запасной Пулеметный полк в Петрограде и значительная часть матросов в Кронштадте превратились в главную силу большевиков и анархистов (на этом этапе большевики и анархисты действовали совместно, как две наиболее радикальные и деструктивные силы, опиравшиеся на наиболее разложившихся солдат и матросов — проще говоря, на уголовников и откровенных дезертиров). А вскоре большевицкие агитаторы стали мелькать уже и во фронтовых частях и в солдатских «комитетах», созданных после «Приказа № 1». И уже довольно скоро большевики добились серьезного влияния в армии среди солдатской массы — что не удивительно, так как их агитаторы прямо призывали к расправам над офицерами и неподчинению им, а также к тому, чтобы дезертировать с фронта и бежать домой (что уставшим от войны солдатам, конечно, было по душе).

Большевицкий митинг у особняка Кшесинской. Этот особняк большевицкая сволочь заняла самовольно и незаконно еще в марте 1917 года, и он был главным "штабом" этой сволочи вплоть до июля месяца. Выгнать эту сволочь из особняка удалось только после провалившегося путча большевиков 5 июля. Сам особняк эта сволочь за время своего пребывания в нем, конечно, засрала до ужаса.
Большевицкий митинг у особняка Кшесинской. Этот особняк большевицкая сволочь заняла самовольно и незаконно еще в марте 1917 года, и он был главным "штабом" этой сволочи вплоть до июля месяца. Выгнать эту сволочь из особняка удалось только после провалившегося путча большевиков 5 июля. Сам особняк эта сволочь за время своего пребывания в нем, конечно, засрала до ужаса.

И, естественно, на всю эту бурную деятельность Ульянову и большевикам требовались деньги, и деньги очень приличные. На издание своих агитационных материалов, на то, чтобы нанимать агитаторов, переправлять их на фронт или вербовать среди солдат, на то, чтобы подкупать служащих железной дороги и всех тех, кто мог воспрепятствовать этой их деятельности, на контрабанду оружия, на съем конспиративных квартир и на много чего еще. Большевиков англичане до этого деньгами не особенно баловали, и им приходилось добывать деньги самим — через ограбление банков, через пожертвования от «сочувствующих буржуев» (вроде Саввы Морозова, которого большевики — когда тот отказался дальше жертвовать им деньги и решил «выйти из игры» — в итоге грохнули). Конечно, многие эти пожертвования большевикам от «сочувствующих буржуев» также совершались по «настоятельным просьбам и рекомендациям» англичан, но сами англичане, по понятным причинам, напрямую большевиков финансировать опасались.

И тут вдруг большевики развернули такую бурную деятельность — включая массированную «пораженческую» пропаганду на всех фронтах, во всех частях. Откуда бабло? Да понятно, откуда — от тех же немцев. И вот таким образом англичане не только смогли руками немцев организовать переправку всей этой большевицко-жидовской сволочи в Петроград, но и найти для них в лице немцев очень щедрого спонсора, который был отчаянно заинтересован в успехе Ульянова и большевиков в их деятельности по разложению русской армии. И при этом главные хозяева Ульянова и большевиков — сами англичане — по-прежнему оставались в тени. И дергали за ниточки свою агентуру в Петросовете, во Временном правительстве и среди генералитета преимущественно по масонским каналам — причем, учитывая, что русские масонские ложи были частью французского масонства, и здесь действуя не напрямую, а через французов.        

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic