kirill_nav_1

Category:

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм. — 77

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34), (35), (36), (37), (38), (39).

Уточнение метафизики из современной физики: (40), (41), (42), (43), (44), (45), (46), (47), (48).

Путь к синтезу философии Аристотеля и Канта: (49), (50), (51), (52), (53), (54), (55), (56), (57), (58), (59), (60), (61), (62), (62), (63), (64), (65), (66), (67), (68), (69), (70), (71), (72), (73), (74), (75), (76),

Таким образом, в основе «странностей» и «парадоксов» квантовой механики лежит некий «парадокс времени» в том, как квантовые системы существуют объективно, в М-времени, и как они существуют для нас, в нашем Л-времени, когда мы их наблюдаем или измеряем через взаимодействие с квантовыми системами. То есть, в сущности, лежит тот же «эффект времени», который мы рассмотрели ранее, только, так сказать, обратного свойства, когда в любом нашем «теперь» нашего Л-времени мы имеем дело с квантовыми системами, уже находящимися объективно (в М-времени) в некотором удалении в будущем от этого нашего локального «теперь».  

Чтобы все это стало более понятным, можно привести две схемы. На схеме ниже показан тот «эффект времени», который мы рассмотрели на примере со вспышкой звезды или наблюдением Солнца — когда в нашем локальном «теперь» мы наблюдаем прошлые события. То есть не то, какова звезда или Солнце в данный момент нашего «теперь», а какими они были в каком-то удаленном от нашего «теперь» прошлом. 

Эффект наблюдения прошлого события в макромире.
Эффект наблюдения прошлого события в макромире.

На этой схеме изображены две горизонтальные линии М-времени — линия Земли (с наблюдателем на ней) и линия звезды, которая удалена от Земли на 200 тыс. световых лет. В какой-то момент времени t1 на звезде происходит вспышка света, и пучок света движется в сторону Земли. Через 200 тыс. лет этот пучок света достигает Земли, и наблюдатель в некий момент времени t2, которое есть его локальное «теперь», наблюдает событие, которое «на самом деле» (то есть в М-времени) произошло 200 тыс. лет назад. При этом М-время, конечно, одно и то же и для Земли, и для звезды, и для света.

Ниже изображена схема, на которой показано, как возникает схожий, но обратный по смыслу «эффект времени» в микромире — когда квантовые системы в любой момент времени нашего локального «теперь» уже находятся в некотором будущем.  

Эффект измерения будущего состояния квантовой системы в микромире.
Эффект измерения будущего состояния квантовой системы в микромире.

На этой схеме также изображены две горизонтальные линии М-времени, верхняя из которых изображает М-время для наблюдателя, а нижняя — М-время для квантовой системы. В какой-то момент времени t1 мы производим наблюдение или измерение квантовой системы через взаимодействие с ней. Однако, поскольку скорость любого взаимодействия в пространстве ограничена скоростью света, а в локальной физической системе (в данном случае — в системе наблюдателя) М-время определяется как Л-время этой системы через ее взаимодействие с другими физическим системами (то есть в данном случае определяется через взаимодействие с измеряемой квантовой системой), «на самом деле» мы наблюдаем или измеряем квантовую систему, которая уже несколько «удалена» от нас в будущем от нашего локального «теперь». И поэтому определить состояние системы в момент времени t1 однозначно мы не можем — то есть при любом измерении квантовой системы возникает неопределенность. 

И, собственно, именно этот «эффект времени», возникающий при любом нашем измерении или наблюдении квантовой системы, утверждаем мы, и лежит в основе всех «странностей» и «парадоксов» квантовой механики. И связан этот «эффект времени», в сущности, с тем, что локальное время всегда задается и определяется только через взаимодействие. И поэтому момент локального времени «теперь», в который мы производим измерение или наблюдение квантовой системы, уже определяется через взаимодействие с квантовой системой, и, следовательно, отчасти задается и квантовой системой. Любое «теперь» локального времени существует только как со-бытие, то есть существует через взаимодействие. Нам кажется, что это «теперь» существует объективно, независимо от других физических систем. Но объективно существует только М-время, а «теперь» Л-времени определяется только через взаимодействие. И поэтому это «теперь» зависит от взаимодействия физических систем — в данном случае от нашего взаимодействия с квантовой системой.

В частности, именно отсюда возникают многие «нелокальные» явления квантовой механики. Скажем, мы не можем точно определить, в каком точном локальном месте находится электрон в атоме, так как в любой момент времени нашего локального «теперь» он уже находится в другом месте. Положение электрона для любого нашего «теперь» просто не имеет физического смысла. И поэтому задать и описать положение электрона в атоме мы можем только через вероятностные величины.

То есть вероятностный (и статистический) характер законов квантовой механики, как и «нелокальность» квантовых объектов, очевидно, связан все с тем же обстоятельством — что «на самом деле» через волновую функцию и другие уравнения квантовой механики мы описываем не текущее состояние квантовой системы в какой-либо момент времени нашего локального «теперь», а ее будущее состояние. И поскольку, чтобы определить состояние физической системы, необходимо ее состояние как-то «локализовать» в Л-времени и Л-пространстве — а сделать это можно только через взаимодействие — возникает «парадокс времени», когда мы состояние квантовой системы в некотором будущем описываем через наше локальное время, время нашего «теперь». Хотя это наше локальное «теперь» никогда не есть «теперь» квантовой системы. И поэтому описание состояния квантовой системы всегда носит вероятностный характер. 

При этом важно подчеркнуть, что все это вовсе не означает, что квантовые объекты «не существуют объективно», и что они не являются «объективной реальностью». Нет, все это чушь, конечно, и квантовые объекты прекрасно себе существуют и без нашего наблюдения и измерения. Просто соотношение между объективной реальностью — как вещи есть сами-по-себе — и эмпирической реальностью — как они существуют для нас — в квантовом мире носит более сложный характер, чем в макромире. В макромире наши наблюдения и измерения определяются прошлыми состояниями физической системы, которые — как прошлое — уже вполне определенны. А в квантовом мире, поскольку мы прошлое и текущее состояние квантовой системы наблюдать и измерить не можем, состояние квантовой системы задается и определяется отчасти уже в результате самого наблюдения или измерения. То есть здесь уже не объективное бытие физической системы является «причиной» того, как мы наблюдаем эту систему, а само наблюдение уже отчасти задает объективную реальность.

И вот далее мы и рассмотрим все эти моменты квантовой механики более подробно, — как философские, так уже и чисто физико-математические. Но после некоторой паузы. Пока же нам важно понимать, в чем состоит особенность квантовых систем и чем они принципиально отличаются от физических систем макромира. И откуда возникают все эти «странности» и «парадоксы» квантовой механики.         

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic