kirill_nav_1

Categories:

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм. — 73

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34), (35), (36), (37), (38), (39).

Уточнение метафизики из современной физики: (40), (41), (42), (43), (44), (45), (46), (47), (48).

Путь к синтезу философии Аристотеля и Канта: (49), (50), (51), (52), (53), (54), (55), (56), (57), (58), (59), (60), (61), (62), (62), (63), (64), (65), (66), (67), (68), (69), (70), (71), (72),

Таким образом, в квантовой механике слишком многое — как в ее теоретических построениях, так и в экспериментальных данных (а теоретические предсказания квантовой механики на удивление очень хорошо согласуются с экспериментальными данными) — говорит нам о том, что вероятностная волновая функция и сама «вероятность» существуют уже совсем иначе, чем в макромире. То есть что «вероятность» уже не есть просто некое чисто формально-математическое статистическое описание квантовых процессов, и не есть просто нечто мыслимое, а что «вероятность» в квантовом мире уже каким-то образом присутствует в физической реальности, является частью физической реальности, определяя и задавая все процессы в мире квантовых микрообъектов.

И вся проблема — конечно, в пространстве и времени. Прежде всего — во времени. Современная физика, утверждаем мы, не учитывает какие-то важнейшие аспекты времени и пространства, и именно поэтому квантовая механика для физиков представляется чем-то «парадоксальным», а когда физики все же пытаются дать какое-то понимание и объяснение всем этим «парадоксам», исходя уже из каких-то более общих философских представлений, физики начинают нести такую чушь, что порой их «интерпретации» квантовой механики напоминают бред сумасшедших.  

Мы выдвинули предположение, что квантовая система — которая «сама по себе», объективно, вне взаимодействий с другими физическими системами, существует как некое «вращение» в М-времени — при взаимодействии с другими физическими системами получает некую «проекцию». И что, соответственно, описание квантового объекта через суперпозицию его вероятностных состояний при его взаимодействии с другой физической системой следует понимать как первую «проекцию» этого квантового объекта на локальное пространство и время, первое его «определение» — и в этой своей «проекции» квантовый объект уже существует как «волны вероятности», которые уже есть некая физическая реальность. А измерение квантового объекта в какой-либо локальной неподвижной системе отсчета, когда мы фиксируем квантовый объект как частицу, есть уже вторая его «проекция», второе его «определение», когда мы уже полностью доопределяем квантовый объект относительно нашей локальной системы отсчета. 

А значит, при первом определении квантового объекта — когда он еще существует для нас только как «волны вероятности» нескольких состояний суперпозиции — квантовый объект «что-то делает со временем». Физическая реальность этих «волн вероятности», исходя из сказанного ранее, может быть только чем-то, что связано со временем, и именно изменение времени и придает этой квантовой вероятности характер уже физической реальности. И при этом, очевидно, это «изменение времени» квантовым объектом носит частично нелокальный характер — а, следовательно, это «изменение времени» уже не есть просто изменение только локального времени (как, например, при «замедлении времени» вблизи гравитирующего тела), а есть нечто более сложное.  

Что? Вот что нам нужно понять — что квантовые объекты «делают со временем», и как и почему они это делают. И здесь снова для начала будет полезным обратиться к какому-то простому примеру. Я уже приводил этот пример, когда рассматривал проблематику аристотелевского «потенциального» и «актуального бытия» в соотнесении с представлениями физики о «потенциальной» и «актуальной энергии», но сейчас этот пример снова нам будет очень полезен — и уже для лучшего понимания проблематики времени в физике и в квантовой механике.

Допустим, на какой-то далекой от нашей Земли звезде — ну, скажем, удаленной от нас на 200 тыс. световых лет (это не так много) — произошла вспышка, которую наблюдает астроном на Земле через свой телескоп. В локальном времени — то есть во времени, связанном с локальным временем Земли — астроном наблюдает эту вспышку в какое-то текущее «мгновение времени» локального времени. Но что он наблюдает? Он наблюдает событие, которое «в действительности» произошло 200 тыс. лет назад. В самом деле, ведь сначала эта вспышка должна была произойти на самой звезде, удаленной от нас на огромное расстояние, потом свет от этой вспышки шел до Земли 200 тыс. лет, и вот только сейчас счастливый астроном видит эту вспышку через свой телескоп — то есть фиксирует с помощью телескопа пучок света от этой звезды сначала в своем глазу, а потом в своем мозге.

Иначе говоря, астроном в данное мгновение на Земле видит прошлое событие, событие, которое произошло 200 тыс. лет назад. Но для самого астронома это прошлое событие существует и наблюдается сейчас, в текущее мгновение его времени, времени на Земле. Никак иначе наблюдать это событие и узнать о нем астроном не может — только посредством света, который от вспышки звезды дошел за 200 тыс. земных лет до Земли. И, таким образом, пространственная удаленность — то есть удаленность этой звезды от Земли в пространстве — превращается во временную удаленность. То есть событие — вспышка звезды — оказывается от наблюдателя с Земли удаленной во времени на 200 тыс. земных лет.

И обычно физики все это так и понимают и трактуют: вот есть некое единое пространство, где-то далеко от нас произошло какое-то событие, и — поскольку максимальная скорость передачи информации не может превышать скорость света — мы узнаем об этом событии спустя некоторое (или даже очень большое) время, пока свет, так сказать, преодолевал толщи пространства. 

Но мы можем посмотреть на все это и иначе. И можем сказать, что удаленность этих двух событий — вспышки звезды и наблюдения этой вспышки на Земле — сначала обусловлена их удаленностью во времени, а пространственная удаленность звезды от Земли является лишь следствием их временной удаленности. То есть мы можем сказать, что звезда, прежде всего, удалена от нас во времени, а ее удаленность от нас в пространстве лишь определяет эту удаленность во времени через пространственную удаленность. 

Формально здесь вроде бы мало что меняется, а по существу меняется очень многое. Что именно? Меняется то, что мы теперь не время определяем через пространство, а пространство определяем через время. И делаем мы это с помощью света. И теперь любая «пространственная удаленность» есть лишь определение удаленности во времени, то есть определение удаленности двух событий или двух физических систем во времени. Соответственно, и представление о «расстоянии в пространстве» теперь уже можно определить через время: расстояние не есть нечто существующее само по себе, а есть лишь время, которое нам необходимо для преодоления этого расстояния. Причем здесь расстояние уже может иметь вполне объективное свое определение — через свет и скорость света, то есть расстояние как объективную величину мы теперь можем определить через время, которое необходимо свету для преодоления этого расстояния.

И тогда уже вообще всю физическую реальность мы сможем определять через время. В примере со звездой расстояние от Земли до звезды очень большое, и определить его через свет мы можем в 200 тыс. земных лет. Но мы можем взять уже и какие-то более близкие вещи — и также определить их через время. Например, если мы наблюдаем одновременно дерево, а через крону этого дерева видим заходящее Солнце, то для нас дерево и Солнце существуют одновременно, как часть одной картинки, одной реальности в нашем локальном времени. Однако Солнце также удалено от нас и от Земли — пусть и не на такое большое расстояние, как другие звезды, и свет от Солнца до Земли идет около 8 минут 20 секунд.

А следовательно, когда мы видим дерево и заходящее Солнце в кроне этого дерева, мы в действительности видим события, которые во времени удалены друг от друга — ведь мы видим Солнце не таким, каково оно есть в данный момент времени, когда мы видим дерево, а видим Солнце, каким оно было 8 минут и 20 секунд назад, то есть уже в прошлом. Поэтому крона дерева и Солнце — хотя они оба существуют для нас одновременно в нашем локальном времени — в действительности есть картинка из разного времени, «сложенная» из настоящего и прошлого. Иначе говоря, мы наблюдаем одновременно и настоящее, и прошлое, и это прошлое (прошлое Солнца, каким оно было 8 минут 20 секунд назад) для нас присутствует сейчас, в данный момент, наравне с настоящим.

А теперь попробуем этот взгляд — когда прошлое в каком-то одном времени в другом времени (в нашем времени) существует для нас как настоящее «теперь», «встраиваясь» в единую картинку нашего настоящего и «присутствуя» в этой картине как наше настоящее «теперь» — применить не в отношении прошлого и настоящего, а в отношении настоящего и будущего. Что нам мешает? Да ничего не мешает! В самом деле, ведь если прошлое может присутствовать для нас как наше настоящее «теперь», то почему бы и настоящему в каком-то одном времени уже не присутствовать как будущее в каком-то другом времени.

Скажем, попробуем взглянуть на пример со вспышкой на звезде не с позиции наблюдателя на Земле, а с «позиции звезды». В какой-то момент времени — времени этой звезды — произошла вспышка, в результате которой звезда выпустила в разные стороны пучки света. И один из этих пучков — в сторону Земли. Что это означает? Это означает, что через некоторое время — через 200 тыс. земных лет (хотя мы можем задать это время и через время звезды) — этот пучок света с необходимостью достигнет Земли. То есть звезда «здесь» уже задала будущее «там», на Земле. Это будущее — которое есть только будущее для Земли — для звезды уже существует, оно уже произошло во времени звезды. И теперь это настоящее звезды лишь должно осуществиться в будущем для Земли — то есть через 200 тыс. световых лет стать для Земли настоящим.

Конечно, далеко не факт, что эта вспышка звезды через 200 тыс. световых лет будет зафиксирована астрономом на Земле. Это уже событие случайное. Для этого человечеству еще предстоит за 200 тыс. лет развиться до цивилизованного образа жизни, изобрести математику и астрономию, какой-то один астроном должен направить свой телескоп в сторону звезды, и при этом не проспать и не пропустить тот момент, когда пучок света от звезды достигнет Земли. То есть вполне возможно, что астроном и человечество в целом эту вспышку звезды не зафиксируют, и для них существование звезды с ее вспышкой останется неизвестным. Однако сам свет от звезды все же Земли достигнет, и это никак не зависит от того, будет ли какой-либо астроном или другие люди наблюдать и фиксировать этот пучок света от звезды.

Так вот, можно предположить, что в основе всех «странностей» и «парадоксов» квантовой механики лежит нечто подобное — то есть что настоящее (или даже прошлое) в каком-то одном времени уже присутствует как будущее в каком-то другом времени. То есть предположить, что то, что для нас, в нашем времени, существует еще только как «будущее» — и что поэтому мы определяем через категории «возможности» и «вероятности» — «в действительности», в каком-то другом времени, уже существует, и существует как «настоящее». А все «странности» и «парадоксы» квантовой механики возникают только по той причине, что нам очень сложно представить — и, тем более, описать формально-математически — что будущее уже присутствует сейчас, и при этом присутствует как физическая реальность, которая для нас «сливается» в одно настоящее, в некую одну физическую реальность нашего «теперь». 

Но ничего особенно сложного в этом нет — и я привел примеры, которые показывают, что события, существующие для нас в нашем времени, в картинке нашего настоящего, в действительности могут включать события разного времени. Причем не только прошлого, но и будущего. И все это нисколько не противоречит представлениям современной физики. И если физики здесь до сих пор страшно тупят или придумывают какие-то безумные «интерпретации» квантовой механики, то делают они это только потому, что, во-первых, в силу своей философской безграмотности они не могут правильно поставить некоторые философские вопросы (и тем более дать на них ответ), а во-вторых, потому, что физики отвергли представление об «абсолютном» времени (М-времени).

Однако это представление об М-времени, хотя и негласно и «полуподпольно», конечно, все же присутствует в физике. И не только в СТО и ОТО. Ведь само представление, что одно событие может быть удалено от другого из-за ограниченности скорости света, все же предполагает, что, помимо локального времени, то есть времени локальной системы отсчета, существует еще и «объективное время», — так что «одновременные» события в этом М-времени в Л-времени (времени локальных систем отсчета) уже одновременными не будут.

В самом деле, даже если опять-таки взять мой простейший пример со вспышкой звезды. Что мы подразумеваем, когда говорим, что свет от этой звезды шел до Земли 200 тыс. земных лет, и что, соответственно, эта вспышка произошла 200 тыс. лет назад? Очевидно, это означает, что эта вспышка произошла в какой-то «одновременности» с существованием Земли, и что это мгновение вспышки в каком-то времени произошло относительно настоящего на Земле 200 тыс. лет назад. Но что это за время? В каком времени мы определяем момент этой вспышки? Очевидно, в каком-то времени, которое является единым и общим и для Земли, и для звезды. То есть именно в М-времени. И без этого представления об М-времени мы вообще ничего определить не сможем. 

И все, что нам нужно сделать для объяснения «странностей» и «парадоксов» квантовой механики — это, во-первых, вывести представление об М-времени из того «подполья», в которое его загнал кретин Эйнштейн со своей шайкой, а во-вторых, понять, что это представление вполне может быть распространено и на будущее. То есть допустить, что не только прошлое в М-времени может локально, в локальном времени (Л-времени), присутствовать и существовать как настоящее в этом Л-времени (как в примере выше прошлое Солнца присутствует для нас «теперь» в нашем локальном времени), но что и настоящее в М-времени может локально присутствовать как будущее в локальном времени. То есть допустить, что то, что в М-времени уже существует как настоящее, для локальной системы, в ее Л-времени, может существовать еще только как ее будущее. И поэтому в квантовой механике «вероятность» и «волны вероятности» для локальной системы отсчета, с ее Л-временем, уже могут присутствовать как некая физическая реальность — пусть до конца и не определенная, то есть присутствовать именно как «вероятность». 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic