kirill_nav_1

Categories:

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм. — 69

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34), (35), (36), (37), (38), (39).

Уточнение метафизики из современной физики: (40), (41), (42), (43), (44), (45), (46), (47), (48).

Путь к синтезу философии Аристотеля и Канта: (49), (50), (51), (52), (53), (54), (55), (56), (57), (58), (59), (60), (61), (62), (62), (63), (64), (65), (66), (67), (68),

Таким образом, исходя из представления о существовании М-времени, «чистое состояние» квантовой системы мы можем определить как «вращение» этой квантовой системы в М-времени. Конечно, мы можем сказать, что квантовая система «вращается в М-времени», или даже что «М-время вращает» квантовую систему. Но правильней всего и точнее — и с философской точки зрения, и с точки зрения физики — определить это «чистое состояние» квантовой системы так, как я это сделал ниже. 

То есть правильней всего говорить о том, что — поскольку квантовая система существует объективно, как некое объективное бытие — для своего существования в этом мире ей, в первую очередь, нужно как-то задать М-время для себя, уже как свое собственное время, как «внутреннее время». То есть определиться в своем отношении ко времени — так как это является необходимым условием для существования любой физической системы в нашем мире. И квантовая система задает М-время для себя через вращение в М-времени. И это и есть ее объективное состояние («чистое состояние»), вне относительности к каким-либо другим физическим системам и вне измерений.

Конечно, такое представление отчасти уже выходит за пределы представлений современной физики. К сожалению, в физике — усилиями кретина Эйнштейна (и стоявших за его спиной англичан) — в какой-то момент был принят взгляд, что пространство и время составляют некий единый и неразделимый четырехмерный пространственно-временной континуум, свойства которого всегда относительны и зависят от распределения массы в пространстве. Мы же утверждаем, что, во-первых, время вполне можно и нужно рассматривать отдельно от пространства. И при этом время онтологически предшествует пространству, так как оно «ближе к бытию» — в том смысле, что единство нашего материального мира задается из бытия сначала через время, и только потом — через пространство, а единство самого Мирового пространства обусловлено единством временем. Пространство скорее как раз обуславливает возможность существования множества локальных физических систем, то есть связывает многое в единое. Но единство самого пространства обуславливается единством времени. И именно поэтому многие явления в квантовой механике носят нелокальный характер.

А во-вторых, всегда следует различать единое мировое время (М-время) и локальное время (Л-время). При этом «свойства» М-времени не зависят от свойств локального пространства, и они всегда и везде одни и те же. Различается уже только Л-время — как способ определения и задания М-времени в локальных системах в локальных областях пространства. Но само М-время — одно и то же, и именно эта его неизменность и нелокальность позволяет этому М-времени выступать главным Великим Синхронизатором всех физических систем и всех физических процессов, связывая их все в единый упорядоченный физический мир. 

«Чистое состояние» квантовой системы поэтому есть ее состояние в М-времени, и это состояние и есть то, что мы можем назвать ее «объективным состоянием». Квантовые системы существуют и объективно, вне и независимо от наших измерений, а значит, они должны быть чем-то объективным и вне измерений — то есть иметь какое-то «объективное состояние». B квантовой механике, как известно, это «чистое состояние» квантовой системы формально-математически описывается двумя способами — через волновую функцию Шредингера и через представление Гейзенберга, как «вектор состояния» в гильбертовом векторном пространстве. Но волновая функция — она волновая, а значит, в своем «чистом состоянии» квантовая система находится в каком-то колебательном процессе, то есть во вращении. Что же касается представления Гейзенберга, то пока мы ограничимся констатацией, что — поскольку это представление математически эквивалентно представлению Шредингера через волновую функцию — «вектор состояния» математически также описывает вращение квантовой системы. Почему это так — это мы подробнее рассмотрим далее, когда перейдем к рассмотрению того, как физики описывают квантовые системы математически, и что означают все эти их математические представления, пока же мы просто констатируем, что «чистое состояние» — если верить квантовой механике и правильно ее интерпретировать в рамках наших представлений о времени — есть некое вращение в М-времени. 

И следующий шаг, который нам необходимо сделать, чтобы дать квантовой механике какое-то внятное объяснение и понимание — это попытаться понять, что означает дуалистическая, корпускулярно-волновая, природа квантовых объектов. В сущности, ведь когда-то квантовая механика с этого и начиналась — с того, что физики поняли, что не только фотоны проявляют себя то как частица, то как волна, а что это является особенностью всех квантовых микросистем. А когда де Бройль математически сопоставил корпускулярные свойства частиц с их волновыми свойствами — в т.н. «волнах де Бройля» — этот факт дуализма квантовых систем получил уже и какое-то теоретическое обоснование. 

Однако что все это означает — физики до сих пор толком объяснить не могут. Конечно, эта осторожность физиков по-своему похвальна и оправданна, так как когда физики пытаются выйти за пределы, собственно, физики и дать какое-то более внятное понимание тому, что они описывают, уже в рамках каких-то философских представлений — как показывает опыт различных интерпретаций физиками квантовой механики, ни к чему хорошему это не приводит, и физики начинают нести такую чушь, что «мама не горюй». То у них вообще всякая объективная реальность куда-то пропадает, то она расщепляется на множество миров, то они какие-то «скрытые переменные» ищут — дурдом настоящий. 

Но нас такая ситуация, конечно, не устраивает — в том числе что касается корпускулярно-волновой природы квантовых систем. Все это должно найти какое-то свое вполне внятное объяснение, которое должно быть вполне приемлемым для нашего разума. И вот такое — пока самое общее объяснение — мы и попытаемся дать этому «дуализму» природы квантовых систем, исходя из нашего представления о существовании М-времени.   

И здесь опять-таки сначала лучше обратиться к какому-то примеру — достаточно простому и наглядному, но который в то же время может дать нам понимание более сложной природы квантовых систем. И в данном случае мы возьмем в качестве примера обычное колесо — например, от велосипеда. Да-да, обычное колесо! Является ли колесо «частицей»? О нет! Очевидно, это более сложная физическая система, которую никак нельзя представлять в качестве «частицы». А «волной»? Чего? С ума сошли? Где колесо — а где волны.

А теперь допустим, что колесо катится по поверхности земли, то есть по горизонтальной плоскости. В любой момент времени «для земли» это ее взаимодействие с колесом будет представляться обычной точкой — там, где колесо касается земли (ну или как небольшой отрезок, если колесо имеет ширину). И движение колеса, «с точки зрения земли», будет представлять собой движение этой точки по какой-либо траектории. «Что там сверху» — то есть что именно вызывает давление на землю в этих точках траектории движения колеса, этого земля «не видит». Она просто воспринимает, что в какой-то ее точке на нее оказывается давление, и эта «точка давления» движется по ней сверху по какой-то траектории — так что в результате движения колеса на земле может даже остаться след от этого колеса, в форме непрерывной линии.

Но по поверхности земли, однако, движется не точка, а колесо. И движется оно за счет своего вращения. И если мы возьмем какую-то точку на окружности колеса  — например, ниппель — и рассмотрим движение этой точки уже в вертикальной плоскости, то эта точка будет циклически описывать «холмы» — как показано на рисунке ниже.

Движение точки на поверхности колеса в вертикальной плоскости при его качении по поверхности земли.
Движение точки на поверхности колеса в вертикальной плоскости при его качении по поверхности земли.

Здесь уже вращение колеса вполне присутствует — и, естественно, как некий циклический процесс. При этом центр колеса, как нетрудно понять, также движется по прямой траектории — как и точка соприкосновения колеса с землей, но уже в вертикальной плоскости. А вот если мы возьмем какую-либо точку между центром колеса и его внешней окружностью, соприкасающейся с землей — то тогда траектория движения этой точки в вертикальной плоскости уже будет напоминать нам нечто вроде «волны» (см. рисунок ниже).

Траектория точек А' и А'0 — лежащих между центром колеса О и точками на внешней окружности колеса. При движении колеса эти точки описывают в вертикальной плоскости "волновую траекторию".
Траектория точек А' и А'0 — лежащих между центром колеса О и точками на внешней окружности колеса. При движении колеса эти точки описывают в вертикальной плоскости "волновую траекторию".

«Ну, и вот». Вот вам и «волновая функция». Которая, естественно, связана с вращением колеса. Таким образом, в зависимости от того, в какой плоскости мы рассматриваем движение какой-либо точки колеса, это движение может представлять собой либо движение точки по горизонтальной поверхности земли, либо движение над землей в вертикальной плоскости — как по прямой (центра колеса), так и по «волновой траектории» (точки между центром и внешней окружностью колеса). И, таким образом, одно и то же движение одного и того же колеса может представлять из себя и движение точки по горизонтальной поверхности земли в виде обычной траектории, и движение по некоей непрерывной волнообразной периодической кривой линии в вертикальной плоскости. 

От чего все это зависит? Очевидно, только от того, в какой плоскости мы рассматриваем движение колеса — в горизонтальной или вертикальной. Иначе говоря, это зависит от того, в какой проекции — в горизонтальной плоскости или в вертикальной — мы рассматриваем это движение колеса.

Так вот, можно предположить — пока скорее в качестве гипотезы — что квантовые системы проявляют свои «корпускулярные» и «волновые» свойства в зависимости от того, в какой «проекции» мы определяем движение квантовой системы. И разница здесь с примером с колесом состоит лишь в том (конечно, не только в этом, но сейчас нам важен именно этот момент), что — если колесо «для земли», при своем взаимодействии с горизонтальной плоскостью земли, существует как «точка давления», движущуюся по определенной траектории — то квантовая система в подобной «проекции» в трехмерном пространстве существует как трехмерная «частица», как очень-очень маленький «шарик», который может быть локализован в трехмерном пространстве и имеет свою определенную траекторию. А в другой «проекции» — там, где движение точек колеса в вертикальной плоскости описывает «волновую траекторию» — квантовый объект существует как «объемная» (трехмерная) волна. 

То есть квантовые системы, очевидно, «сами по себе», объективно, не являются ни «частицами», ни «волнами» — это гораздо более сложные физические объекты. И «частицами» или «волнами» они становятся только при их измерении или при их взаимодействии с другими физическими системами, как некая «проекция» на плоскость локального пространства-времени — оставаясь при этом чем-то более сложным. То есть регистрация квантовых систем в качестве «частицы» или «волны» уже есть результат нашего измерения, «проецирования» квантового объекта на наше локальное пространство-время. 

Конечно, в этой «проекции» отображаются и какие-то объективные свойства квантовой системы, но сам процесс «проецирования» уже задается и нами — то есть это уже и мы отчасти, задавая условия регистрации и измерения квантовых систем, тем самым задаем и то, как, в каком виде, предстанет перед нами квантовый объект. И это происходит уже в результате взаимодействия с квантовой системой — как и движение колеса по поверхности земли в качестве «точки давления», движущейся по «линейной траектории», есть результат взаимодействия колеса с поверхностью земли, и вне этого взаимодействия — например, если колесо подпрыгнет в воздухе — определить и локализовать положение колеса на горизонтальной плоскости как «точки давления» будет уже невозможно.     

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic