kirill_nav_1

Categories:

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм. — 65

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34), (35), (36), (37), (38), (39).

Уточнение метафизики из современной физики: (40), (41), (42), (43), (44), (45), (46), (47), (48).

Путь к синтезу философии Аристотеля и Канта: (49), (50), (51), (52), (53), (54), (55), (56), (57), (58), (59), (60), (61), (62), (62), (63), (64),

Таким образом, рассмотрев некоторые аспекты квантовой механики, мы пришли к выводу, что ключевая проблема квантовой механики — это время. И поэтому для правильного понимания «странностей» и «парадоксов» квантовой механики нам нужно снова вернуться к концепции Ньютона об абсолютном времени (и пространстве) и об относительном времени (и пространстве). Без этого мы не поймем НИЧЕГО. И поэтому далее мы более внимательно рассмотрим, что есть М-время и Л-время, как они соотнесены между собой, затем мы рассмотрим, что это означает в применении к квантовым системам, после чего мы уже сможем дать объяснение для ключевых проблем квантовой механики — как с философской точки зрения, так и с точки зрения физики, в рамках математического формализма описания квантовых систем и квантовых явлений.  

Как Ньютон определял абсолютное и относительное время, это мы рассмотрели ранее (как и его взгляды на абсолютное и относительное пространство), и при этом мы отмечали, что если взгляды Ньютона на М-пространство и Л-пространство в целом ошибочны, то его концепция М-времени и Л-времени в целом вполне правильная. Напомню определение Ньютона М-времени и Л-времени:

Абсолютное, истинное и математическое время само по себе и из своей собственной природы течет равномерно, безотносительно к чему-либо внешнему, и по другому имени называется длительностью. Относительное, кажущееся и обыденное время - это некоторая разумная и внешняя (точная или неравномерная) мера продолжительности истинного (математического) времени, постигаемая с помощью чувств и посредством движения, которая в обыденной жизни используется вместо истинного времени, как-то: час, день, месяц, год.

Что здесь важно? Важно, что М-время — как время «онтологическое» и «объективное» («абсолютное» в терминологии Ньютона) — существует для любой физической системы. Если некая физическая система существует — то она существует в М-времени. И при этом М-время — одно и то же для всех физических систем в любой области пространства, и оно всегда «течет» одинаково, с одинаковой «скоростью». И самым наглядным эмпирическим обнаружением того, что есть М-время и с какой скоростью оно «течет», конечно, является скорость света. Скорость света — это и есть «скорость течения» М-времени. Быстрее время «течь» не может. Медленней — может, а быстрее — нет. И поэтому скорость света является предельной скоростью любого взаимодействия, и при этом она не зависит от выбора локальной системы отсчета.

НО. Но здесь очень важно также понимать, что М-время непосредственным образом обнаружено, задано и определено быть не может. Это явно следует из определения Ньютона — М-время он определяет как «чистую длительность», которая течет равномерно и безотносительно к чему-либо. А если М-время течет безотносительно к чему-либо — то задать и определить его, из него самого, мы не можем. Для того, чтобы определить и задать время — нам, во-первых, нужна точка отсчета, а во-вторых, то, относительно чего можно будет определить это время как изменение и движение. 

Иначе говоря, для обнаружения М-времени оно должно себя обнаружить в локальных физических системах, через соизмерение локального времени (Л-времени) в одной системе отсчета с локальным временем — в другой. Чтобы задать какую-то величину — нам нужна единица измерения этой величины, некий образец, или нужны две такие величины, существующие в разных физических системах. То есть обнаружить и задать М-время мы можем только через локальные физические системы, и при этом время в этих системах уже будет Л-временем.

Ведь даже для того, чтобы измерить и определить скорость света — как некий объективный «эталон» М-времени — мы должны обнаружить его эмпирически, через физическую реальность, через скорость света, и при этом выпустить луч света из одной локальной системы отчета и зафиксировать его в другой локальной системе отсчета. В этом смысле М-время всегда является временем «мнимым» — так как обнаружить его непосредственным образом мы не можем, только через локальные системы отсчеты — и уже как Л-время.

Сам Ньютон, как видно из определения выше, М-время называл «истинным» — но только в том смысле, что оно течет «объективно», независимо от локальных физических систем и без относительно к ним. Но при этом Ньютон признавал, что М-время — это время математическое, которое эмпирически непосредственным образом обнаружено быть не можем. А Л-время он при этом называл кажущимся, поскольку оно существует уже в локальных системах отсчета и через отношения этих систем отсчета в М-времени. То есть Л-время — это время эмпирическое, феноменологическое, наблюдаемое, и поэтому всегда «субъективное», предполагающее наличие, как минимум, двух физических систем, которые могут существовать независимо друг от друга объективно, но через взаимодействие которых только и можно обнаружить М-время — и уже как Л-время, как относительное время.

С философской точки зрения, в рамках нашей философии, какое время считать «истинным», а какое — «мнимым» или «кажущимся» — это, по большому счету, «вопрос вкуса». Это очень давняя философская проблема, как определить реальность — через нечто «объективное» и «абсолютное», что существует безотносительно к субъекту и его условиям, или через нечто эмпирическое и субъективное, что уже определено для субъекта и его условий. Объективная реальность «истинна» в том смысле, что она определяет бытие вещей без относительно к другим вещам, — то есть в том, что есть вещи сами-по-себе, и поэтому это бытие вещей объективное и «абсолютное». Однако в эмпирической реальности мы никогда не имеем дело с вещами, как они есть сами-по-себе, объективно, а только с тем, как они даны нам — и даны нам уже субъективно и эмпирически. Но именно этот актуальный эмпирический опыт и есть тот действительный эмпирический мир, который нас окружает, и поэтому «истинной», «подлинно реальной» мы можем считать именно эту реальность — действительность, данную нам в опыте, и тогда объективное бытие вещей, как они есть сами-по-себе, мы будем определять уже только как нечто «мыслимое» и «мнимое».

Но здесь важно также понимать, что объективное бытие и субъективное, абсолютное и относительное — оба есть реальность, но только, так сказать, реальность «разного плана». И при этом они взаимно друг друга определяют и дополняют (строго говоря, это вообще одна реальность, один и тот же мир сущего бытия, но существующий в двух разных планах своего бытия). И поэтому любые попытки свести все только к субъективному (относительному) бытию будет большой ошибкой. В физике, к сожалению, усилиями жидов и сраных бриташек, с какого-то момента такой взгляд стал довольно распространенным — в том числе при  интерпретации квантовой механики, когда жиды и сраные бриташки пытаются представить некоторые аспекты квантовой механики как «доказательство» того, что «никакой объективной (физической) реальности не существует», а существует реальность только относительная и субъективная. То есть продвигают в физику и через физику свой философский солипсизм — который есть чистое философское безумие.

Но если «никакой объективной реальности нет», то возникает вопрос, что именно наблюдает наблюдатель? Свои собственные фантазии и мысли? И что тогда описывает квантовая физика? Галлюцинации отдельных наблюдателей? Очевидно, что если наблюдатель наблюдает «что-то», что он может отличить от себя самого, то это «что-то» имеет и какое-то свое бытие, независимое от этого наблюдателя и всех прочих. То есть имеет и бытие объективное («абсолютное»). И если это «что-то» дано нам в эмпирическом опыте и наблюдениях всегда субъективно, локально и как относительное — то это еще вовсе не значит, что «никакой объективной реальности нет». Это лишь означает, что в физическом мире взаимодействие физических систем всегда зависит от локальных условий.

Например, мы, находясь на Земле, всегда видим только одну сторону Луны. Означает ли это, что этими нашими наблюдениями и исчерпывается все бытие Луны? Конечно, нет! И мы прекрасно понимаем, что, помимо той реальности, в которой Луна дана нам эмпирически и феноменологически — то есть в реальности, в которой наше наблюдение Луны зависит от нас самих, от условий нашего наблюдения Луны, и в которой она поэтому всегда повернута к нам только одной своей стороной — есть и какой-то другой момент бытия Луны, объективный, в котором Луна существует как шарообразное небесное тело и в котором у Луны есть и другая сторона, нами с Земли никогда не наблюдаемая.  

С другой стороны, было бы такой же большой ошибкой думать, что то, как мы наблюдаем физические явления и измеряем физические системы, есть нечто «абсолютно объективное», что присуще вещам самим-по-себе, без нашего наблюдения и без того субъекта, который делает эти наблюдения. Это взгляд т.н. «наивного реализма» — который, как ни странно, в отношении к квантовой механике особенно активно продвигал кретин Эйнштейн. Естественно, все свойства и все физические величины, которые мы наблюдаем и измеряем, существуют для нас уже локально и «субъективно», а потому эти свойства и величины уже отчасти зависят от того, как мы их наблюдаем и измеряем, то есть уже зависят от локальных физических систем и локальных систем отсчета. То, как мы видим и наблюдаем Луну — уже, конечно, всегда зависит от наблюдателя, так как Луну наблюдает именно он, а не кто-то другой, и наблюдает он ее всегда уже локально, как локальная физическая система, связанная с локальной системой отсчета. 

Но физическую реальность (как и всякую реальность в нашем мире) невозможно будет правильно понять и описать, если мы ударимся в какую-либо одну из этих двух крайностей — крайность относительности и субъективизма (в философский солипсизм), когда мы будем отрицать существование объективной реальности, или в крайность «наивного реализма», когда мы будем полагать, что то, как мы наблюдаем физические явления и измеряем физические величины, есть нечто совершенно объективное, что присуще вещам самим-по-себе и что никак не зависит от локальных и относительных условий наблюдения и измерения.

Так вот, все то же самое можно сказать и о времени. В первую очередь — именно о времени. М-время и Л-время — это два аспекта времени, которые всегда необходимо принимать во внимание, как и при рассмотрении любых других аспектов бытия и нашей реальности. И здесь будет одинаково ошибочным как утверждать, что время всегда только относительно, так и утверждать, что время всегда абсолютно. Время существует и объективно — как М-время, и субъективно и локально — как Л-время, и при этом в Л-времени мы обнаруживаем М-время, а М-время может быть определено и задано только локально, в локальных системах —  как Л-время. И поэтому в любой локальной системе М-время уже существует только как «мнимое» время, время «чисто математическое». 

Но это тоже реальность. М-время — вполне реально, как и Л-время, просто это реальности «разного плана». Так как и само локальное время — по сути есть лишь обнаружение и определение этого М-времени, уже как времени эмпирического и феноменологического, а потому наблюдаемого, которое поэтому уже может быть задано, определено и измерено. Через Л-время мы обнаруживаем М-время, и без М-времени Л-время невозможно. Можно сказать, что М-время делает возможным то, что время вообще существует и «течет», и «течет» в любой точке Вселенной для всего, что существует в нашем мире. А Л-время уже определяет, как это М-время «течет» при определенных локальных и относительных условиях, уже зависящих от особенностей локальных систем и особенностей их взаимодействия. И поэтому хотя М-время никогда не может быть обнаружено и задано непосредственным образом (а потому присутствует в физической реальности только как «мнимое время», «математическое время»), оно всегда присутствует в любой локальной системе и при любых взаимодействиях — как некий задний план, как некая общая «авансцена» для разворачивания физических событий и взаимодействий локальных физических систем, в которых это М-время уже обнаруживается и определяется как Л-время. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic