kirill_nav_1

Category:

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм. — 54

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34), (35), (36), (37), (38), (39).

Уточнение метафизики из современной физики: (40), (41), (42), (43), (44), (45), (46), (47), (48).

Путь к синтезу философии Аристотеля и Канта: (49), (50), (51), (52), (53),

Таким образом, физика в начале 20 века столкнулась с рядом философских проблем, отчасти общих для всей философии и связанных с более общими философскими проблемами онтологии и гносеологии, отчасти — принимавших специфическую именно для физики форму, форму вполне определенных проблем физики. И хотя с тех пор физика во многих областях добилась определенных успехов (в частности, была создана Стандартная модель через введение в рассмотрение т.н. калибровочных полей), проблемы, появившиеся еще в период формирования квантовой механики, никуда не делись.

Если говорить об онтологии, то проблема здесь состоит в том, как правильно, с точки зрения физики, понимать и трактовать объективно существующие физические системы и объективные процессы. Философская позиция, которая признает существование объективного мира, — в том числе объективное существование материального и физического мира, которые не зависят от нашего сознания, нашего наблюдения и измерений, — в самом общем случае называется «реализмом» (и моя философия также есть реализм). Однако главная проблема реализма состоит в том, чтобы правильно обосновать не только существование объективной реальности, но и то, как и почему мы — будучи отличными от той объективной реальности, которую мы познаем — тем не менее, можем ее познавать. И что означает наше знание об этой объективной реальности — ведь наше знание, очевидно, уже не есть сама эта объективная реальность, а есть то, как она соотнесена к нам, к нашему эмпирическому опыту и к нашему разуму, как она существует для нас. 

«Наивный реализм» — который негласно был господствующей философской позицией большинства физиков, вплоть до середины 19 века — исходит из того, что вещи даются нам в эмпирическом опыте и рациональном познании так, как они существуют сами-по-себе, объективно. Однако и для физики, и еще ранее для философии стало ясно, что такой взгляд является слишком наивным и упрощенным, и что исключить человека — как наблюдателя и субъекта эмпирического опыта и рационального познания — из процесса познания мы не можем. Тогда что означает для физики объективное знание об объективном материальном и физическом мире? И как оно возможно?

И, как я показал ниже, для физики объективное описание объективной физической реальности, в сущности, подразумевает взгляд из какой-то абсолютной системы отсчета, «откуда-то сверху», то есть некий «взгляд богов», смотрящих на мир (мыслящих о мире) из единства Мирового времени и Мирового пространства. А это их единство есть единство бытия — Единство бытия всего нашего мира, всей Вселенной, и единство нашего разума. Так что все локальные физические системы могут быть приведены к одной системе отсчета путем математических преобразований, или переведены из одной локальной системы отсчета в другую, сохраняя инвариантность различных физических величин.

Но насколько обоснован такой взгляд? В сущности, как нетрудно понять, этот вопрос означает, что есть это единое Мировое время и единое Мировое пространство, как они существуют в нашем мире, в локальных физических системах, и существуют ли вообще. И мы на этот вопрос уже дали свой ответ. Конечно, актуально время и пространство всегда существуют лишь локально, в локальных физических системах, и единое для всей Вселенной и для всех локальных физических систем Мировое время и Мировое пространство существуют лишь потенциально, а для нас — лишь мысленно. Однако все локальные системы находятся в пространстве, и это локальное пространство не изолировано от пространства других локальных систем, а потому оно может быть связано в нечто одно — так что, теоретически, луч света, выпущенный из любой локальной системы в одной части Вселенной, может достигнуть любой другой локальной системы в любой другой части Вселенной. 

А значит, хотя время и пространство всегда существуют локально, вся Вселенная все же связана единым Мировым пространством и единым Мировым временем. Так что можно сказать — с определенными оговорками — что Абсолютная система отсчета в нашей Вселенной все же существует, но она нигде не может присутствовать локально, и поэтому ни одна локальная система отчета не может быть абсолютной. То есть Абсолютная система отсчета существует как система отсчета для всей Вселенной, как единое для всей Вселенной Мировое время и Мировое пространство, и хотя она существует для локальных систем лишь уже как локальное время и пространство, и нигде не существует актуально, именно это Мировое время и Мировое пространство лежит в основе всех физических процессов, так как в любой локальной системе время и пространство должны быть приведены к единому Мировому времени и Мировому пространству — то есть синхронизированы со временем в других локальных системах, а те — с соседними, и т.д. 

И поскольку это единое Мировое пространство и единое Мировое время есть то, как присутствует в нашем действительном мире бытие как Единство, то попытка мыслить и описать какие-то физические процессы из некоего единства, «из взгляда богов» — из единого времени и пространства — не только вполне обоснованна, а даже неизбежна, так как только таким образом мы можем описать какие-либо объективные процессы, происходящие в локальных физических системах и между ними. Взгляд из единого Мирового времени и Мирового пространства — предполагающий, что вся наша Вселенная связана одним временем и пространством — поэтому есть «взгляд из бытия», которое обнаруживается в единстве нашего разума, и только такой «взгляд из бытия» (то есть взгляд из единства нашего разума) может быть взглядом «объективным» — то есть взглядом, который позволяет описывать существование и поведение локальных физических систем «объективно», независимо от того, наблюдаются и измеряются ли эти локальные системы. 

И по сути, если мы описываем физические процессы таким образом — в форме уравнений, включающих в себя пространственно-временные величины, а также правила преобразования этих величин при переходе из одной локальной системы в другую — мы тем самым описываем то, как единое Мировое время и единое Мировое пространство существуют как локальное время и пространство, для локальных физических систем. И поскольку синхронизация локального времени и пространства есть по сути приведение их к единому Мировому времени и единому Мировому пространству, мы тем самым описываем, как физический мир существует объективно, и как в нем происходит определение бытия через материю, а материи через бытие.

И проблема физики — но уже не философии — здесь скорее состоит в том, чтобы обнаружить и правильно описать те правила, через которые происходит эта синхронизация времени и пространства. Так, если в физике Ньютона эта синхронизация происходила «автоматически» — так, как будто движение систем отсчета на эту синхронизацию никак не влияет и все локальные системы отсчета существуют в одной абсолютной системе отсчета, а при переходе из одной системы отсчета в другую достаточно было лишь провести преобразования Галилея — то позднее стало ясно, что эта синхронизация времени и пространства происходит более сложным путем, и локальное время и пространство зависят не только от скорости движения одних систем отсчета относительно других, но и от гравитационного поля, то есть от присутствия вблизи этих локальных систем вещества с большой массой. 

При этом важно отметить, что, строго говоря, представление о едином Мировом времени и едином Мировом пространстве вытекает из любого философского реализма. В самом деле, ведь если мы признаем, что наш мир существует объективно, независимо от нашего сознания, то вслед за этим мы должны признать, что и время и пространство есть нечто объективное в мире. Попытки трактовать время и пространство как нечто «субъективное», что свойственно именно сознанию человека, но не свойственно миру без человека и его сознания, могут быть, с философской точки зрения, признаны обоснованными только с позиции философского солипсизма. Но, как я показал далее при изложении своей философии, сам солипсизм (во всех его формах) по сути есть философское безумие, которое сраные бриташки и жиды уже несколько веков вполне сознательно пытаются навязать философии и всему человечеству для достижения своих чисто политических целей. 

Что же касается философии Канта — в которой пространство и время трактовались именно как субъективные формы восприятия мира человеком, как априорные формы нашего сознания, но при этом и существование объективного мира не отрицалось (так что философия Канта, конечно, не есть солипсизм) — то этот вопрос я также более подробно рассмотрел далее. То есть показал, почему это учение Канта о природе пространства и времени — хотя в нем и есть несколько очень правильных и плодотворных идей (например, идея, что вся математика и геометрия есть описание пространства и времени как априорных форм возможного эмпирического опыта) — все же в целом является ошибочным.

Но если мы признаем, что пространство и время есть нечто объективное, а не есть просто субъективные формы нашего сознания — то из этого тут же следует необходимость признать существование единого Мирового времени и единого Мирового пространства. Я сейчас не касаюсь вопроса о том, что есть это Мировое время и Мировое пространство с точки зрения того, как они существуют — например, могут ли они быть определены только через материю и отношения между локальными системами отсчета, или они существуют и без всякой материи. Ответ на этот вопрос мы частично уже дали в рамках нашей метафизики: пространство и время есть то, как бытие присутствует в нашем мире в своем отношении к материи, это то, что позволяет сделать материю причастной бытию, а бытию  — получить свое «воплощение» в материи и в мире актуальной действительности, в мире сущего, сделать бытие «сущим бытием». То есть пространство и время — это то, что позволяет «соединиться» материи и бытию, как двум метафизическим «началам» нашего мира, в реальность актуального мира. И чуть позже мы еще уточним метафизическую природу пространства и времени — то есть что они есть в отношении к бытию и в отношении к материи.

Сейчас же важно понять, что если мы говорим о том, что наш мир существует объективно, независимо от сознания человека — то есть исходим из философского реализма, и признаем, что наш мир, как актуальный мир, как Вселенная, един, а пространство и время есть нечто объективное в этом объективном мире, — то из этого прямо следует, что наш мир существует в некоем едином Мировом пространстве и едином Мировом временем. 

С точки зрения нашей философии, это есть условие бытия нашего действительного мира, так как бытие есть Единство, и больше ничего (само по себе оно абсолютно бессодержательно). И это Единство нашему миру бытие придает через единство Мирового времени и Мирового пространства. С точки же зрения физики, это означает, что любые формы материи, любые физические системы, во-первых, существуют в пространстве и времени, а во-вторых, это локальное пространство и время локальных физических систем может быть соизмерено с локальным пространством и временем в других физических системах. Что и означает, что пространство и время едины для всей Вселенной. 

Но из того, что во всей нашей Вселенной время и пространство — одно и едино, следует, что это единое Мировое время и единое Мировое пространство существуют как некая «абсолютная система отсчета». Я ставлю «абсолютная система отсчета» в кавычки, чтобы тем самым показать, что эта «система отсчета» как раз-таки никакой «системой отсчета» в обычном (принятом в физике) понимании не является, так как она не может быть системой отсчета ни для какой локальной физической системы. И в любой локальной системе отсчета существует свое локальное время и пространство, свойства которых могут меняться. Абсолютное пространство и время скорее следует понимать не как то, что есть, или что может быть обнаружено в какой-либо локальной физической системе — а как то, что должно быть. То есть как то, к чему должно быть приведено время и пространство в локальных системах — для того, чтобы наш мир был единым, или по той причине, что наш мир един и должен оставаться единым. И это долженствование — долженствование к единству — исходит из бытия. 

И поэтому все физические процессы — как нечто объективное — могут пониматься как процессы синхронизации локального времени и пространства, чтобы привести мир в целом к единому Мировому времени и единому Мировому пространству. Или, скорее, это Мировое время и Мировое пространство, — как условия Единства мира и его бытия, — приводят все локальные системы в синхронность, задавая все правила этой синхронизации, которые мы определяем как «законы природы». И, таким образом, все физические процессы — как и все «законы природы», которые изучает физика и через которые мы описываем эти физические процессы — есть то, как время и пространство в локальных физических системах существуют в отношении времени и пространства в других локальных системах, и все они вместе — в своем отношении к Мировому времени и Мировому пространству. И именно в этом состоит «объективность» тех физических явлений и процессов, которые описывает физика, и именно это позволяет физике получать знания о том, как наш мир или отдельные локальные физические системы существуют «объективно».              

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic