kirill_nav_1

Categories:

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм. — 45

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34), (35), (36), (37), (38), (39).

Уточнение метафизики из современной физики: (40), (41), (42), (43), (44),

Таким образом, при любом измерении присутствует как «объективный момент», так и «субъективный момент». Что касается «объективного момента» — то здесь все довольно ясно: в основе любого измерения лежит актуальное взаимодействие двух (или более) физических систем, актуальный физический процесс, протекающий во времени, который, конечно, никак не зависит от человека, с его сознанием и разумом. Мы можем задать условия и «запустить» этот физический процесс — например, поместив в комнату термометр, или смешав какие-то химические вещества, но — даже если в самой природе, так сказать, в «естественных условиях», подобные процессы не протекают или протекают в несколько ином виде или протекают очень редко и локально, — сам этот физический процесс уже не создается нашим разумом, и в нем обнаруживаются объективные свойства форм материи и физических систем.

Гораздо сложнее (и с точки зрения физики, и с философской точки зрения) осмыслить «субъективный момент», присутствующий при всяком измерении. Любое измерение производится, конечно, человеком (и только человеком), и поэтому при любом измерении присутствует человек («наблюдатель», «субъект»). Ведь при измерении актуальный физический процесс — лежащий в основе этого измерения — протекает уже не «сам по себе», совершенно независимо от человека, а уже соотнесен с человеком, и с его сознанием и разумом. И этот физический процесс — посредством каких-то «промежуточных» физических процессов — при измерении должен быть связан с телом и органами чувств человека, а через них — связан с его сознанием и разумом. И если эта связь человеческого тела с физическим процессом, лежащим в основе измерения, отсутствует или прерывается — этот физический процесс уже ускользает из «поля видимости» человека и становится для человека недоступным.

Таким образом, главным и единственным «прибором» всякого измерения является сам человек, так как только в человеке физические процессы и физические воздействия на его тело и органы чувств со стороны окружающего материального мира могут быть преобразованы в восприятия его сознания и сопоставлены с математическими представлениями его разума — тем самым получив свое определение в терминах математических и физических величин. Все прочие «приборы», с помощью которых человек проводит измерения, со всеми их единицами измерения, шкалами, условиями постановки опыта — есть лишь «расширение возможностей» в окружающий физический мир этого главного и единственного «прибора измерений» — самого человека. Поэтому любое измерение уже есть физико-математическая интерпретация того физического процесса, который лежит в основе измерения, и эту интерпретацию физическому процессу придает человек с помощью своего разума и тех математических представлений и категорий, которые содержатся в этом разуме. 

И первым, ключевым, шагом по расширению человеком своих возможностей как «прибора измерения», конечно, является физико-математическое представление о «системе отсчета». Современная физика началась с Галилея, и началась она с того, что Галилей стал использовать представление о «системе отсчета» для описания движения тел относительно друг друга.

И вот этот момент очень часто ускользает от внимания физиков. Ведь любая «система отсчета» может существовать только при условии, что она может быть «собственной системой отсчета», что, в свою очередь, подразумевает наличие массы покоя — то есть что эта система отсчета привязана к какому-то телу, обладающему массой покоя. Чаще всего такой системой отсчета выступает поверхность Земли или связанные с ней системы отсчета, и при этом поверхность Земли рассматривается как «локально инерционная система». 

А поскольку существование «локально инерционных систем отсчета» определяется и задается гравитационным полем и движением масс относительно друг друга (то есть их инертной массой), то при любом измерении присутствуют гравитационно-инерционные силы Земли или инертная масса. Любое измерение предполагает, в первую очередь, локализацию этого измерения в пространстве и регистрацию этого измерения во времени, так как без системы отсчета мы не можем задать время и локализацию в пространстве ни при каком измерении. А поскольку время и локализация в пространстве задается и связана с гравитационным полем Земли или инертной массой, то это гравитационное поле или инертная масса негласно присутствуют при любом измерении. И в этом смысле гравитационное масса или инертная масса являются необходимым условием для возможности любого опыта и измерения.

Отсюда, в частности, и возникает этот «парадокс Вигнера». «Друзья экспериментатора» представляют собой локальные системы отсчета, которые существуют отдельно от экспериментатора как системы отсчета, при этом сам экспериментатор связан с системой отсчета лаборатории, но кот в ящике в этой лаборатории также представляет собой отдельную локальную систему отсчета, как и счетчик Гейзера и атом также являются отдельными системами отсчета. Но все эти системы отсчета привязаны к поверхности Земли как к одной, общей для них, локальной системе отсчета. 

И «парадокс Вигнера» по сути лишь ставит вопрос, как событие, произошедшее в одной системе отчета, существует для других систем отсчета — которые с этой системой отсчета все же связаны через общую систему отсчета. То есть это проблема того, что понимать под «одновременностью событий». Эта проблема всплыла уже в релятивистской механике, а в квантовой механике она стала еще сложнее в силу вероятностного характера Пси-функции, так как стало непонятно даже то, что следует понимать под «событием» — и как все это следует понимать, физики уже сказать толком не могли, и совершенно запутались, нагородив множество различных «интерпретаций» квантовой механики.

К «коту Шредингера» и квантовой механике мы еще вернемся чуть позже, пока же — поскольку в нашем определении «измерения» присутствует представление о «физической системе» — нужно как-то расшифровать, что есть «физическая система» (или что правильно под этим понимать). 

Из нашего определения «измерения» следует, что в основе любого измерения лежит актуальное взаимодействие двух (или более) «физических систем», одна из которых обязательно связана с человеком (с «наблюдателем»). Что это означает? Именно то, что мы обозначали выше: что при любом измерении всегда присутствует особая, «исходная физическая система» — сам человек. При измерении происходит взаимодействие человека — как физической системы — с какой-то другой физической системой. Это взаимодействие может происходить непосредственным образом — путем прямого наблюдения человеком каких-то физических процессов, либо опосредованным образом — когда это взаимодействие человека с другой физической системой осуществляется с помощью измерительных приборов или оборудования, в специальных лабораторных условиях. Но исходным «прибором» и «физической системой», вступающей во взаимодействие с другими физическими системами, всегда является сам человек — как материальное тело, со своими органами чувств, в котором это взаимодействие преобразуется в реальность сознания и разума. И он же, человек, является «конечной» физической системой, которая — прямо или опосредованно — воспринимает и интерпретирует свое взаимодействие с другими физическими системами. 

Поэтому в нашем определении «измерения» как взаимодействия физической системы, связанной с наблюдателем, с какой-либо другой физической системой, под первой физической системой следует понимать человека, как материальное тело, которое может взаимодействовать с остальным материальным миром. 

Но эта «физическая система», конечно, может «расширить» свои возможности по взаимодействию с другими физическими системами — и первым шагом для этого как раз и является введение представления о «системе отсчета». Человек  — как исходная физическая система — определяет себя в качестве физической системы через представление о «системе отсчете», связывая себя — как тело, обладающее гравитационной и инертной массой — с какой-либо другой гравитационной и инертной массой (чаще всего — с массой Земли). И, таким образом, человек как физическая система «объективирует» свое существование как физической системы отсчета, включая себя в более широкую физическую систему, которая существует уже отдельно и независимо от человека и его тела. 

А далее человек «расширяет» эту свою физическую систему еще более — с помощью созданных им приборов измерения и конструирования условий проведения опыта и измерений. Человек расширяет себя как физическую систему — с тем, чтобы привести взаимодействие других физических систем к своей собственной физической системе, то есть чтобы установить связь с какой-либо другой физической системой и воспринять взаимодействие другой физической системы с той, которую он сконструировал и которая, в конечном счете, должна быть приведена к его собственной физической системе — к его телу с его органами чувства, а через тело — к его сознанию и разуму.

При этом понятно, что другая физическая система — то, что под этим мы можем понимать — отчасти задается и определяется самим человеком, и поэтому носит довольно условный характер. Например, под «физической системой» мы можем понимать жидкость в какой-либо колбе или газ в каком-то объеме, и рассматривать их как отдельные «физические системы» в рамках термодинамики. Другой физической системой, с которой — прямо или опосредованно — взаимодействует человека как физическая система, в сущности, является весь материальный мир, и человек в своих экспериментах и измерениях лишь условно выделяет в этом мире какую-то его «часть» в отдельную физическую систему.

Тем не менее, физические системы, с которыми взаимодействует и параметры которых измеряет человек, имеют под собой и объективную природу. Например, изучая поведение какого-либо газа в ограниченном объеме и рассматривая этот газ как отдельную физическую систему, мы исходим из того, что молекулы этого газа есть нечто объективное и устойчивое во времени, и изучая свойства этого газа, мы изучаем молекулы газа как естественные, природные, объективные формы материи, каждая из которых также может рассматриваться как отдельная физическая система. То же самое можно сказать о физических системах квантовой механики, где природными физическими системами выступают квантовые объекты — микрочастицы с их полями.

И если попытаться определить, что есть объективная, природная физическая система, то сделать это мы может только так же, как это сделал Аристотель — то есть через представление о единстве и непрерывности. Физическая система есть нечто единое, что может существовать непрерывно во времени и пространстве (пусть даже в течение какого-то микроскопического времени), то есть обладает какой-то стабильностью и устойчивостью во времени.

При этом, конечно, никакая физическая система — ни сам человек, ни те физические системы, которые он измеряет и изучает — не могут существовать совершенно отдельно от окружающего физического мира и мира в целом. Существование в актуальном мире есть существование как экзистенция, что подразумевает постоянное взаимодействие с окружающим миром. Без этого окружающего мира вещь просто не существует, в том числе она не существует как форма материи или как физическая система. И вот этот момент также нужно отчетливо обозначить — так как он для квантовой механики имеет особое значение.                   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic