kirill_nav_1

Category:

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм. - 36

Моя философия. Трансцендентальный тринитарный реализм: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34), (35).

Таким образом, отличие одной области «пустого» пространства в поле тяготения Земли от другой, такой же «пустой» области пространства, не может быть определено через само пространство. Эти области во всем друг другу тождественны, кроме координат относительно центра Земли. То есть  пространство в поле тяготения Земли остается однородным и непрерывным, и качественно неразличимым. И если между двумя какими-либо областями «пустого» пространства в поле гравитации Земли возникает различие — как различие в степени их «пустотности» — то это различие может быть определено только через представление и величину времени. 

И, поскольку в данной части изложения моей философии именно природа пространства и времени и является предметом нашего рассмотрения, мы теперь более внимательно рассмотрим, что есть время. Что это такое? Как время существует объективно? И как оно существует для нас в качестве физической величины? И как оно связано с пространством? И как нам следует понимать время в рамках нашей философии и метафизики?

Для начала заметим, что время «негласно» присутствует во всех наших математических и геометрических представлениях и понятиях. В самом деле, ведь линию мы можем мысленно начертить и получить только как движение точки. А плоскость мы можем определить как движение линии. А пространство — как движение плоскости. В любых наших геометрических представлениях, помимо представления о «точке», уже присутствует некая длительность, процесс. И хотя после того, как мы мысленно уже совершили этот процесс выстраивания линии, плоскости или фигуры, они для нас могут существовать уже как отдельные геометрические «сущности» — как, например, представление о «прямой линии», или «треугольнике», или «шаре» — в основе этих представлений лежит осуществленная длительность, процесс. То есть представление о времени.

Так же и в основе всех наших математических представлений — включая само понятие числа или количества или ряда чисел — лежит длительность, процесс. Пифагорейцы придали числам характер «сущностей», которые существуют как отдельные, связанные между собой «идеи», примерно так же понимал природу чисел и Платон, — но, очевидно, эти математические «сущности» возникают друг из друга и связаны друг с другом именно благодаря представлению о некоей длительности, процессе. То есть благодаря представлению о времени. Числа как математические «сущности» в нашем разуме есть уже результат этого процесса, как некое «застывшее время», но даже для того, чтобы определить и задать ряд натуральных чисел, мы вынуждены это время «разморозить», так как связь между натуральными числам может быть обнаружена и установлена только через представление о длительности, процессе — например, как счет натуральных чисел.  

Поэтому когда Кант связал математику с представлением о времени — он, конечно, был абсолютно прав. Математика невозможна без представления о времени как некоей длительности и процессе. Правда, при этом Кант, во-первых, почему-то отделил геометрию от остальной математики, связав геометрию с «чистым пространством», которое есть априорная форма нашего сознания и которую мы обнаруживаем в геометрии эмпирического пространства, а математику — с «чистым временем», которая также есть априорная форма нашего сознания и которую мы обнаруживаем в эмпирическом времени. Хотя понятно, что математика и геометрия тесно связаны между собой (а также с общими для них логическими структурами нашего разума), и в геометрии это представление о длительности (то есть времени) также присутствует и лишь определено через представление о пространстве и пространственных величинах. А во-вторых, Кант полагал, что за пространством и временем нет никакой объективной реальности, и они есть лишь формы нашего сознания, то есть то, как мы воспринимаем объективный мир через эти формы нашего сознания. То есть у Канта геометрия и математика в нашем разуме есть причина существования эмпирического пространства и времени. Что, конечно, также является ошибкой, и почему эти представления Канта о природе пространства и времени являются ошибочными, я подробно рассмотрел при дальнейшем изложении моей философии. 

Но и в действительном мире, мире вещей, отделить пространство от времени мы можем только мысленно — как две различные «сущности» или различные величины. Хотя вполне очевидно, что пространство — как «расстояние» между двумя вещами — также существует только как некая длительность и процесс: как то, что уже преодолено, или как то, что может быть преодолено. Расстояние, как нечто отдельное от времени, в действительном мире также может существовать уже только как некое «застывшее время», овеществленное в веществе вещей. Так, длина палки, как определенное расстояние в пространстве, может существовать только благодаря веществу этой палки, когда это вещество уже дало определение «расстоянию» — как определенному пространству «внутри» этой палки. Но даже «внутри» этой палки пространство — как расстояние — все же продолжает существовать только как длительность, и если мы захотим применить эту палку как «меру длины» для измерения длины других вещей или расстояний между вещами, это измерение также уже будет неким процессом и длительностью, то есть уже будет происходить во времени.

Иначе говоря, разделение пространства и времени и их отдельное существование — в действительном мире или в нашем разуме (как двух различных величин) — возможно только благодаря веществу и вещественным формам материи, когда пространство получает свою определенность в веществе и уже может существовать в течение длительного времени как некая отдельная от времени «сущность». И только отсюда возникает иллюзия того, что пространство существует как-то отдельно от времени.

Эта иллюзия создает множество проблем для нашего разума — в частности, именно отсюда возникают проблемы описания движения, которые отчетливо проговорили элеаты и Зенон. И в основе этих проблем лежит именно тот факт, что мы мыслим расстояние отдельно от времени и как две различные «сущности». Так, мы пытаемся мыслить прямую как множество точек, поставленных рядом друг  с другом, и существующих как некие отдельные «сущности». Но уже Аристотель ясно показал и объяснил, что этот взгляд на пространство и время является ошибочным, и что отрезок времени не есть совокупность отдельных мгновений как «точек», а расстояние не есть совокупность отдельных геометрических «точек». И что в действительном мире «точка» всегда есть «точка с окрестностью», а мгновение времени есть уже некая длительность времени, то есть тоже мгновение с ближайшими мгновениями.

И при этом «точку с окрестностью» (или, в терминологии Аристотеля, «место»), сколько бы малой ни была эта «окрестность», мы уже мыслим как преодоление расстояния — что позднее в математике было сформулировано через математическое представление о «пределе», как о некоем последовательном процессе приближения к «точке» или определенному числу. А длительность времени — которое может стать «мгновением» только «в пределе» — мы вполне можем определить через представление о расстоянии, как о некоем «отрезке времени», когда этот отрезок времени «в пределе» превращается в геометрическую «точку», в «точку мгновения».

Иначе говоря, определить и задать «расстояние» как пространственное представление  — в нашем разуме (в геометрии) или в действительном мире — мы можем только через представление о длительности, о некоем процессе, то есть только через время. А определить и задать время — как «мгновение времени» или как «длительность времени» — мы можем только через геометрические представления, как представление о «точке» или «отрезке» или «прямой линии».

А это означает, что пространство и время не существуют друг без друга, то есть это означает, что это есть какая-то одна реальность, которую мы определяем через пространство и время как чего-то отдельно существующего друг от друга только условно. Что это за реальность? В современной физике эту реальность обычно называют «пространственно-временным континуумом». При этом понимая под «континуумом» некую «непрерывность» или даже «непрерывную среду». Однако в свете всего выше сказанного, этот «пространственно-временной континуум» правильней определить как особое физическое «поле пустоты» — как «гравитационно-инерционное поле», в моей терминологией — которое принципиально отлично от всех вещественных форм материи и всех связанных с ними полей, и является дополнительным к этим вещественным формам материи и их полям. И, таким образом, «время» тогда следует понимать только как особое «свойство» этого «поля пустоты», которое мы определяем через отдельную физическую величину — величину «времени».     

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic