kirill_nav_1

Categories:

Что есть познание объективной реальности? - 11

Все в мире так! Таким образом, помимо объективной материальной реальности, в нашей философии возникает еще одна объективная реальность, принципиально отличная по своей природе от материальной реальности — реальность сознания и разума других людей, которые имеют свое независимое от нашего сознания бытие. И поэтому вопрос о том, «что есть познание объективной реальности», несколько усложняется.

В частности, сразу же возникает вопрос о том, как из материального мира возникло сознание и разум. То есть вопрос о том, как и почему возможна эволюция материального мира. И здесь, в этом вопросе, с философской точки зрения, есть две большие проблемы. И первая из этих проблем — ВРЕМЯ. Да-да-да! Какую бы философскую проблему мы ни взяли, но мы снова натыкаемся на проблему пространства и времени. И никуда от этой проблемы не деться.

В самом деле, ведь если мы говорим о некоей эволюции, то это предполагает череду последовательных событий во времени. Непрерывном времени. Но насколько обоснованны такие наши представления? Для каждого из нас «эволюция» во времени, в первую очередь, подразумевает нашу собственную жизнь — протекающую во времени. Или жизнь наших детей или наших родителей. И здесь последовательная смена событий дана нашему сознанию самым непосредственным образом. Далее, под «эволюцией» можно понимать историю — историю одной семьи, или одного рода, или одного народа, или историю всего человечества. С этой эволюцией имеет дело историческая научная дисциплина, и здесь уже возникает множество проблем. Далее мы можем говорим об эволюции живой природы на планете Земля — и этим занимается биология. Потом мы можем говорим об эволюции самой Земли и Солнечной системы, а затем — Вселенной, история которой, как полагают сегодня физики, началась с т.н. Большого взрыва. 

Но все эти представления предполагают существование времени. А значит, все они упираются в вопрос о том, что есть время. Об этом можно думать и рассуждать бесконечно. Можно, как Хайдеггер, искать через время само бытие — для экзистенциальной философии такая постановка проблемы времени вполне обоснованна. Можно, как греки, представлять время как бога Хроноса, рожденного из Хаоса. Но в рамках моей философии все подобные подходы и фантазии неприемлемы, и ответ на вопрос, что есть время, следует искать не в древних мифах и не в наших экзистенциальных переживаниях времени, а скорее в физике. Вот почему я уделил так много внимания критике учения Канта о пространстве и времени, и почему у меня вызывает такое возмущение та интерпретация, которую дал ОТО Эйнштейн.

Сложность в понимании природы времени связана с тем, что время — это часть эмпирической реальности, и при этом — как и пространство — часть наиважнейшая и наиболее универсальная. Время — как и всякая эмпирическая реальность — уже существует для нас, в нашем восприятии и сознании, то есть воспринимается нами (нашим сознанием) субъективно. И как и все прочие наши чувственные восприятия, оно поэтому представляется нам чем-то «мнимым», «неуловимым», только «кажущимся», в чем мы можем ошибиться — точно так же, как для нас чем-то «кажущимся» может представляться вкус яблока или цветовое зрительное восприятие. Но при этом, в отличие от вкуса яблока или цветовых восприятий, восприятие времени (как и пространства) настолько тесно связано с нашими логико-математическими структурами разума, что мы довольно четко определяем его математически. Так что если задать вопрос обычному человеку, что есть время, то он, первым делом, укажет на часы, — прибор, с помощью которого мы определяем эту эмпирическую реальность количественно, математически, и определяем очень точно. 

Это еще не избавляет нас от ощущения, что время есть что-то «непонятное» или даже «мнимое», но если мы нечто можем измерять, и измерять столь точно — значит, за этим нечто стоит нечто объективное, а значит, время имеет и объективную природу. Как и всякая другая эмпирическая реальность, время есть объективно-субъективная реальность, то есть задается она не только нашим сознанием с его особенностями, но и объективной материальной реальностью, которая от нашего сознания никак не зависит. И поэтому вопрос о том, что это за объективная материальная реальность, которая проявляет себя в нашей эмпирической реальности как время и пространство — это уже не только вопрос физики, но и важнейший вопрос для философии. 

С появлением релятивистской механики, представление о том, что время имеет объективную природу, стало общепринятым в физике, и релятивистская механика постоянно подтверждает правильность своих выводов в экспериментах. Время действительно «течет» по-разному в движущихся системах отсчета, и «замедление времени» в системах отсчета, движущихся на скоростях, близких к скорости света, может быть очень значительным. А значит, время и в самом деле существует точно так же, как вкус яблока и цветовое восприятие — то есть через время обнаруживает себя, проявляет себя какая-то объективная реальность, и пространство и время — это то, как мы воспринимаем эту объективную реальность в нашем эмпирическом опыте, в нашей эмпирической реальности. 

Но что стоит за этой эмпирической реальностью пространства и времени? За эмпирической реальностью «вкуса яблока» стоит яблоко. За нашими цветовыми восприятиями стоит свет — электромагнитные волны разной длины. Но какая объективная материальная реальность стоит за эмпирической реальностью пространства и времени? Вот вопрос, который важен для философии. И который важен также и для физики. 

И надо заметить, что философские проблемы здесь начались еще с появлением релятивистской механики. В релятивистской механике — как ее сформулировал все тот же кретин Эйнштейн — физическое пространство понимается в точности так же, как и геометрическое. И единственное его отличие от геометрического пространства состоит в том, что в геометрическом пространстве мы можем мысленно связать две точки в этом пространстве мгновенно (примерно так представлял себе пространство Ньютон), а в физическом пространстве возникает ограничение: передача информации от одной системы отсчета к другой не может произойти мгновенно, а происходит не быстрее скорости света, при этом скорость света не зависит от того, движется ли источник света к нам или от нас. Отсюда и возникают все «релятивистские эффекты».

То есть физическое пространство и время в таком понимании есть все то же геометрическое трехмерное (или четырехмерное, если считать время) пространство, в котором, однако, существует вот такое ограничение по передаче информации. И для физиков такое представление о пространстве и времени было вполне ок — формулы есть, как измерять величины, они знают, а больше им ничего не надо. И думать, что все это означает, им было не нужно. Ну, то есть кто-то, возможно, и думал, но в условиях, когда в физике царил навязанный сраными бриташками позитивизм и прочие системы солипсизма, даже правильно поставить проблему они никак не могли. И уж тем более этого не мог сделать кретин Эйнштейн, который в философии не понимал ровным счетом ничего.

А потом он стыбрил у Гильберта уравнения ОТО, и дал этим уравнениям столь идиотскую интерпретацию, что тем самым окончательно все запутал. Давайте разберемся. Без этого — дальше никуда. Что Эйнштейн называет «гравитацией»? Очевидно, под этим он понимает не какую-то объективную реальность, а эмпирически наблюдаемые явления — когда, например, тело падает на землю. То есть «гравитация» у Эйнштейна имеет примерно тот же смысл, какой когда-то имело понятие «магнетизм». Это не объективная материальная реальность — это то, как она себя проявляет. «Явление природы». И уже здесь происходит подмена понятий, так как причиной магнетизма — как явления, когда два намагниченных тела притягиваются или отталкиваются друг от друга — как позднее стало понятно, является то, что физики назвали «электромагнитным полем». 

Но «магнетизм» и «электромагнитное поле» — это не одно и то же. Точно так же, как «вкус яблока» и «яблоко» — это не одно и то же. «Магнетизм» — это эмпирически, опытно наблюдаемое явление. А «электромагнитное поле» — это то, как мы называем некую объективную материальную реальность, которая хотя сама по себе и невозможна для наблюдения, но проявляет себя в эмпирической реальности, в различных явлениях (в том числе в явлении магнетизма). Магнетизм, свет или ток в проводах — это явления, эмпирическая реальность, в которых проявляет себя объективная материальная реальность — электромагнитное поле. Эти проявления мы видим и наблюдаем, а само электромагнитное поле мы не видим. Вот и у Эйнштейна «гравитация» — это не объективная реальность, не физическое поле, а «явление природы», которое мы наблюдаем в эмпирическом опыте. Я же под «гравитацией» («гравитационно-инерционным полем») понимаю объективную материальную реальность, которая проявляет себя в эмпирической реальности в различных наблюдаемых «явлениях природы» (движении планет, падении предметов на землю и т.д.).

Ну, ок. А что является причиной этих природных явлений, которые Эйнштейн назвал «гравитацией»? «Искривление пространства-времени», — отвечает этот кретин. То есть предполагается, что существует (или может существовать) некое «плоское пространство-время», которое существует как геометрическая реальность (с ограничением, введенным релятивистской механикой), а вблизи большой массы оно «искривляется», что и приводит к явлению гравитации. То есть причиной явления гравитации является масса тела. Блестящее открытие, однако оно не добавляет абсолютно ничего нового к пониманию природы гравитации Ньютоном. То есть не объясняет ровным счетом ничего.

В самом деле, а почему бы нам и эффекты, возникающие при электромагнитном взаимодействии, не объяснять тем, что вблизи заряженной частицы «искривляется пространство-время», и это и приводит к тому, что другие заряженные частицы в этом «искривленном пространстве-времени» ведут себя иначе, чем при отсутствии заряженной частицы? Например, получают ускорение или меняют траекторию движения? С математической точки зрения, от этого не поменялось бы ничего, и такое представление вполне отлично описывало бы поведение заряженных частиц в электромагнитном поле. Мы бы получили все те же «мировые линии» — то есть силовые линии электромагнитного поля, а потом их «загибали» бы в зависимости от напряженности поля.

«Объяснение» Эйнштейна явления гравитации — методологически точно такое же. Однако физики почему-то не говорят о том, что при электромагнитном взаимодействии происходит «искривление пространства-времени». И не делают они это потому, что они понимают, что пространство-время существует независимо от того, есть ли в них электрические заряды и электромагнитные волны, или нет. Мы вполне можем представить (и обнаружить экспериментально) участки пространства-времени, где нет электромагнитного поля. Но представить электромагнитное поле, которое бы существовало без пространства-времени, невозможно. Пространство-время — это то, в чем существуют и движутся заряженные частицы и электромагнитные волны. Оно каким-то образом присутствует «раньше» электромагнитного поля. 

А вот о гравитации такого сказать мы уже не можем. Потому что гравитация (как явление) возникает не в каком-то уже данном пространстве-времени, как в некоем внешнем поле, — она сама связана с состоянием пространства-времени. В этом состоит подлинный смысл ОТО — и в этом состоит ее значимость. Что гравитационное поле не возникает «в пространстве-времени» как в чем-то уже данном — как все прочие поля, а уже напрямую связано со свойствами самого пространства-времени. Иначе говоря, пространство-время — это и есть некое гравитационно-инерционное поле. Пространство-время — это эмпирическое проявление объективной материальной реальности — гравитационно-инерционного поля. Пространство-время — это эмпирическая реальность, в которой проявляет себя объективная материальная реальность — то, что можно назвать гравитационно-инерционным полем. 

И поэтому вполне естественно, что при «движении в пространстве» (относительно какой-либо системы отсчета) — то есть при взаимодействии тела или частицы с этим гравитационно-инерционным полем — и время (в двух системах отсчета) течет по-разному. И столь же естественно, что изменить скорость тела или частицы мгновенно невозможно, и для этого нужно приложить силу — то есть что в этом пространстве-времени тела и частицы обладают инертными свойствами. Тела (системы отсчета) и пространство-время постоянно взаимодействуют между собой. Но за всеми этими эмпирически наблюдаемыми взаимодействиями — взаимодействие с гравитационно-инерционным полем, которое и составляют тела (системы отсчета) и пространство-время. И поэтому пространство-время — это вовсе не какая-то геометрическая реальность, в которой есть некоторые физические ограничения. Это такая же объективная материальная реальность, как и тела. Это все та же материя. Точнее сказать, не материя сама по себе, а то, как она дана нам в нашем эмпирическом опыте и в нашем сознании.

Только так можно понимать ОТО. И только такая ее интерпретация является правильной с философской точки зрения. Но из этого правильного понимания сути ОТО следуют вполне определенные выводы и для физики. Например, из этого следует, что гравитационное взаимодействие — в отличие от всех прочих — происходит мгновенно. Все прочие взаимодействия происходят «в пространстве-времени» — то есть при взаимодействии с уже данным гравитационно-инерционным полем. А гравитационное взаимодействие происходит уже не «в пространстве-времени» — так как гравитационно-инерционное поле это и есть пространство-время, и потому здесь в принципе уже не может быть ограничения скорости взаимодействия.        

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic