kirill_nav_1

Categories:

Что есть познание объективной реальности? - 5

Все в мире так! Таким образом, мы уже кое-что можем сказать об объективной реальности и о том, как она существует: 1). Объективная реальность существует (это важный момент — сраные бриташки и жиды пытаются это отрицать). 2). Объективная реальность принципиально отлична по своей природе от нашего сознания (то есть, как мы говорим, она «материальна»). 3). Объективная реальность является «причиной» наших ощущений и чувственных восприятий, которые в своей совокупности и образуют для нас (нашего сознания и разума) «окружающий нас мир» и наш эмпирический опыт (то, что я называю «миром-для-человека»). 

Вроде бы не густо, но из этих простых предпосылок — при правильном их понимании и глубоком философском осмыслении — следуют очень важные выводы о всей природе и сути процесса нашего познания. Я ранее как-то скромно заметил, что моя философия не содержит каких-то новых оригинальных или революционный идей, но это я, конечно, поскромничал. Моя философия дает новый — гораздо более точный, глубокий и правильный — взгляд на суть всего нашего процесса познания. Это понимание было уже у Аристотеля, оно еще более полно выражено в философии Канта, но все же и тот, и другой допустили ряд грубых ошибок и неточностей, в результате чего их философия так и не смогла с полной ясностью ответить на поставленные перед ней вопросы. Такую полноту и ясность дает только моя философия — которая поэтому и есть философская истина. 

Так вот, как обычно ученые (физики или химики и прочие ботаны) понимают процесс «познания природы»? Да, среди них есть позитивисты или неопозитивисты, которым сраные бриташки заморочили головы своим солипсизмом и которые в своих философских представлениях могут отрицать существование объективной реальности. Хотя, я думаю, даже они в глубине душе не верят во всю эту чушь, навязанную философии сраными бриташками и жидами, и все же понимают, что они имеют дело в своем научном познании именно с объективной реальностью, а не просто со своими «комплексами ощущений». 

Кабанчики тоже любят яблоки. И у них есть способность порождать в своем сознании вкусовые ощущения и различать вкусы. А значит, они тоже способны к познанию объективного мира. "Так зарождалась наука".
Кабанчики тоже любят яблоки. И у них есть способность порождать в своем сознании вкусовые ощущения и различать вкусы. А значит, они тоже способны к познанию объективного мира. "Так зарождалась наука".

Но большинство ученых представляют это дело примерно так. Вот, есть некий «черный ящик», в котором что-то лежит, и наша задача (задача науки и ученых) — как-то заглянуть в этот «черный ящик» и попытаться понять, что там лежит. А как? Можно засунуть руку в этот «черный ящик» и вытащить из этого «ящика» то, что в нем лежит — с помощью научных экспериментов и опытов. И тогда на «Божий свет» явится что-то нам ранее неизвестное, но в целом вполне понятное. Однако позднее в науке все стало настолько сложно, что даже вытащить что-то из этого «черного ящика» стало уже невозможно. Поэтому сегодня ученые скорее просто пытаются засунуть руку в этот «черный ящик», а затем пытаются в нем что-то обнаружить «на ощупь». Водят, значит, своими граблями по дну этого ящика и по его стенкам, а затем — если они что-то там все же обнаружат — пытаются это как-то описать. «О! Нащупал что-то! — радостно восклицает какой-нибудь физик-ботан. — Что-то довольно твердое и округлой формы, вроде диска. Похоже на монетку. Но это точно не монетка, она какая-то странная». Ну, а остальные физики-ботаны, значит, стоят рядом с блокнотиками, записывают описание того, что там нашел в «черном ящике» первый ботан, и пытаются понять, на что же это все-таки похоже и как оно там в «черном ящике» лежит. 

Я, конечно, несколько утрирую, но я хочу тем самым показать, что представления этих физиков-ботанов о том, как и что они познают — в сущности, все тот же «наивный реализм». Конечно, те «монетки», которые они находят в этом «черном ящике», они уже давно не принимают за монетки — и никто из них не принимает электроны или фотоны за частицы или волну, такие же, какие мы находим в нашем макромире. Однако физики по-прежнему уверены, что в своих опытах и экспериментах они имеют дело непосредственно с объективной реальностью, «как она есть сама по себе». И пусть эти объекты, о которых они говорят — электроны или фотоны — и довольно странные, и совсем не такие, с какими мы имеем дело в нашем мире (макромире), но, в сущности, это такие же объекты, как, например, камушки или песчинки на пляже.

А это не так. И такой взгляд на суть нашего познания — принципиально ошибочен. Почему?

Ну, что значит, «почему»? «Почему» — это я как раз и объяснил ниже. И я об этом только и говорю. Потому что в наших опытах и экспериментах мы имеем дело не непосредственно с объективной реальностью, а с совершенно новой реальностью, которая только во время этих опытов и экспериментов и возникает впервые. И которой без нашего сознания и разума не существует.

«Окружающий нас мир» — это не есть объективная реальность, как она есть сама по себе. Это совершенно новая реальность, которая возникает в нашем сознании в результате воздействия объективной реальности на наше тело и наши органы чувств. И этой реальности «окружающего нас мира» нет самой по себе ни в объективном мире, ни в самом нашем сознании как таковом. Она возникает в нашем сознании в результате «соприкосновения» нашего сознания с объективной реальностью — посредством нашего тела и органов чувств. И существует эта реальность, строго говоря, только в нашем сознании (даже в сознании кошки или собаки реальность «окружающего мира» — совсем другая).

И это верно относительно любого нашего эмпирического опыта. В том числе тех опытов и экспериментов, которые ученые ставят целенаправленно, с использованием специальной (порой — очень сложной) аппаратуры. Инструменты, приборы и аппаратура, которые используют ученые в своих опытах и экспериментах, нисколько не меняют суть дела. Так как это уже вопрос онтологии и гносеологии — того, как устроен наш мир, а вовсе не вопрос наших методов при постановке опытов и экспериментов. И все инструменты и оборудование, используемые в опытах, по сути лишь «расширяют» возможности наших органов чувств и нашего тела, но они никак не отменяют факта существования нашего сознания, и того, что познанием занимается это сознание — наше человеческое сознание.

Для более ясного понимания этого вопроса я опять-таки обращусь к очень простому, но наглядному примеру — к примеру с яблоком. Когда мы едим яблоко, то в нашем сознании возникает совершенно новая реальность — реальность вкуса яблока. У самого яблока нет никакого вкуса. Как нет вкуса (ощущения вкуса) в нашем сознании, пока мы не едим яблоко (есть только формы восприятия вкуса, которые пока не актуализированы). И вкус яблока — это совершенно новая реальность, которая только впервые и возникает в тот момент, когда мы едим яблоко. И возникает и существует эта реальность, конечно же, в нашем сознании (это же мы ощущаем вкус яблока). Или в сознании какого-то другого существа (например, кабанчика), которое тоже любит яблочки.

Конечно, в этом нашем ощущении, чувственном восприятии, мы познаем и само яблоко. Так как вкус яблока обусловлен какими-то особенностями его химического состава. И поскольку этот состав отличен от состава, например, груши или персика, мы можем идентифицировать, распознать вкус яблока, и можем отличить его от вкуса груши или персика. Но в нашем опыте мы имеем дело со вкусом яблока — и этой реальности «вкуса яблока» как таковой нет ни в яблоке самом по себе (без нашего сознания или сознания другого существа, способного к вкусовым восприятиям), ни в нашем сознании самом по себе (без яблока у нас во рту).

А теперь распространите этот ход рассуждений на весь наш эмпирический опыт. Принципиально здесь ничего не меняется, и этот ход рассуждений мы можем распространить на все прочие наши ощущения и восприятия. В том числе на пространственно-временное восприятие. А затем распространите тот же взгляд и на любые опыты и эксперименты, которые ставили или ставят физики, химики и прочие ботаны. Принципиально здесь также не меняется ничего. Так как основы нашего бытия и нашего познания — остаются теми же самыми. И тогда вы поймете, что любой опыт и эксперимент существует точно так же, как для нас существует реальность «вкуса яблока». То есть тогда станет ясно, что в наших опытах и экспериментах мы не вытаскиваем какие-то вещи из «черного ящика» и даже не «нащупываем» их на дне этого «ящика» — мы создаем, порождаем совершенно новую реальностью, которой без нас и нашего сознания не было бы. 

И поэтому мы, наше сознание, уже присутствуем при любом научном эксперименте точно так же, как мы и наше сознание присутствуем при поедании яблока и при возникновении в нашем сознании реальности «вкуса яблока». И поэтому любой эксперимент — это все та же особого рода объективно-субъективная реальность, с которой мы имеем дело постоянно в нашей жизни и которую мы принимаем за «окружающий нас мир» — как нечто, что, как нам кажется, существует само по себе, как будто этот мир существовал бы в том же виде, даже если бы нашего сознания в этой реальности не было. И что бы там физики и прочие ботаны ни «нащупали» в своих экспериментах и наблюдениях (даже с помощью очень сложного оборудования) — это все равно только наш эмпирический опыт. То есть то, что уже стало частью нашей, человеческой реальности — то есть реальности нашего сознания. И которая поэтому в значительной степени конструируется, создается уже нашим сознанием, с присущими ему формами.                 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic