kirill_nav_1

Categories:

Что мы познаем в нашем рациональном познании? - 13

Что ж, продолжим. Так вот, что касается этого Витгенштейна, то нетрудно заметить, что фигура это в философии довольно странная и особенная. Я много раз замечал, — при чтении какой-нибудь книги или статьи по философии, — что постоянно натыкаюсь на упоминание этого Витгенштейна (в восторженных и позитивных тонах, естественно), хотя вроде бы тема самой книги или статьи о совсем других проблемах, и к «творчеству» Витгенштейна никакого отношения не имеет. Или идет обсуждение какой-то философской или околофилософской темы — и постоянно, к месту и не к месту, упоминается этот кретин. То есть Витгенштейн — это такой маркер, что ты в курсе проблем современной философии, кое в чем разбираешься, и при этом находишься в «мейнстриме» западной философии. Даже если те, кто пишет или говорит об этом еврейском кретине в восторженных тонах, как ты скоро понимаешь, либо вовсе его не читали, либо в философии разбираются плохо. Но вот позитивный экивок в сторону Витгенштейна, хотя бы мельком, сделать стараются обязательно.  

А это явный признак того, что Витгенштейн — фигура «политическая» и «партийная». То есть что за этой фигурой стоят какие-то влиятельные силы, которые пытаются превратить его в фигуру особенную, знаковую. Что это такое — можно хорошо понять, например, по нашей еврейской либеральной тусовке. Конечно, люди там в основном довольно отвратительные и бездарные, но о «своих» они всегда отзываются только в позитивных и восторженных тонах. Или даже возьмите нынешних американских демократов, которые бешено топят против Трампа, но при этом визжат от восторга от Обамы или Клинтон.

И Витгенштейн, конечно, не единственная такая особенная, знаковая фигура. В физике, например, как нетрудно понять, похожую роль играет Эйнштейн. «Священная фигура», символ всей современной физики, критика которого среди «приличных» физиков не принята. То есть он тоже играет в физике особую роль — роль скорее идеологическую и политическую, олицетворяя собой какие-то идеи и какие-то силы.

Как это объяснить? Тем, что Эйнштейн и Витгенштейн — оба евреи? Нет, не этим. НЕ ТОЛЬКО ЭТИМ. В физике есть множество других физиков-евреев, которые сыграли в ней очень большую роль — например, Нильс Бор, один из создателей квантовой механики и тоже еврей. Но сравните, какое место в физике занимает Эйнштейн и как его дико пиарят уже несколько десятилетий, и какое место занимает в ней Бор (весьма скромное — да, один из крупнейших физиков 20 века, но «ничего особенного»). И в философии также есть множество евреев, которые оказали на ее развитие серьезное влияние — тот же Гуссерль, например, основатель целого философского направления, феноменологии. Но Гуссерля тоже никто восторженно не расхваливает, а вот Витгенштейна пиарят страшно. Так что дело не в этом. Конечно, что Эйнштейн и Витгенштейн — оба жиды, играет свою роль, так как мировая жидовня, естественно, по всему миру из штанишек выпрыгивает, чтобы восхвалять этих двух своих евреев. Но жиды вообще всех своих пиарят — даже самых последних бездарностей и негодяев. И в этом смысле они здесь скорее служат лишь еще одним условием — пусть и важным — для того, чтобы огородить Эйн-Витгенштейна от всякой критики и заставить всех остальных восторженно повизгивать при одном упоминании этих имен.

Это важный момент, но, очевидно, не главный. Эйштейна в физике и Витгенштейна в философии какие-то силы превратили в «священные фигуры», видимо, по причине тех идей, которые они представляют — Эйнштейн в физике и Витгенштейн в философии должны собой «цементировать» какие-то идеи. И силы, стоящие за ними, очень влиятельные, и это силы политические. Как все это делается и зачем это нужно, мы сегодня хорошо видим на примере той же Алексеевич — белорусской писательнице, которую вытащили непонятно откуда и выдали ей Нобелевскую премию. И всем понятно, что вовсе не за ее творчество, а по политическим причинам — чтобы вылепить из нее политическую фигуру. 

Вот и Витгенштейн — фигура такого же рода. Но если Алексеевич — фигура скорее чисто политическая, то Витгенштейн и Эйнштейн — скорее фигуры идеологические. Они «цементируют» собой определенные идеи, а не просто политику (а это гораздо важнее). Кроме того, если у Эйнштейна еще можно найти какие-то достижения в физике (свои, или «позаимствованные» у других физиков), то Витгенштейн — для тех, кто разбирается в философии — это полный ноль. Что-то вроде «Алексеевич в философии». И если его удалось раздуть до такой величины, то только потому, что людей, хорошо разбирающихся в философии, не так много — гораздо меньше, чем писателей, критиков и читателей. Поэтому если Нобелевская премия по литературе Алексеевич у многих вызывает ухмылку, то с Витгенштейном — все всерьез. Это такой «Эйнштейн в философии 20 века». Так его пытаются представить.  

Что за силы стоят за Витгенштейном? Вот как раз ответ на этот вопрос вполне очевиден. Можно спорить о том, кто стоит за Эйнштейном (хотя, как мне кажется, то, что его пиарят сраные бриташки и жиды — вполне очевидно). Можно спорить о том, были ли Карл Маркс и Фридрих Энгельс агентами британских спецслужб (хотя мне кажется, и здесь все очевидно). Но вот относительно Витгенштейна здесь никаких вопросов и сомнений быть не может. Это ученик Бертрана Рассела, он у него долго обучался, и его «логический атомизм», изложенный в его «Логико-философском трактате» — это, с небольшими изменениями, «логический атомизм» Бертрана Рассела, который тот до этого разрабатывал несколько лет (и не один, конечно). А Рассел — это уже не какой-то австрийский еврей-гомосексуалист. Это уже человек очень серьезный, который, конечно — как и все видные британские философы, писатели и ученые — был связан с британскими спецслужбами (или точнее сказать, он сам и был этими спецслужбами).

То есть Витгенштейн понадобился сраным бриташкам для продвижения в философии определенных идей. Иногда нужные им идеи сраные бриташки продвигают сами, через своих авторитетных людей (того же Рассела), но часто они используют для этого граждан других европейских стран (чаще всего — жидов) — для того, чтобы эти идеи были легче приняты в странах континентальной Европы. Одно дело, если бы, например, Карл Маркс и Фридрих Энгельс были бы англичанами, и оттуда бы запускали свой «призрак коммунизма» гулять по всей Европы, и совсем другое дело, когда они были как бы «немцами», связанными с немецкими социалистами и использующими в своей демагогии «диалектический метод» Гегеля. (Впрочем, свой «Коммунистический манифест» Маркс, как известно, все же зачитал именно в Лондоне в 1848 году, там же этот «Манифест» был впервые издан, там же в 1864 году Маркс создал свой «Интернационал» («Международное товарищество рабочих»), там же он написал свой «Капитал» (считается, что сам), и там же он похоронен — так что «призрак коммунизма» в итоге гулял по всей Европе, а вот Сраную Британию, развитую промышленную страну, оплот «мирового капитализма», по каким-то странным причинам старательно обходил стороной).   

А Австрия, конечно, тоже была важной страной, интеллектуальный класс которой было бы совсем неплохо поставить под свой контроль, и там еще до Первой мировой войны сраным бриташкам удалось организовать т.н. «Венский кружок» — который продвигал позитивизм и неопозитивизм. И для продвижения «логического атомизма» в немецкоязычных странах и в континентальной Европе сраные бриташки и выбрали Витгенштейна — еврейского гомосексуалиста австрийского происхождения с большими проблемами с головой.  

Ну, а дальше — уже «дело техники». Совсем идиотом Витгенштейн, конечно, не был (как не был полным идиотом и Эйнштейн), и — под чутким руководством Бертрана Рассела — он вполне осилил какие-то азы философии, логику и «логический атомизм». Который он и представил в 1921 году на немецком языке в своем «Логико-философском трактате». Причем по легенде (здесь сраные бриташки тоже большие мастера) он написал этот трактат в окопах, во время Первой мировой войны. До войны он сидел в Лондоне, осваивал британскую философию, а с началом войны сразу же вернулся в Австрию и добровольцем пошел воевать (при том, что Австрия была в этой войне противником Сраной Британии). «Австрийский патриот», ага. И вот, сидя в окопах, под свистом пуль и снарядов, он якобы и написал это свое «гениальное творение». «Гений, чо». А гении — они такие.

Ну, а после публикации этого трактата в 1922 году на английском, «еврейский гений» — провозгласив, что все философские проблемы он решил — отправился преподавать в сельскую школу. Такой вот «праведник мира». Красивый ход. Впрочем, сраные бриташки довольно скоро снова вызвали его в Сраную Британию, где он преподавал в Кембридже. И при этом, конечно, старался поддерживать тесные контакты с Венским кружком, продвигая свои идеи.

То есть кто стоит за Витгенштейном — здесь как раз вопросов нет. Витгенштейна сделали сраные бриташки. От и до. От его биографии до его имени. И по сути он им был нужен для продвижения «логического атомизма», разработанного Расселом (вероятно, в компании с другими британскими логиками и философами — сраные бриташки чаще всего работают группами, а потом кто-то один представляет миру и олицетворяет собой разработанные всем коллективом идеи и теории).

Но почему сраные бриташки придавали этому такое большое значение — так что они и сегодня всячески пиарят этого еврейского кретина? Ради «логического атомизма»? Думаю, что Рассел и сраные бриташки и в самом деле связывали с этим своим «логическим атомизмом» большие надежды — то есть надеялись, что они смогут его навязать западной философии как «великую философию 20 века». Но «логический атомизм» — это такое убожество, что его полная несостоятельность как философии стала понятна еще при жизни Рассела и Витгенштейна, и оба они от него позднее по сути отказались. 

Тем не менее, и Рассел и Витгенштейн сыграли большую роль в становлении всей т.н. «аналитической философии» — доминирующего направления в философии в англосаксонском мире. А что такое «аналитическая философия»? Это все тот же философский солипсизм. Солипсизм, который сраные бриташки очень упорно, уже более двух столетий, под разным обличьем, продвигают в западной философии. И Витгенштейн им нужен в качестве «священной фигуры» в философии, «цементирующей» именно эти идеи солипсизма. И поэтому здесь появляется вопрос, который я уже задавал ранее: а зачем? Зачем сраные бриташки двигают в философии солипсизм — то есть, вообще говоря, откровенное безумие и сумасшествие? И прилагают к этому такие большие усилия — задействуя для этого все свои каналы влияния? И вот на этот вопрос я постараюсь ответить далее.           

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic