kirill_nav_1

Categories:

Ошибка Канта в его представлениях о природе пространства и времени - 10

Так вот. Таким образом, пространство и время — вовсе не есть просто формы нашего сознания, в которые, словно бы в «рамочку», наше сознание укладывает все прочие наши ощущения и весь наш эмпирический опыт (как полагал Кант). Нет. За пространством и временем, как и за всеми прочими нашими формами сознания (вкусами, цветами, звуками, запахами и т.д.), также стоит объективный мир, объективная материальная реальность — гравитационно-инерционное поле. И пространство и время и есть не что иное, как формы нашего сознания, в которых мы воспринимаем гравитацию и инерцию.

О том, почему это так, и как пространство и время связаны с гравитацией (в том числе в представлениях современной физики) — об этом я уже писал более подробно ранее, при первом изложении моей философии.

Пространство и время для философии как "объективная реальность". (16 постов)

Что есть пространство-время как гравитационно-инерционное поле? (8 постов)

И из сказанного должно быть ясно, почему я тогда так сильно ругался на Эйнштейна. Проблема, конечно, не в самих уравнениях Эйнштейна, лежащих в основе т.н. «общей теории относительности» (которые он, впрочем, стыбрил у немецкого математика Гильберта), — вполне возможно, что они верны или достаточно точны. Проблема в том, какую интерпретацию дал этим уравнениям этот еврейский прохвост. А он объявил, что открыл «причину гравитации», и этой «причиной», по мнению этого еврейского кретина, якобы является «искривление пространства-времени».

О, до какого же безумия иногда доходят жиды в своей самонадеянной наглости и гордыне! Ведь утверждать, что «искривление пространства-времени» является «причиной» гравитации — это примерно то же самое, что утверждать, что способность нашего сознания порождать вкусовые ощущения при соприкосновении нашего рта с яблоком или грушей является «причиной» химического состава яблока или груши. Или что способность нашего сознания различать цвета, — то есть «окрашивать» окружающие предметы в различные цвета в соответствии с различной длиной световой волны, отраженной этими предметами, — является «причиной» электромагнитных волн и их разных частот. Или утверждать, что способность нашего сознания воспринимать (порождать в сознании) звуки является «причиной» колебания воздуха. 

Вкусы, цвета и звуки — это формы нашего сознания, формы восприятия эмпирического опыта. И, естественно, эти формы никак не могут быть причиной материальной (физической) реальности. И точно так же и пространство и время (или их «искривление»), конечно, никак не могут быть «причиной» гравитации. Причинность здесь скорее обратная: это гравитация является причиной того, что весь окружающий нас мир мы (наше сознание) воспринимаем в пространстве и времени.

Ну, ок, Эйнштейн был слишком тупым, чтобы понять, о чем написал Кант в своей «Критике чистого разума» (а этот еврейский тупица читал Канта — и это точно известно). Но он мог бы сообразить, что пространство и время — это реальность нашего сознания, то есть реальность идеальная. И что поэтому идеальная реальность нашего сознания никак не может быть причиной реальности физической, материальной. 

Впрочем, Эйнштейн и вообще был жуткой тупицей. С самого детства. А большинство своих «открытий» он украл у других физиков и математиков. И когда я читал переписку Эйнштейна с Бором, я никак не мог понять, как этот кретин, который жутко тупит на каждой странице, мог хоть что-нибудь открыть самостоятельно. Полагаю, что Эйнштейн — это фигура подставная и политическая, раздутая искусственно, за которой стояли британские спецслужбы. Как они же стояли за Карлом Марксом, и через Энгельса подкидывали тому ключевые идеи его коммунистического бреда (в том числе для написания «Капитала» — с совершенно абсурдной и ошибочной «политэкономией»). Учитесь, гебисты! Учитесь, как ловко английские спецслужбы направляют в нужную им сторону не только общественные процессы и развитие науки, но и всю историю. Так что и вы сами, со всем своим советским дерьмом в своих гебешных головах, по сути являетесь только побочным продуктом деятельности британских спецслужб.

Впрочем, речь не об этом. Я сейчас не буду снова вдаваться в ОТО и в проблематику современной физики. Это дело физиков. Пусть копают. Может быть, что-нибудь откроют интересное. А я сейчас хотел бы сосредоточиться на вещи куда более важной и интересной, чем физика — на философии. Так как без философии невозможно понять, что, вообще говоря, мы познаем в физике и других науках, как мы познаем, что такое знание, что такое математика и что и откуда там берется. И поэтому сейчас для меня важнее показать максимально ясно, в чем Кант был не прав, почему его философия ошибочна, и чем моя философия принципиально отличается от философии Канта. И почему моя философия — это и есть философская истина. 

Конечно, главная ошибка и проблема Канта — это его «вещь-в-себе». Объективная реальность, которая находится вне пределов нашего сознания, и которая, как уверяет Кант, поэтому всегда остается для нас принципиально непознаваемой. И чтобы исправить эту фатальную ошибку товарища Канта, нам нужно признать, что: 1. Объективная реальность — это реальность материальная. 2. Мы через эмпирический опыт (то, что я называют «вещью-для-человека») познаем не что-нибудь, а эту объективную материальную реальность (которую я называю в своей философии «вещью-как-материя»).

Ок, мы не знаем, что лежит в основе этого материального мира, а сам термин «материя» — это всего лишь наш философский термин, которым мы обозначаем эту реальность в целом. Но здесь важно то, что эта реальность существует совершенно независимо от нашего сознания, и что она принципиальным образом отличается от нашего сознания со всеми его формами (как чувственными, так и рациональными). И задача философии — не отрицать эту материальную реальность или как-то пытаться ее спрятать и задвинуть на задворки философии, а понять, как мы — с помощью нашего сознания и через эмпирический опыт — познаем эту реальность. 

У Канта ничего этого нет. Его формы сознания, да и весь эмпирический опыт, НИКАК не соотнесены с объективной реальностью, которую Кант называет «вещью-в-себе». Более того, Кант постоянно подчеркивает, что ничто в нашем знании не может быть соотнесено с этой «вещью-в-себе». Эта «вещь-в-себе» лишь каким-то чудесным образом воздействует на «душу», порождая ощущения, после чего наши формы сознания — существующие как бы совершенно отдельно от остального мира — по каким-то своим неведомым правилам оформляют эти ощущения в эмпирический опыт (то есть тот мир, который мы видим вокруг), а затем наш разум — также на основе каких-то своих правил — начинает этот эмпирический опыт анализировать и изучать. И в результате мы получаем некие «знания». О чем? В чем смысл и цель такого «познания»?

Я утверждаю, что все наши чувственные формы сознания не просто оформляют ощущения — они постоянно работают на то, чтобы дать нам адекватные представления об объективном мире. Для этого и нужны все наши органы чувств и все эти формы нашего сознания (вкусы, цвета, звуки и т.д.). Мы существуем в объективном мире. Который нашей воле и нашему сознанию не подчинен. И который для нас, как для живых существ, представляет серьезную опасность. И мы должны ориентироваться в этом объективном мире — а не просто пребывать в каких-то декорациях, которые выстраивает для нас наше сознание, и которые к объективной реальности не имеют никакого отношения.

В том числе это касается и пространства и времени. Это не просто «рамочка», в которую наше сознание укладывает весь эмпирический опыт — это формы восприятия объективной реальности. Да, они отличаются от всех прочих наших форм восприятия — тем, что они являются наиболее универсальными (так что все вообще ощущения и весь окружающий нас мир дан нам в пространстве и времени), и тем, что они теснейшим образом связаны с нашими математическими и геометрическими представлениями. Но о чем это говорит? Это говорит о том, что и та объективная материальная реальность, которую мы воспринимаем через формы пространства и времени, — то есть гравитационное поле, — носит наиболее фундаментальный и универсальный характер. И эта реальность имеет для нашего выживания и существования критически важное значение.

Но что в этом странного? Гравитация и инерция, как мы знаем, и в самом деле являются силами универсальными. И им подчинено все вообще — от звезд и планет до последней букашечки и травинки. И, естественно, в процессе эволюции живой природы именно эти две силы оказали решающее воздействие на развитие сознания живых существ. Мы еще букашечками были, у нас даже глазок нормальных не было, чтобы различать частоту электромагнитных волн света — а гравитация на нас уже действовала. Мы еще обезьянами были и по деревьям прыгали, только-только нормальными ушами и глазками обзавелись — а гравитация на нас уже действовала. И когда мы спустились с деревьев и гордо выпрямили спину, преодолевая силу тяжести Земли — у нас уже был довольно большой и развитый моск. И в нашем сознании уже все ощущения и все прочие формы сознания были подчинены пространству и времени, как фундаментальным формам нашего чувственного восприятия — восприятия гравитационного поля.    

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic