kirill_nav_1

Category:

Ошибка Канта в его представлениях о природе пространства и времени - 8

Так вот. Таким образом, главная проблема Канта во всех его рассуждениях и построениях — это отсутствие в его философии тела и материи. Это породило множество проблем для всей его философии, в том числе, конечно — и в его учении о природе пространства и времени. И вот об этих последних проблемах мы и поговорим сейчас подробнее. 

Во-первых, сразу же возникает вопрос, как Кант (или эта его «душа») разделяет «внутреннее» от «внешнего». «Внутренний опыт» от «внешнего опыта». Ведь пространство, согласно Канту (и здесь мы с ним вполне согласны) — это априорная форма нашего сознания (или «души», если угодно), предназначенная для восприятия внешнего эмпирического опыта — который наше сознание (или «душа») получает в результате воздействия на него объективного мира, вещи-в-себе. А время — это форма восприятия как внутреннего опыта, так и внешнего.

Но где проходит эта граница «внутреннего» и «внешнего»? В самой «душе»? Значит ли это, что она имеет какую-то сложную природу? Или нет? Или она определяет «внешнее» и «внутреннее» как-то иначе? Кант на все эти вопросы ничего внятного нам не сообщает. 

Между тем, вполне очевидно, что границей между «внешним опытом» и «внутренним опытом» как раз-таки и служит наше тело. Конечно, эту границу было бы не совсем правильно проводить точно по поверхности нашего тела — ведь для нашего «я» и наши собственные мысли и чувства, и урчание живота или боль в нашем теле являются чем-то «внешним». Но только для нашего «я» — которое есть основание всего нашего единства и бытия, и к которому все вообще соотнесено как нечто «внешнее». Во всем же остальном под «внешним опытом» и «внешним миром» мы понимаем все, что лежит за пределами нашего тела. Потому что наше тело — оно наше, оно подчинено нашей воле и нашему сознанию. А все, что лежит за пределами этого тела, уже не наше — там уже начинается другой мир, мир объективный, который существует независимо от нашей воли и нашего «я».

Во-вторых, у Канта остается совершенно непонятным, как его «вещь-в-себе» (объективный мир) воздействует на эту его «душу». У Канта все это напоминает изнасилование девушки, находящейся в бессознательном состоянии: вроде бы вещь-в-себе постоянно воздействует на душу, порождает в душе ощущения, а что это за вещь-в-себе и как все это происходит — «ничего не помню». Но как все это происходит — более-менее понятно даже ребенку. Наши ощущения возникают не каким-то таинственным образом, а в результате воздействия внешнего мира на наше тело. Точнее сказать — на наши органы чувств. Именно здесь, на границе нашего тела с внешним миром, и в наших органах чувств, материальная реальность объективного мира начинает превращаться в реальность нашего сознания. Превращаться в феномен нашего сознания, существующий уже в нашем сознании в формах этого сознания. Почему Кант этот момент полностью игнорирует? Потому что наше тело — материально, а Кант не хочет признавать существование материального мира.   

В-третьих, даже если Кант не признает какой-либо роли нашего тела в формировании внешнего эмпирического опыта и в нашем существовании в целом, он все же не может отрицать само его существование. Что бы там ни писал советский еврейско-грузинский проходимец от философии Мамардашвили в своих бреднях о Канте, но Кант вовсе не был бесплотным духом. И он не был сумасшедшим. Да, Кант был девственником, но во всем остальном он был вполне обычным человеком. Со своим бренным телом. Как Кант интерпретировал и объяснял, в рамках своей философии, существование своего собственного тела? Что это? Результат воздействия вещи-в-себе на его «душу»? Какая-то особенная часть эмпирического опыта? Форма манифестации души?

Никак не объяснял. По крайней мере, в «Критике чистого разума» он не обмолвился об этом ни словом. Говорят, такие вопросы Канту задавали при его жизни после появления его книги, но ничего внятного Кант на эти вопросы ответить не мог. И понятно — почему. Потому что мы находим наше тело уже пребывающим в пространстве и времени, где пространство и время существуют уже как нечто данное, как часть объективного мира. И в этом смысле наше тело ничем не отличается от всех прочих предметов и вещей, находящихся в том же пространстве вокруг и рядом.

Наконец, в-четвертых, здесь возникает еще более серьезный вопрос, который касается уже всего нашего эмпирического опыта и всей философии Канта: а нахрена? А нахрена эта «душа» Канта занимается всем этим онанизмом? Зачем она там на себя как-то воздействует, производя пространство и время как формы восприятия всякого опыта? И зачем нам нужен этот эмпирический опыт, если — как утверждает Кант — объективный мир (его «вещь-в-себе») все равно оказывается принципиально непознаваемым? Что, вообще говоря, мы тогда познаем в нашем эмпирическом опыте? Только собственные формы, которые произвела эта «душа»? Нам ведь эта вещь-в-себе Канта никак не мешает. Ну, воздействует она как-то (непонятным образом) на «душу», и что?

Иначе говоря, агностицизм философии Канта, его нежелание признавать материальность объективного мира, делает бессмысленным вообще всякие наши познавательные способности — от пространства и времени и прочих чувственных форм нашего сознания до разума. Остается совершенно непонятным, в чем состоит цель нашего познания. Ведь если мы, как утверждает Кант, не познаем объективный мир, и не можем познать его в принципе — тогда зачем все это нужно?

Это, конечно, далеко не все вопросы к товарищу Канта по этой проблеме — таких вопросов можно с легкостью накидать еще с десяток. Я сейчас лишь хочу показать, что отсутствие в философии Канта тела и материи создает для философии Канта огромные проблемы. Да, собственно, все проблемы его философии проистекают именно по этой причине — из-за того, что в его философии отсутствует важнейшее звено: наше собственное тело и материя. В том числе это создает неразрешимые проблемы и для правильного понимания природы пространства и времени. 

И далее я покажу, как решаются все эти проблемы. И почему проблематику пространства и времени невозможно разрешить без признания факта существования нашего тела и материального мира.       

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic