kirill_nav_1

Categories:

О природе московского самодержавия - 27

Итак, демократия! Но как демократия? И почему демократия? И разве это было возможным — трансформировать самодержавную монархию в демократический государственный строй? Ведь советские дегенераты убеждены, — под воздействием многолетней бешеной большевицко-жидовской марксистской пропаганды, — что Царь был «главным помещиком», главой всех помещиков и капиталистов, которые «угнетали трудовой народ». А демократия — это власть народа, и поэтому, как убеждены советские дегенераты, Царь никак не мог передать верховную власть демократии. Только в результате революции — которую и устроили большевики и жиды. Разве нет?

Но здесь нужно понимать, что Карла Марла — это был обычный еврейский дегенерат и шарлатан, и на пару со своим другом Энгельсом он просто работал на британские спецслужбы. Целью марксизма было подчинить интересам сраных бриташек все рабочее движение в Европе, и направить его в разрушительное русло, для подрыва промышленности и государственной системы стран континентальной Европы (прежде всего — Германии и России), и именно с этой целью Карла Марла с другом Фридрихом, по заданию и при содействии британских спецслужб, и создали свое шарлатанское учение для «пролетариата» и организовали Коминтерн. Поэтому ВЕСЬ марксизм — это просто шарлатанство, надувательство и пропаганда, и к реалиям (политическим, социальным, экономическим и историческим) он имеет весьма отдаленное отношение. 

В том числе в своей «политической философии». Марксистская «теория государства» не выдерживает никакой критики, так что советские историки потом очень-очень долго мучились, насилуя моск и себе самим и всем стальным, пытаясь «натянуть сову на глобус» — то есть пытаясь объяснить исторические события с точки зрения «единственно верного» учения марксизма-ленинизма-сралинизма. Классовая теория государства марксизма — согласно которой государство есть институт принуждения классом эксплуататоров класса эксплуатируемых с целью их эксплуатации, то есть изъятия у них продуктов производства и бабла — это скорее что-то из области еврейских фантазий, фантазий очень грубых и примитивных, весьма далеких от понимания природы государства. 

Безусловно, государством чаще всего правят люди имущие, состоятельные и образованные — то есть аристократия или олигархия, и именно этот класс при любой форме правления чаще всего и осуществляет управленческие функции (что вполне естественно, так как именно этот класс имеет необходимые навыки, образование, опыт, возможности и т.д.). Но цель государства вовсе не сводится к эксплуатации «трудового народа», а сама природа государства бесконечно сложнее. Строго говоря, то государство, о котором вещали Карла Марла с другом Фридрихом (или что-то близкое к этому), возникает только при олигархическом строе — который Аристотель считал «вырожденной» формой аристократического правления, и именно потому, что при олигархии цели по личному обогащению олигархов не отвечают природе и целям государства.

Во всем же остальном, при любой другой форме правления, государство имеет гораздо более сложную природу. В том числе при монархической форме правления. В самом деле, ведь в рамках марксистской «теории государства» совершенно невозможно объяснить, зачем и почему русские Цари подготовили и провели отмену крепостного права в России — преодолевая колоссальное сопротивление со стороны аристократии и значительной части дворянства и буквально рискуя своими жизнями. Само получилось, из-за развития капитализма, то есть в силу изменения «производственных отношений»? Нет, само это не получилось, «сами только кошки родятся», и эта отмена крепостного права готовилась очень долго и тщательно — как минимум, начиная еще с Александра Первого, а капитализм и промышленность в России в середине 19 веке еще только-только появились, и их бурное развитие началось уже после отмены крепостного права, в конце 19 — начале 20 века. И таких примеров в истории, которые ну никак невозможно впихнуть в узкое «прокрустовое ложе» примитивной и, конечно, глубоко ошибочной (как, впрочем, и весь остальной марксизм) марксистской «классовой теории государства» — полно. Строго говоря, вообще вся история человечества на каждом шагу опровергает эти примитивные фантазии еврейского шарлатана.

В то же время, из сказанного ранее (то есть из политической философии Аристотеля-Тихомирова) должно быть ясно, что монархическая власть — как власть верховная — в значительной степени опирается не только на аристократию, но и на народ (именно потому, что монархия — это не какая-то «частная лавочка» главного помещика и капиталиста, а государственно-политический строй, довольно сложный по своей природе и по своей системе управления государством). Только благодаря этому один человек — монарх — может править тысячами и миллионами, и при этом у монархии с аристократией могут быть очень сложные отношения. Иначе говоря, народ видит в монархе олицетворение не только своих религиозных, нравственных и национальных идеалов, но и олицетворение своей власти. И хотя при монархии источником этой власти является вовсе не народ (а какие-нибудь боги или Бог), но феномен монархической власти и монархического государства нельзя объяснить исключительно тем, что народ повинуется монарху только из-за насилия и принуждения. Даже восточные деспотии все же имеют более сложную природу, и этот религиозный момент, когда народ повинуется монарху добровольно, в них также присутствует.

Это понимали все вменяемые политические философы, начиная с Аристотеля или даже раньше — и только Карла Марла этого не понимал! (или делал вид, что не понимает). Ведь даже Гоббс, в сущности, понимал природу монархической власти подобным же образом. И у него монархия возникает из того, что народ, обладающий «суверенитетом» (то есть в терминах Аристотеля-Тихомирова — верховной властью), в какой-то момент, дабы прекратить «войну всех против всех», передает этот свой «суверенитет» (верховную власть) одному человеку, который теперь стоит выше всех и может с помощью суда и принуждения прекратить эту «войну всех против всех». 

Большевицкая сволочь грабит церкви и "буржуев". В сущности, вся марксистская "теория государства" призвана была обосновать очень простой лозунг: "Грабь награбленное!" И ублюдок Ульянов, по простоте своей, этот лозунг одобрил вполне официально, как перевод марксистской "экспроприации экспроприаторов" - во время выступления на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 году вождь пролетариата так и сказал: "В лозунге «грабь награбленное» я не могу найти что-нибудь неправильное, если выступает на сцену история. Если мы употребляем слова: экспроприация экспроприаторов, то почему же нельзя обойтись без латинских слов?" И, в сущности, большевики именно этим и занимались. Причем, ограбив "помещиков и капиталистов" и просто прохожих, которых они объявляли "буржуями", они тут же принялись грабить крестьян и рабочих, а затем и весь русский народ и всю Россию. Марксизм - это идеология уголовщины, грабежа и мародерства, и именно с этой целью марксизм и создавался, и именно в этом состоит его суть - как бы мы ни переводили термины марксизма с латыни на немецкий или на русский язык.
Большевицкая сволочь грабит церкви и "буржуев". В сущности, вся марксистская "теория государства" призвана была обосновать очень простой лозунг: "Грабь награбленное!" И ублюдок Ульянов, по простоте своей, этот лозунг одобрил вполне официально, как перевод марксистской "экспроприации экспроприаторов" - во время выступления на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 году вождь пролетариата так и сказал: "В лозунге «грабь награбленное» я не могу найти что-нибудь неправильное, если выступает на сцену история. Если мы употребляем слова: экспроприация экспроприаторов, то почему же нельзя обойтись без латинских слов?" И, в сущности, большевики именно этим и занимались. Причем, ограбив "помещиков и капиталистов" и просто прохожих, которых они объявляли "буржуями", они тут же принялись грабить крестьян и рабочих, а затем и весь русский народ и всю Россию. Марксизм - это идеология уголовщины, грабежа и мародерства, и именно с этой целью марксизм и создавался, и именно в этом состоит его суть - как бы мы ни переводили термины марксизма с латыни на немецкий или на русский язык.

И все отличие этого учения Гоббса от хорошо известной политической философии Аристотеля, в сущности, состоит только в том, что Гоббс, будучи англичанином, полагал, что в природе власти и государства лежит зло и необходимость ограничить это зло. А Аристотель, будучи греком, полагал, что в основе государства лежит благо, желание людей совместно стремиться к благу (в том числе благу материальному). Хотя правы, конечно, оба — так как что же такое есть пресечение зла по Гоббсу, как не то самое стремление к благу по Аристотелю? Просто Аристотель идет дальше Гоббса, и понимает благо гораздо шире.   

Но нет! Карла Марла — как настоящий еврей — все сводит исключительно к набиванию карманов, то есть исключительно к экономической эксплуатации правящими «трудового народа». И именно и только к этому у него и сводится вся природа государства, что превращает марксистскую теорию — в теорию для дебилов, очень удобную для пропаганды социальной ненависти и для поощрения грабежей и уголовщины под лозунгом «Грабь награбленное!» (лозунг, который Ульянов и большевики-жиды, по простоте своей еврейской, одобрили вполне официально), но совершенно непригодную для понимания природы государства, истории и политических процессов в обществе.

Что же касается форм государства — то этот вопрос еврейского шарлатана и марксистов, похоже, и вовсе не интересует. В истории, очевидно, существовали и существуют государства с очень разными формами правления (точнее сказать, они все сводятся к шести формам, обозначенным еще Аристотелем). И при этом эти формы иногда меняется — либо в результате государственных переворотов и революций, либо в результате реформ или длительного исторического процесса. И многие-многие события в истории — это как раз и есть проявление этой политической борьбы за верховную власть между тремя политическими силами — монархией, аристократией и демократией. В том числе — и вся история Римской Империи, которая постепенно из демократической республики трансформировалась в византийскую монархию. Но Карла Марла все это игнорирует, и для марксистов какой-нибудь бунт гладиаторов под руководством Спартака предстает чуть ли не ключевым событием всей истории Римской Империи — хотя это было совершенно локальное событие, не сыгравшее никакой роли. Но зато оно кое-как все же укладывается в примитивную марксистскую «теорию государства».

Поэтому в трансформации государственного строя нет ничего необычного. Да, это процесс очень сложный, так как он предполагает изменение всего государственного строя, и нередко он сопровождался в истории кровью и резней, но ничего необычного в нем нет. И в «московском государстве» монархия на самом деле уже дважды претерпевала серьезные изменения — так как в результате реформ Петра московское самодержавие, в сущности, превратилось в абсолютистскую монархию, предполагающую, что монархия входит в столь тесный союз с аристократией, что монарх уже проводит интересы аристократии. 

Но в 19 веке самодержавие было восстановлено, и оно вошло в союз с народом — что и привело к тому, что московская аристократия начала инспирировать в России революцию с целью свержения самодержавия. И именно этот союз самодержавия и народа и пугал московскую аристократию более всего, вызывая у нее бешеную ненависть к Царям. Но именно этот же союз и мог стать той важнейшей предпосылкой для постепенной передачи верховной власти от самодержавия народу — то есть предпосылкой для трансформации монархии в демократию. Никакой пропасти между Царями и народом в политическом смысле не было, и это был по-своему вполне естественный и логичный шаг, вытекающий из природы монархии. И «Манифест» 1905 года в этом смысле вполне можно рассматривать как важный шаг в этом направлении.                           

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic