kirill_nav_1

Category:

О природе московского самодержавия - 23

Но здесь возникает еще один важный вопрос: почему же русские Цари на протяжении всего 19 века и вплоть до Николая Второго так упорно отказывались пойти на уступки московской аристократии — то есть пойти на ограничение самодержавия (в форме конституции или как-то еще)? Так, что для того, чтобы вырвать у Николая Второго известный Манифест 17 октября 1905 года — по которому создавалась Государственная Дума, избираемая на партийной основе и принимавшая все законы — этой московской сволочи пришлось устроить революцию 1905 года? Революцию, начавшуюся с известной гнусной провокации Гапона 9 января 1905 года, и революцию, надо заметить, весьма кровавую — с сотнями убитых революцией чиновников и с сотнями повешенных революционеров и жидов.

Но ведь была, была проблема! Проблема очевидная и очень острая, которая с каждым годом становилась все острее. И проблема в действительности очень старая. Ведь эта проблема — и требования московской аристократии дать ей «конституцию» — возникла вовсе не в начале 20 века при правлении Николая Второго. И даже не с восстания декабристов — главным требованием которых также было ограничение самодержавия и «конституция». И даже не с «Кондиций», которые московская аристократия заставила подписать Анну Иоанновну перед ее восшествием на престол (и которые, как известно, она после восшествия на престол тут же «аннулировала» — эти «Кондиции» вызвали неприятие у московского дворянства, опасавшегося узурпации власти московской аристократией).

Эта проблема — то есть этот конфликт между московским самодержавием и московской аристократией — возник уже при первом московском самодержце, Иване Четвертом (или даже еще раньше — с убийства боярами Кучковичами князя Андрея Боголюбского). И, в сущности, уже князь Андрей Курбский требовал от московского тирана того же самого — гарантий жизни для московской аристократии или суда при вынесении смертного приговора. То есть «ограничения самодержавия». А московский тиран? А Иван Четвертый такой Курбскому: «Вернись, холоп, на Москву, изменник ты и пес смердячий! Я тебя, конечно, сварю в масле или посажу на кол (это я еще не решил), но ты сие должен принять со смирением и благодарностью, как добрый христианин и верный слуга Государя Московского! А я за тебя, собаку, потом помолюсь — так что ты хоть душу свою грешную спасешь». Но Курбский этим уговорам московского тирана, как известно, не внял. И человека понять можно: кому хочется закончить свою жизнь мучительной смертью, когда тебя задницей на кол сажают или живым в бочке со смолой варят? Курбский не был мазохистом, он еще пожить хотел. 

А Смута? Ну, ведь из-за той же самой проблемы московская аристократия эту Смуту устроила. Они же все прекрасно помнили опричный террор московского тирана — это все было совсем недавно, буквально на их глазах. И у многих московских бояр тогда ближайшие родственники закончили свои жизни с колом в заднице или на горячей сковородке. Поэтому они и устроили весь этот спектакль с самозванцем. Сначала царевича Дмитрия грохнули, сына Ивана Четвертого — чтобы «династический кризис» создать. А потом стали самозванца в Москву двигать — чтобы он, уже в качестве московского царя, им дал что-то вроде «конституции». И в итоге они чуть все «московское государство» не грохнули. На ровном месте. Хорошо, Минин с Пожарским ополчение собрали и выкинули ляхов и хохлов с их самозванцами из Кремля — а так бы все в итоге закончилось распадом государства.

Серьезная проблема. И проблема очень давняя. Так что в этом конфликте между московским самодержавием и московской аристократией много крови пролилось, с обеих сторон. И этот конфликт создавал огромные проблемы для всей страны и государства. А в начале 20 века он еще более обострился. Ведь самодержавие и лично Николая Второго к тому времени уже почти все «образованное общество» ненавидело — включая значительную часть чиновников и военных. Ненавидели настолько, что они шли на самую гнусную клевету в адрес Николая Второго и его супруги. Да и в народе православная вера и вера в Царя к тому времени уже сильно пошатнулись. И все это создавало огромные проблемы для России — так что эта московская сволочь уже во время русско-японской войны шла на прямой саботаж и измену, желая России поражения в этой войне. 

Но нет! Русские Цари упорно отказывались пойти на ограничение самодержавие. И Николай Второй издал свой Манифест, только когда эта московская сволочь уже по всей России забастовки, мятежи и революционный террор устроила. В чем причины этого упорного нежелания русских Царей пойти на уступки московской аристократии? В упрямстве и властолюбии? О нет! Русские Цари восходили на престол почти как на эшафот и без особого восторга — так как они прекрасно понимали, что московская аристократия может в любой момент попытаться их убить. Примеров было множество — как из русской истории, так и из истории Византии и других стран. И Александра Второго эта сволочь в итоге таки убила.

Нет, дело, конечно, было вовсе не во властолюбии, упрямстве или глупости русских Царей. Причины, по которым они так упорно отказывались пойти на уступки московской сволочи, были совсем другие.

Достоевский изгоняет вонючих большевицких бесов Ульянова, Джугашвили и Бронштейна. Увы, Федор Михайлович, но изгнать этих поганых бесов революции из России с помощью креста (даже очень большого) или с помощью "поста и молитвы" было уже невозможно. Для этого требовался разум и воля. И политическая философия. Так как спасти Россию от революции могли только хорошо продуманные реформы всего государственного строя.
Достоевский изгоняет вонючих большевицких бесов Ульянова, Джугашвили и Бронштейна. Увы, Федор Михайлович, но изгнать этих поганых бесов революции из России с помощью креста (даже очень большого) или с помощью "поста и молитвы" было уже невозможно. Для этого требовался разум и воля. И политическая философия. Так как спасти Россию от революции могли только хорошо продуманные реформы всего государственного строя.

И здесь важно понимать, что «ограничение самодержавия» (в форме «конституции» или как-то еще) вовсе не означало просто передачу каких-то властных функций или полномочий от монарха другим государственным органам. Я ведь не случайно обратился ранее к политической философии, и из сказанного должно быть ясно, что любое «ограничение самодержавия», в сущности, означало ликвидацию этого самодержавия. То есть означало, что власть монарха переставала быть верховной властью. Верховная власть — она потому и верховная, что она не может быть ничем ограничена, и что она является источником всякой прочей власти. И если происходит «ограничение самодержавия» — то это означает, что самодержавие (то есть монарх) уже перестает быть верховной властью. И именно поэтому вся эта борьба московского самодержавия и московской аристократии принимала такие ожесточенные, бескомпромиссные и нередко кровавые формы — борьба между ними шла не за какие-то властные полномочия, а за верховную власть, то есть вокруг самого принципа верховной власти и всего государственного строя.  

Иначе говоря, «ограничение самодержавия», в сущности, означало изменение всего государственного строя, самого принципа верховной власти. Во всей огромной Российской Империи. А это уже не шуточки — это дело уже очень серьезное. Это уже «государственная революция». Которая могла иметь очень серьезные и непредсказуемые последствия для всего государства и всей страны. Ведь даже для отмены крепостного права понадобилась очень серьезная подготовка — от выстраивания системы государственного управления до экономического обоснования и соответствующей подготовки «общественного мнения». Хотя крепостное право было «всего лишь» экономической системой, на которой держался государственный строй — возникший из необходимости «московского государства» содержать чиновников и армию. А изменение принципа верховной власти всего государственно-политического строя — это штука еще более серьезная, самая серьезная для всего государства, так как речь идет об изменении основ всего государства и всей страны.

Это во-первых. А во-вторых, кому русские Цари должны были передать верховную власть в государстве? Вариантов здесь только два — либо аристократии, либо демократии. Верховная власть едина и неделима, и если монарх перестает быть верховной властью, то носителем верховной власти может стать только либо аристократия, либо народ. Но передача верховной власти демократии — то есть народу — конечно, тогда была и вовсе невозможной. Основную массу народа составляло крестьянство — которое к управлению государством, конечно, было совсем не готово. Ну, вот избрали Государственную Думу, и большинство мест там получили трудовики и кадеты — по сути две революционные партии. Которые, естественно, тут же занялись революционной пропагандой.

Партийный состав Государственной Думы четырех созывов 1906-1917 годов.
Партийный состав Государственной Думы четырех созывов 1906-1917 годов.

Демократии тогда не было нигде в мире (кроме Америки, быть может), и избирательные права были всюду сильно ограничены, даже в любимой московскими либералами Англии избирательное право расширялось очень осторожно и постепенно. Да и в целом создание Думы, конечно, было большой политической ошибкой, так как это орган все же демократический, и — в условиях сохранявшего самодержавия — он неизбежно должен был превратиться в орган революции (что и произошло).

Передать верховную власть московской аристократии? Вот этой сволочи, которая издавна ненавидела самодержавие, и которая уже много лет мутила в России революцию? И которая в итоге в феврале 1917 года пошла на открытую государственную и национальную измену во время тяжелейшей войны? К тому же эта московская сволочь дико ненавидела не только самодержавие, но и русский народ — не будем забывать, что именно эта сволочь при московите Петре устроила погром всех русских сословий, а крестьянство обратило в рабство. Но и в начале 20 века это были, в сущности, вчерашние крепостники и рабовладельцы — которые ненавидели самодержавие еще и за то, что русские Цари все же отменили крепостное право и лишили эту сволочь очень большой столетней лафы. Ну, а что из себя представляло «русское образованное общество», подконтрольное этой аристократии, тоже было вполне очевидно — эти кретины носились с любыми «прогрессивными» идеями, позаимствованными из Европы, совершенно не зная и не понимая Россию, и с головами, полными дури и блажи. 

Наконец, в-третьих, я полагаю, что Николай Второй и русские Цари и в самом деле были убеждены, что самодержавие — это лучший государственный строй, который более всего подходил России. И для этого у них были, надо признать, достаточно серьезные основания. Ведь этому строю уже было несколько столетий, Россия прошла с ним через множество испытаний, и этот строй был освящен византийской (а через нее — римской) идеей. Очень все выглядело основательно и солидно, и менять этот строй по требованию московской сволочи и слабоумного «русского образованного общества» Цари, конечно, вовсе не хотели. К тому же на протяжении всего 19 века Цари при этом строе в целом вполне успешно решали задачи государства — в том числе по отмене крепостного права.

То есть причина, по которой русские Цари так упорно отказывались пойти на ограничение самодержавия, в сущности, состояла в их чувстве ответственности за судьбу России и всего государства, а вовсе не в каком-то их властолюбии или упрямстве или глупости. И, надо признать, эта причина была очень веской — передавать власть московской сволочи или «русскому образованному обществу» того времени было бы в высшей степени безответственно, так как что из себя представляла эта московская сволочь, было вполне очевидно. И когда эта сволочь в феврале 1917 года все же свергла самодержавие — она буквально за полгода довела Россию до катастрофы, а близкую победу в Мировой войне превратила в поражение. И власть в стране в итоге захватила банда международных авантюристов, уголовников и шпионов во главе с ублюдком Ульяновым, тесно связанных с Лондоном и Коминтерном. Это Царь Николай Второй в этом виноват? Нет, все это уже произошло без него — когда «порулить страной» дорвалась вот эта московская сволочь. С красными масонскими бантами на груди (красный бант означал «красную розу» — в масонстве символ клятвы молчания, сохранения тайны заговора).                 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic