kirill_nav_1

Categories:

О природе московского самодержавия - 15

Но прежде, чем снова обратиться к Византии и России, я бы все же хотел еще раз кинуть свой взгляд на Восток. Восток — оно, конечно, «дело тонкое», однако социальный и политический прогресс не прошел мимо и стран Востока, и откровенный деспотический строй, столь свойственный странам Востока издревле, сегодня уже, конечно, и там сменился на что-то более приличное. И в качестве примера я хотел бы привести краткий анализ в категориях Аристотеля-Тихомирова государственного строя двух ключевых стран Ближнего Востока — Саудовской Аравии и Ирана. Ну, примерно, как ранее я дал такой же краткий анализ государственного строя Китая. Это же интересно, какой государственный и политический строй сейчас установлен в Саудовской Аравии и Иране? Очень!

А какой государственный строй в Саудовской Аравии? Принято считать, что в Саудовской Аравии — монархия, причем одна из самых старых и уважаемых на Востоке и в мире (Саудиты правят Саудовской Аравией с 1744 года, хотя в современных границах она появилась лишь в 1932 году). Ан нет! Главой государства действительно является король — в данный момент — Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд, но я уже приводил примеры (Ватикан, Речь Посполитая), когда монарх является лишь выдвиженцем аристократии и главой этой аристократии, но верховная власть принадлежит не монарху, а аристократии.

Нынешний король Саудовской Аравии - Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд. Правит с 2015 года, до этого, в качестве наследного принца, занимал множество других государственных постов в Саудовской Аравии.
Нынешний король Саудовской Аравии - Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд. Правит с 2015 года, до этого, в качестве наследного принца, занимал множество других государственных постов в Саудовской Аравии.

Вот и Саудовская Аравия — яркий пример такого аристократического государственного строя, в форме «аристократической монархии». Правящий король там, конечно, обладает достаточно большой властью, но все же он правит только как глава рода Саудитов. И именно этому роду Саудитов — который и составляет аристократический слой Саудовской Аравии — и принадлежит верховная власть в государстве. А эти Саудиты, надо заметить, расплодились уже очень прилично — сейчас их около 20 тыс., и при этом около 200 из них являются принцами (то есть обладают какими-то правами на престол).

То есть Саудовская Аравия — это такая «частная лавочка», которой владеет и управляет вот это семейство Саудитов, все члены которого являются родственниками друг друга (более близкими или дальними). И государственная политика Саудовской Аравии — это, в сущности, «семейное дело» этого клана Саудитов, как и бизнес и экономика Саудовской Аравии — это общий «семейный бизнес» Саудитов. Конечно, среди этой толпы Саудитов также есть какая-то градация и иерархия (основанная на крови и родстве), и между ними постоянно происходит грызня за государственные должности и борьба за власть — тут «все как у людей», но все вопросы государственной политики Саудовской Аравии решаются в узком кругу этого семейства. И эти же принцы и прочие члены рода Саудитов занимают все ключевые государственные посты.

Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд в молодости, когда ему еще не нужно было облачаться в этот арабский исламский антураж.
Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд в молодости, когда ему еще не нужно было облачаться в этот арабский исламский антураж.

И в этом состоит важная особенность аристократического строя Саудовской Аравии — аристократия там очень замкнутая. Никто из других родов и подданных не может претендовать в Саудовской Аравии на какую-то власть или должность. Единственное исключение — еще один арабский род ас-Судайри: Суадиты, во избежание кровосмешения, чаще всего берут себе в жены женщин из рода ас-Судайри, и поэтому представители этого рода имеют некоторый вес и влияние в Саудовской Аравии. Но это и все. Любой другой человек, даже если он занимает какую-то должность (например, в армии), стоит бесконечно ниже любого Саудита, и войти в этот клан он в принципе не может. 

Но позднее ему пришлось появляться на публике всегда в традиционном арабской одежде и даже иногда демонстрировать владение саблей во время традиционного арабского танца арда. Что поделать? Такова роль, которую когда-то кто-то предписал Саудитам, и они стараются соответствовать этой роли.
Но позднее ему пришлось появляться на публике всегда в традиционном арабской одежде и даже иногда демонстрировать владение саблей во время традиционного арабского танца арда. Что поделать? Такова роль, которую когда-то кто-то предписал Саудитам, и они стараются соответствовать этой роли.

С одной стороны, эта замкнутость саудовской аристократии придает определенную устойчивость Саудовской Аравии и ее государственному строю, так как все члены этой аристократии связаны между собой кровными, родственными узами (а также общим религиозным мировоззрением). А с другой стороны, это же является и главной слабостью саудовского режима, так как всех остальных подданных Саудовской Аравии их полностью бесправное положение, конечно, сильно бесит — особенно если они придерживаются других религиозных воззрений. И хотя в последние годы Саудиты стараются всячески демонстрировать свой «демократизм» и подкармливать население (а уровень жизни в Саудовской Аравии, благодаря нефти, достаточно высокий), такой аристократический строй, конечно, создает серьезные риски для государства — ведь обычно аристократия, даже основанная на родословной и крови, все же оставляет «дверь открытой» для «выходцев из народа», что придает такой аристократии более демократический характер и позволяет инкорпорировать в свои ряды наиболее талантливых «выходцев из народа», тем самым «освежая кровь» аристократического строя. В Саудовской Аравии ничего этого нет, и поэтому при желании сковырнуть этот режим можно достаточно просто — так как это семейство там уже всех порядком достало (другой вопрос, что за династией Саудитов явно просматриваются уши англичан). 

"Королевская башня" в комплексе "Абрадж-аль-Бейт" (построен в 2004 - 2012 году) в Мекке, Саудовская Аравия. Ничего не напоминает?
"Королевская башня" в комплексе "Абрадж-аль-Бейт" (построен в 2004 - 2012 году) в Мекке, Саудовская Аравия. Ничего не напоминает?

А вторая особенность этого аристократического государства состоит в том, что оно имеет отчетливо теократический характер. Надо сказать, что Саудиты вовсе не являются потомками пророка Мухаммеда — они, по легенде, происходят от некоего Мани эль-Мрайди из города Эль-Катиф, жившего в 15 веке. Но все это, конечно, очень мутно, — гораздо яснее, что этот род Саудитов разгуляли и привели к власти англичане. Тем не менее, Саудиты (видимо, также во многом усилиями англичан) считаются главными хранителями суннитской (вакхабитской) ветви ислама, и поэтому государственный строй в Саудовской Аравии носит отчетливо теократический характер — там действуют довольно жесткие нормы шариата.

А это Биг-Бен в Лондоне. Так кому поклоняются мусульмане в Мекке: Каабе и Аллаху или Биг-Бену и англичанам?
А это Биг-Бен в Лондоне. Так кому поклоняются мусульмане в Мекке: Каабе и Аллаху или Биг-Бену и англичанам?

А Иран? Какой государственный строй в Иране? Монархия? Очевидно, что нет — иранские аятоллы не являются монархами ни в каком смысле. Аристократия? Вот как раз одной из главных проблем Ирана является то, что там нет единого управленческого слоя, который бы выполнял роль аристократии. Управленческий слой Ирана имеет четкое разделение между представителями, условно говоря, «религиозных» управленцев и «светских». Скажем, как известно, главную роль в армии и спецслужбах Ирана играет Корпус Стражей Исламской Революции (КСИР), и у них довольно натянутые отношения с офицерами обычной армии. Поэтому государственный строй Ирана не может быть аристократическим — так как при таком строе предполагается все же некое единство всего аристократического слоя, которое может быть основано на крови и родстве или на общем мировоззрении или даже, как в Китае, на членстве в одной правящей партии.

И поэтому?

Да-да-да! Вы таки будете смеяться, но Иран — это демократическое государство. Впрочем, смеяться над этим могут только те, у кого все мозги промыты американской и западной пропагандой, а любой более-менее образованный человек, наверное, знает, что нынешний государственный строй Ирана возник в результате т.н. «исламской революции» 1979 года, когда иранцы свергли шаха Пехлеви и выкинули из страны тупых пиндосов. И это была, конечно, демократическая революция, хотя она и происходила под зелеными знаменами ислама и под руководством аятоллы Хомейни.

Поэтому государственный строй, возникший в Иране в результате этой демократической революции — демократический. Но в этом и состоит его особенность, что он возник в результате революции, проходившей под знаменами ислама. И это придало государственному строю Ирану отчетливо религиозный — то есть теократический — характер. Проще говоря, в Иране установлена теократическая демократия (или демократическая теократия, если угодно), и аятоллы, со всем этим КСИРом и прочим, являются только властью управительной, а не верховной, той государственной инстанцией, которая должна сохранить «завоевания революции» 1979 года. 

Конечно, аятоллы обладают в Иране большой властью, но, в сущности, основа их власти — демократия. В этом сила Ирана — что это демократическая страна. Ведь и в США судьи Верховного Суда обладают огромной властью — они назначаются пожизненно, их решения обязательны для исполнения всех других органов власти, включая Президента, и никто эти решения уже не может оспорить. Просто в США бог — это закон и право, и именно право является основой всей американской демократии и общества. А в Иране Бог — Аллах, и аятоллы выполняют примерно ту же роль, что судьи Верховного Суда в США: они трактуют эту волю Аллаха и законы Магомеда, так чтобы в Иране соблюдались законы ислама.

Впрочем, роль аятолл в Иране, наверное, все же ближе не к роли судей Верховного Суда в США, а к роли Судей в Древнем Израиле. Древний Израиль периода Судей, как я уже отмечал ранее, был как раз таки теократической демократией. И я даже не исключаю, что когда в Иране выстраивался нынешний государственный строй после революции 1979 года, то во многом ориентиром был как раз Древний Израиль — как образец теократической демократии.

И государственный строй Ирана в этом смысле представляет определенный интерес и для России. Почему? Ну, потому что для России также лучше всего подходит демократия, но с сильным консервативным элементом. Кремлевская сволочь сейчас, насколько я понимаю, собирается слабать что-то вроде «идеологии консерватизма» для пипла, но кремлевская сволочь — это сволочь советская, то есть именно сволочь и сволочь довольно безмозглая, которая мыслит в русле советчины: «Ага. С коммунизмом-ленинизмом у нас не очень получилось. Угробили миллионы людей и всю страну, но в итоге обосрались. С либерализмом как-то тоже у нас не пошло. Да и не нужен он нам — это идеология западная. Может, какой-нибудь «консерватизм» слабать в качестве «государственной идеологии»? И теперь народу этим «консерватизмом» мозги трахать?»

То есть для советской сволочи любая идеология — это просто способ трахать людям мозги. Но люди, вообще говоря, не очень любят, когда им трахают мозги, особенно какой-то ерундой, высосанной из пальца кремлевскими политтехнологами и пропагандонами и совершенно оторванной от жизни и реалий. Консерватизм должен быть институциирован на уровне государственных и общественных институтов, так, чтобы люди понимали, что это такое и зачем им это нужно.

И единственный действенный способ выстроить в России консерватизм — это восстановить в России монархию. В качестве управительной судебной власти. И именно этот монарх и будет придавать демократии в России нужный консервативный момент — подобно тому, как иранской демократии теократический момент придают аятоллы. Или подобно тому, как демократии в Сраной Британии придает консервативный момент королева. И тогда будет в России действенная демократия, основанная на законе, но демократия не либеральная, и не «суверенная», а консервативная. Впрочем, обо всем этом я, наверное, скажу подробнее отдельно.       

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic