kirill_nav_1

Categories:

О природе московского самодержавия - 9

Конечно, этот конфликт между римскими властями и христианством носил не только политический характер, но и характер религиозный, культурный и даже, если угодно, цивилизационный. Ведь обожествление Римского Императора подразумевало «обожествление» всей Римской Империи, придание Римской Империи черт чего-то божественного, прекрасного, — того, что католики позднее назвали «Градом Божьим». И под этим «Градом Божьим» католики подразумевали именно Рим — правда, уже Рим католический, но эта идея, которая ярко выражена у Аврелия Августина, в сущности, есть все та же идея Римской Империи с ее «божественными Императорами». Ведь даже титул Папы Римского «понтифик» — это звание главного языческого жреца Рима, и многие Римские Императоры совмещали еще и должность «понтифика».

Да Рим и Римская Империя и были тогда чем-то «божественным» — цивилизацией, которая во всем бесконечно превосходила окружающие ее варварские и азиатские народы, так что и сегодня эта греко-римская античная цивилизация служит предметом многочисленных исследований, постоянного изучения, а также и подражания. И все эти языческие греко-римские боги были столь родными и домашними, что они и составляли «душу» греко-римского мира, а потому и «обожествление» Римских Императоров и Римской Империи, конечно, подразумевало обожествление языческое. 

И тут вдруг — какие-то христиане. С каким-то своим странным трансцендентным и всемогущим единым Богом, который «обнулял» всех этих прекрасных и столь привычных многочисленных греко-римских богов. И с какой-то своей странной этикой и проповедью милосердия и любви к ближнему, и с каким-то своим Иисусом — плотником из иудейской Галилеи, которого римский прокуратор Иудеи Понтий Пилат распял на кресте — казнью рабской, позорной — за его проповеди, представлявшие, как решил Пилат и как его уверяли жиды-иудеи, угрозу римской власти. Плотника, которого многие жиды считали своим «мессией» и хотели провозгласить «царем иудейским» — так что Понтий Пилат в издевку приказал на этого Иисуса надеть терновый венец (вместо императорского, лаврового), а потом на кресте прибить табличку, что на нем был казнен «Царь Иудейский». О! Вот уж что касается вопросов власти — то здесь римляне были абсолютно непреклонны и безжалостны!

Ну, и жиды опять же. Надо сказать, что римляне и вообще — еще со времен пунических войн с Карфагеном — к семитским культам относились с большим подозрением. В семитских культах было что-то страшное, адовое, нечеловеческое, людоедское — так что в них нередко практиковались человеческие жертвоприношения (в том числе — детей) и людоедство. Да и сами семиты — особенно жиды — вызывали во всем античном мире отвращение и ужас: было в душах семитов что-то нечеловеческое, безжалостное и абсолютно бездушное, какая-то открывшаяся пасть Ада и Ваала. Плюс к этому и сами жиды старались распространять в Римской Империи всяческую клевету на христиан, нередко им приписывая свои пороки и злодейские замыслы. Ну, что жиды являются врагами Христа, христиан и христианской Церкви — это хорошо известно, и эта их вражда началась, собственно, еще при жизни Христа, и она длится до сих пор. А после восстания в Иудее в 66-73 годах н.э., — жестоко подавленного римлянами, — римляне и вовсе ко всему, что пришло из Иудеи, относились очень подозрительно. 

И когда христиане упорно отказывались признавать «божественное происхождение» Римских Императоров — то для римских властей это, конечно, было серьезным вызовом. Все остальные народы и религиозные течения признавали, а христиане — нет, и все! «Не признаем мы божественную природу Римских Императоров! Такие же люди, как и все! И даже хуже многих других! Фу! Извращенцы и пидарасы какие-то!» И это было справедливо — поскольку, как это вскоре стало ясно, языческое обожествление Императоров приводило к вещам довольно страшненьким и гнусным, и многие Римские Императоры превратились в каких-то моральных уродов и жутких извращенцев. 

Ведь что такое «божественное» в понимании язычников? Это что-то «сверхчеловеческое». То есть уже «нечеловеческое», выходящее за рамки человеческого. И во всех этих жутких извращениях Калигулы, Нерона и других Римских Императоров нетрудно увидеть их стремление выйти за рамки человеческого — но в рамках язычества это означало просто выход в какие-то особенно уродливые извращения и перверсии, граничащие с безумием. Которые превращали Римских Императоров не в «сверхчеловеков», а в каких-то абсолютно законченных уродов и дегенератов. Так что «обожествление» Римских Императоров и Римской Империи на основе языческих представлений и культов в итоге вело Римскую Империю к деградации и гибели.

Но речь не об этом. Я пишу об этом только для того, чтобы лучше понимать, какой колоссальный переворот в Римской Империи произошел при Императоре Константине. И это был переворот не только политический и государственный, но и переворот культурный, мировоззренческий и цивилизационный. Появление христианства и его победа в Восточной Римской Империи (а затем — и в том, что осталось от Западной) — это важнейшее, самое главное событие всей мировой истории. ВСЕЙ истории, подчеркиваю это, а не только истории Римской Империи или истории русской и европейской. Это ключевое событие всей мировой человеческой цивилизации.

Но в основе этого переворота — или, точнее сказать, даже революции — конечно, лежали, прежде всего, причины чисто политические и государственные. Этот переворот начался еще при Юлии Цезаре, и в дальнейшем — вот в этом стремлении к «обожествлению» Римских Императоров — Рим пытался найти обоснования для власти Императоров как власти монархической, а не демократической или аристократической. Но оказалось, что сделать это в рамках язычества было невозможно — так что Римские Императоры, при всей своей власти и полномочиях, в сущности, оставались лишь демократическими вождями римского народа, «отцами народа» («отец народа» — это термин тоже римский). То есть властью только управительной, правящей от имени и в интересах римского народа. И только при Константине этот процесс, наконец, находит свое завершение, то есть власть Императора превращается во власть монархическую, основанную на монархическом принципе «верховной власти». 

Но, парадоксальным образом, завершение этого процесса стало настоящей революцией — революцией политической и цивилизационной, и Восточная Римская Империя — став апофеозом Римской Империи — в то же время во многом стала ее отрицанием. Так как именно христианство — которое в Римской Империи три века подвергалось чудовищным гонениям — стало основой власти Императоров Восточной Римской Империи. Конечно, Император Константин, как и многие другие, прекрасно понимал, что Римская Империя движется к своей гибели. И спасти Восточную Римскую Империю от этой участи могло только христианство.

Но как ему это удалось? Как Константину удалось примирить христианство и власть Римских Императоров?

Римская Империя в 4 веке накануне распада на Западную и Восточную и накануне гибели Западной Римской Империи под нашествием германского варварского племени вандалов.
Римская Империя в 4 веке накануне распада на Западную и Восточную и накануне гибели Западной Римской Империи под нашествием германского варварского племени вандалов.

Ну, что касается чисто теоретического — точнее сказать, богословского — аспекта этой проблемы, то решалась эта проблема достаточно просто. Конечно, христиане никак не могли признать «божественную природу» Римских Императоров. Для христиан единственным человеком, который обладал божественной природой, был Иисус Христос, Богочеловек. И для них признать «божественную природу» Римских Императоров было чем-то совершенно невозможным, отречением от всей их веры и впадением в самое дикое и глупое язычество. И поэтому христиане предпочитали идти на смерть и на любые муки, но отречься от своей веры, признав «божественную природу» Римских Императоров, они никак не могли.

Западная и Восточная Римская Империя в конце 4 века.
Западная и Восточная Римская Империя в конце 4 века.

НО. Но христиане вполне признавали «божественное происхождение» самой императорской власти — то есть власти как общественного и государственного института. Христиане — в отличие от жидов — не были буйными бунтарями и стихийными анархистами, которые в принципе не признавали никакую власть и никакую социальную и властную иерархию. Напротив, христиане вполне признавали, что социальная и властная иерархия — это часть богоустановленного порядка на Земле. Этот вопрос об отношении к власти — в том числе к власти Рима — конечно, возник в христианстве сразу же после его появления, о нем было много споров (не в последнюю очередь — в спорах с иудеями), но в целом этот взгляд сформировался почти сразу же, и его отчетливо проводит в своих Посланиях Апостол Павел и другие Апостолы.

То есть, иначе говоря, христиане никак не могли признать «божественное происхождение» Римских Императоров как личностей и как людей, но они вполне признавали божественное происхождение того «места», того императорского трона, на котором сидели Римские Императоры. Императорская власть, согласно христианской вере, могла иметь «божественное происхождение» — то есть быть частью божественного Промысла. А вот признавать «божественное происхождение» той конкретной задницы, которая сидела на этом императорском троне, христиане наотрез отказывались — хотя Римские Императоры требовали от них именно этого. 

Впрочем, что касается учения христианства о власти, то оно все же, конечно, сложнее. У нас советские дегенераты очень любят цитировать высказывание Апостола Павла о том, что «всякая власть от Бога», и делают это советские дегенераты, конечно, только для того, чтобы оправдать преступления своих дедушек-коммунистов и гебистов и все те зверства и ужасы, которые творили красные твари в России. Ну, и заодно и нынешнее скотство Эрэфии оправдать, и попытаться снова превратить русских в рабов.

Однако Апостол Павел, конечно, вовсе не имел в виду, что какой-нибудь Калигула или Нерон, или какой-нибудь Ульянов или Джугашвили или другой советский упырь — это «власть от Бога», которую нужно принять и с которой нужно смириться. Апостол Павел имел в виду, что сам институт власти в обществе является чем-то совершенно естественным. И не только власти политической или государственной, но и, например, власти семейной или власти церковной или власти в армии. И при этом этот институт власти предназначен, главным образом, для того, чтобы предотвратить распространение зла. Всякая власть — это, конечно, зло, так как она предполагает какое-то насилие и принуждение. Но это то наименьшее зло, которое призвано предотвратить зло гораздо большее.

И в этом взгляде Апостола Павла и христианства на природу и цели власти, в сущности, нет ничего необычного и нового. Примерно так же смотрели на природу власти и греки — включая Аристотеля. И примерно так же на все это смотрели и европейские политические философы: да, государство — это Левиафан, который приносит много неприятностей и неудобств, но оно нужно для того, чтобы прекратить «войну всех против всех», то есть чтобы установить общественный мир и какие-то необходимые правила и условия для нормальной цивилизованной жизни. 

Впрочем, я сейчас не буду вдаваться в подробности различных учений о природе власти как таковой — в том числе учения христианского, пока важно отметить, что христианское учение вполне могло дать власти Императоров то, чего они так жаждали и что они так долго искали со времен Юлия Цезаря — обоснование источника этой власти из нее самой. Точнее сказать, даже не из нее самой, а от Бога — христианского трансцендентного Бога, Бога всемогущего, сотворившего весь мир и человека. И поэтому только с принятием христианства и с провозглашением христианства по сути «государственной религией» власть Императора в Восточной Римской Империи, начиная с Константина, превращается во власть монархическую — то есть превращается в верховную власть. И в этом и состоит суть той политической и государственной революции, которую совершил Император Константин. И поэтому Восточная Римская Империя — при всей ее общности и родстве с Западной — конечно, была уже чем-то особенным, совершенно новым типом цивилизации.

Ну, а что из всего этого получилось — об этом мы и поговорим далее.           

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic