kirill_nav_1

Category:

О природе московского самодержавия

Да, так вот! Раз уж я взялся показать, в чем состоит главная проблема России, русской культуры и русского самосознания, то здесь «для полноты картины» обязательно нужно дать хотя бы небольшой анализ еще одного очень важного явления «русской жизни» — московского самодержавия. В самом деле, ведь если все беды и проблемы России, как я постарался показать, веками проистекали из природы «московского государства» — возникшего из-под ордынской задницы и поэтому представлявшего из себя чудовищную историческую, социальную и политическую аномалию — то говоря о «московском государстве», мы, в первую очередь, имеем в виду московское самодержавие — как особую политическую форму этого государства. 

И картина русской истории будет неполной без учета этой вполне определенной формы «московского государства» — которая на протяжении веков также почти не менялась и без понимания которой мы не сможем понять многие события русской истории и явления «русской жизни». Московское самодержавие, конечно, еще не есть это «московское государство» — это лишь та политическая форма, которую приняло это «московское государство». Но поскольку самодержавие было (и остается до сих пор) формой этого «московского государства», то отделить самодержавие от «московского государства» очень сложно, практически невозможно. Так что борьба с этим «московским государством», естественно, почти всегда принимала форму борьбы с московским самодержавием — либо против тех, кто олицетворял собой это московское самодержавие (то есть глав государства — царей, императриц, советских вождей или сегодня — против Путина), либо против самодержавия как такового (так, «свержение самодержавия» в какой-то момент стало главной целью всей революции и всего русского общества). И здесь достаточно много тонких моментов, без учета и понимания которых многие события нашей истории останутся не совсем понятными.

И первое, что здесь важно понимать — это то, что московское самодержавие вовсе не было порождено Ордой, как это ошибочно полагают некоторые историки (отечественные и западные). Орда создала или способствовала появлению «московского государства» — ведь именно благодаря Орде произошло «возвышение Москвы» и появление централизованного «московского государства» (в качестве вони из-под татарской задницы), которое тут же начало прибирать к своим рукам другие княжества и пытаться обратить русский народ в рабство. Но московское самодержавие имеет более сложное происхождение, и предпосылки для его появления нужно искать в предшествующей, домонгольской истории Руси. Вот сначала об этом пара слов — о тех предпосылках, которые были в русской истории для появления московского самодержавия еще до татаро-монгольского нашествия. 

Я, конечно, не буду сейчас рассказывать или пересказывать историю домонгольской Руси, тем более не буду вдаваться в какие-то споры и проблемы этого периода — в том числе в споры о происхождении русских князей (то есть в споры норманистов с антинорманистами — все эти споры на самом деле имеют мало значения, и скорее носят идеологический характер), отмечу лишь наиболее важные особенности этой истории — которые всем известны и которые у большинства историков каких-то серьезных споров не вызывают.

И первая и главная особенность этой истории состоит в том, что княжеская власть на Руси была отчетливо отделена от населения (от «земли», как тогда было принято говорить — хотя этот термин сохранился до сих пор, и, насколько я знаю, гебисты и менты и сегодня работу с населением иногда называют «работой на земле»). Откуда появилась эта власть — то есть были ли русские князья скандинавского происхождения, как утверждают норманисты, или они происходили из балтийских славян, или даже были местного (новгородского) происхождения; как возникла эта власть — в результате «призвания» новгородцами «варягов из-за моря», или в ходе каких-то более сложных и длительных процессов — обо всем этом спорить можно бесконечно, но, повторюсь, большого значения все это не имеет. 

Лично я полагаю, что «варяги» представляли из себя некую «сборную солянку» из наемников разного происхождения, преимущественно — все же скандинавского (на их скандинавское происхождение указывает слишком многое — в том числе их имена), но в то же время вряд ли варяги в Новгороде появились в результате внешнего завоевания (как, например, появились норманны в Англии) — вероятно, эта княжеская власть со своей княжеской дружиной появилась на Руси в результате более сложных торгово-воинских отношений между славянами и скандинавами на Балтике. То есть новгородцы этих скандинавов все же «пригласили» сами — именно в качестве военной силы, способной обеспечить им как безопасную торговлю на Балтике, так и вовлечение в торговую систему Новгорода других славянских племен и городов. Об этом, в частности, свидетельствует право Новгорода изгонять и приглашать к себе князей по решению новгородского веча — право, которое Новгород сохранял очень долго, и которое не могло бы возникнуть в случае, если бы князья Рюриковичи со своими варягами появились в Новгороде в результате его завоевания.

Но гораздо важнее, повторюсь, не происхождение варягов, а природа этой княжеской власти на Руси и ее отношения с местным (славянским) населением. И главная особенность этой княжеской власти (то есть власти князя со своей дружиной) — которую, конечно, можно рассматривать как прообраз власти «государственной» — состояла в том, что эта княжеская власть была принципиальным образом отделена от местной городской знати и местного населения. В этом состоит важная особенность русской истории и происхождения политической (государственной) власти на Руси, которая уже с самого начала придала этой истории оригинальные черты. В Европе (и почти повсюду везде) местная власть появлялась либо в результате внешнего завоевания (как это чаще всего было в Европе), либо она возникала из местной знати, тесно связанной с местным населением. На Руси же князья Рюриковичи были совершенно отдельной политической силой, можно даже сказать — отдельным политическим институтом, который почти никак не был связан с местной городской знатью и местным населением.

Отношения между князьями и местной знатью и населением русских городов могли принимать разную форму, но, пожалуй, лишь в Новгороде эти отношения были как-то формализованы в виде закона и права — так что новгородцы долгое время сохраняла право через вече попросить какого-то неугодного им князя «убраться вон» и пригласить какого-то другого князя (и это право Новгорода князья долгое время вполне признавали, хотя оно, конечно, их всегда раздражало — и, видимо, именно здесь нужно искать истоки ненависти суздальских и московских князей к Новгороду и к его вечевому праву). Но уже даже в Киеве эти отношения не были формализованы — и для изгнания неугодных князей киевлянам чаще всего приходилось поднимать восстания. Все же другие города, очевидно, вообще никак не участвовали в выборе и приглашении князей — и князья Рюриковичи получали право на власть в этих городах согласно своим наследственным правам как представители рода Рюриковичей, либо же в результате ссор и военных конфликтов с другими князьями Рюриковичами. 

При этом, повторюсь, ничто не указывает на то, что князья Рюриковичи получили свое право на власть над Русью в результате завоевания, и никто их не рассматривал на Руси как завоевателей или потомков завоевателей. У многих крупных городов, судя по всему, даже были свои отдельные дружины — но, в отличие от княжеских дружин, видимо, не регулярные, а что-то вроде «ополчения», которое созывалось в случае необходимости, и нередко эти городские дружины из ополчения выступали совместно с князем и княжеской дружиной для отпора внешним врагам или во время удельных разборок Рюриковичей. При этом они, судя по всему, имели даже своих отдельных воевод, которые не подчинялись напрямую князю или его воеводам. Но никто из местной знати не оспаривал право Рюриковичей — как княжеского рода — на власть над всей Русской Землей и русскими городами, и никто из местной знати не претендовал на то, чтобы самому стать князем. Кажется, только местная знать древлянского племени во главе с князем Малом попыталась отвергнуть право Рюриковичей на власть над всей Русской землей, но в итоге княгиня Ольга — если верить летописям — жестоко их наказала. Плюс довольно рано отпало от власти Рюриковичей Полоцкое княжество, где возникла своя отдельная княжеская династия от местного рода Рогволода и от Изяслава из рода Рюриковичей, и все попытки Рюриковичей восстановить свою власть над Полоцким княжеством потерпели неудачу. 

                   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic