kirill_nav_1

Categories:

Кто такой Димон с Зила и зачем он нужен? - 20

Или возьмем науку. Что такое наука? Университеты, книги и лаборатории? Неееет. Наука — это особый «научный тип мышления». И я в своих философских постах показывал и рассказывал, как в Европе возник этот «научный тип мышления» и современная наука. Это был процесс очень долгий и мучительный, который сопровождался огромным количеством мук, проб, ошибок и даже порой откровенного мракобесия. И возникла эта наука, кстати, из философии — точнее сказать, из католической схоластики, выстроенной на основе философии Аристотеля. И именно эта философия Аристотеля и позволила сформировать «научный тип мышления» — это уже было в самой философии Аристотеля, в аристотелевском типе мышления, и нужно было все это только «довести до ума». 

А в России? Что вы думаете, Ломоносов пришел из своих Холмогор в Москву, сменил крестьянскую одежду на европейский камзол, надел парик — и тут-то сразу и поперло? Ага, как же! Михайло Васильевич страдал СТРАШНО. Потел, мучился, краснел и ужасно пердел, пытаясь постигнуть и осилить эту чертову «немецкую науку». Но осилил. Каких-то выдающихся и прорывных открытий Ломоносов в физике или химии, конечно, не сделал, но это уже был настоящий ученый, с научным типом мышления (того времени, конечно), ученый очень хорошего добротного уровня. Первый русский ученый. 

А ведь русских дворян постигать науку в Европу еще при Петре Первом начали отправлять. Но чаще всего они либо спускали все деньги на пьянку и баб, либо возвращались в Россию и просто умоляли Петра хоть в армию их отправить служить или даже на войну, но только избавить их от необходимости учиться. Страдали они страшно от всей этой учебы. И тогда тоже много было разговоров, что «русские не способны к науке». Да даже сегодня учеба многим дается с большим трудом. И в школе, и в университетах. А почему? А потому что наука и научный тип мышления также (как и поэзия) очень сильно отличаются от обыденного мышления. И здесь нужен не только труд и усилия, но и перестройка всего ума и души — то есть выход на новый, более высокий, интеллектуальный и культурный уровень. 

Но, тем не менее — во многом благодаря Ломоносову — наука в России все же появилась. И дальше дело пошло легче. Появились университеты, появились преподаватели, своя педагогика и т.д. И русская наука уже к концу 19 — началу 20 века была на уровне мировой — причем не только в естественных дисциплинах, но и в гуманитарных. Так что даже жиды и большевики эту научную и инженерную школу в России не совсем грохнули (большевикам нужны были инженеры и хотя бы прикладная физика и химия, чтобы делать танки и самолеты). Гуманитарную науку большевики и жиды грохнули в России почти полностью, но инженерную и естественнонаучную школу оставили.

Что же касается философии — то здесь все еще сложнее. Науку можно при желании «пересадить» на свою почву, так как наука — это уже во многом технология, технология добывания новых знания и открытий. Можно создать свою научную школу, университеты, ученых, и все это, при должном финансировании, будет развиваться. Философия — намного сложнее науки. При этом философский тип мышления просто «пересадить» на свою почву невозможно, так как философия есть особый способ обнаружения самого мышления и бытия, особый способ познания себя и мира, и здесь требуется некий творческий акт. В этом смысле философия отчасти близка к поэзии. И поэтому философия всегда национальна — она должна именно зародиться на национальной почве. Как у нас зародилась поэзия с Пушкина.

Поэтому все эти пляски Димона по поводу мук Станкевича при освоении философии Шеллинга или кривляния Димона по поводу русского языка, который якобы абсолютно непригоден для философии — совершенно неуместны. Все это обычные пляски тупого хохла. Димон и сам пытался осилить философию, пять лет на философском факультете МГУ обучался, читал много, потом, высунув язык, выписывал цитатки из философии в тетрадочку, и в своем БТ он даже пытается порассуждать о философии. А результат? НОЛЬ. Абсолютный ноль. Димон прошел мимо философии. Совсем мимо. И все, что он усвоил из философии — это только парочка приемов, которые удобно использовать для траханья мозгов. Скорее даже из марксизма усвоил, а не из философии (а марксизм, конечно, не является философией, — это просто пропаганда, предназначенная именно для траханья мозгов). 

А в Греции и в Европе как возникла философия?  

Появлению в Греции Сократа, Платона и Аристотеля предшествовал очень долгий путь. Причем сначала греческая философия также была афористичной. От Фалеса, Гераклита и многих других греческих философов до нас дошли только отдельные изречения. Некоторые ученые полагают, что книги были утеряны, но я думаю, что у первых греческих философов и никакого ясного учения не было, а были именно отдельные мысли и высказывания. Причем в форме афоризмов, с привлечением представлений из греческого язычества (где вода, огонь, воздух или земля выступали в качестве «стихий»). 

И философский тип мышления, как и философский язык, формировался у греков постепенно. Причем на основе, конечно, обыденного или поэтического греческого языка. Какие-то слова обретали философский смысл и становились философскими понятиями, а Аристотель уже вполне сознательно и активно сам вводил новые философские понятия и термины. И эти термины и философский язык и стали основой не только при создании христианской догматики, но и всей европейской схоластики и философии, а отчасти и науки. И немцы позднее делали то же самое: какие-то философские термины они брали из теологии и схоластики, какие-то из немецкого языка, придавая им философский смысл, а какие-то придумывали.

Как возникла философия в Европе — я об этом также писал в своих философских постах. Возникла она из католической теологии и схоластики, и в основе этого лежало учение Аристотеля. При этом важно отметить, что развитием этой теологии и схоластики занимались в основном католические священники, теологи и монахи. То есть люди очень сильно мотивированные — не только целями власти католической Церкви над умами и душами европейских варваров, но и целями вполне благородными — дать этим варварам христианские нравственные представления и какую-то культурку. И все это также сопровождалось большими муками и трудом. Что вы думаете, Фома Аквинат почитал Аристотеля и тут же создал свою систему? Да Фома страдал, потел и пердел страшно, прежде чем он начал что-то понимать в том, что написал Аристотель! А некоторые места он так и не понял. Но вот в этих муках европейские варвары и приобщались к греческой философии и философскому типу мышлению. Так что потом они уже и сами начали пытаться философствовать, а когда европейская мысль — также в страшной борьбе — постепенно освободилась от католической теологии, появилась европейская философия (которая, впрочем, и далее нередко сохраняла черты схоластической мысли).

Так что проблемы вовсе не в русской культуре и русском языке. В действительности, в России были прекрасные предпосылки для появления своей философии. И русский язык был для этого отлично приспособлен — так как он в своих корнях и по своему строю очень близок к греческому. И в России уже была очень развитая литература и поэзия. Но не сложилось. Полагаю, по двум главным причинам. 

Первая причина состояла в том, что у нас взялись за философию немного не с того конца. Сразу за немецкую философию зацепились, причем не за Канта, а за Фихте, Шеллинга и Гегеля. А что это была за философия — я об этом тоже писал: немецкая «классическая философия» после Канта во многом была безумием, смахивающим на грандиозное шарлатанство. Причем безумием именно немецким. Ну, а после Гегеля уже и марксисты подтянулись, которые к философии отношения имели мало. А когда они захватили власть в России, они вообще всякую мысль убили. Начинать надо было с греков — с Платона и Аристотеля, при этом Платона рассматривать только как предшественника Аристотеля, а самого Аристотеля сделать главной фигурой для изучения, интерпретации и т.д. Ну, то есть сделать примерно то же самое, что сделали когда-то европейские варвары. 

А вторая причина — вот именно в том, что у нас появился (или нам подкинули) этого шарлатана Соловьева, который направил все развитие русской философии в совершенно тупиковом и даже вредном направлении. С Ломоносовым и Пушкиным нам очень повезло, и это были не только наши национальные гении, но и русские патриоты, которые работали в интересах русских и России. И поэтому у нас в итоге появилась и наука, и поэзия, и литература. А с Соловьевым нам страшно не повезло, так как целью деятельности этого прохвоста было не появление русской философии, а напротив — сделать так, чтобы никакой настоящей и зрелой философии в России не появилось. «Русским философия не нужна, русские должны быть глупенькими и слепенькими, достаточно им поэзии и литературы — пусть побольше мечтают и фантазируют». Так что у нас до сих пор всякая философия — это «литературщина». И «философия» Димона в его БТ — это такая же литературщина. Бредни тупого и злобного хохла, который отплясывает свой русофобский гопак на русской литературе и русской культуре.  

Вот Крылов был настоящим философом. Возможно, первым настоящим русским философом. У Крылова философский тип мышления проявлялся во всем — даже в литературе, даже в небольших статьях на самые разные темы. И при этом Крылов мог даже современному обыденному русскому языку придать философское звучание. Но вот именно за это и именно поэтому поганая гебня и жиды Крылова и убили — убили если не буквально, физически, то социально и морально. «Слишком много стал понимать, гаденыш русский. Русским философии не надо, русские должны быть глупенькими, чтобы Димон мог и дальше своего гопака вокруг русской литературы и культуры отплясывать. И свою галковщину по истории гнать». 

И вот здесь мы уже от литературы и философии переходим к третьему важному аспекту, которому отчасти посвящен и БТ. А кому это было надо? Кому понадобилось подкинуть Соловьева и назначить его «родоначальником русской философии»? И зачем? То есть мы переходим к политике и истории — к вопросу о том, что же все-таки произошло в 1917 году и что этому предшествовало. И какую роль во всем этом сыграла «русская философия» и русская культура.                       

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic