kirill_nav_1

Category:

Кто такой Димон с Зила и зачем он нужен? - 17

Что ж, с названием и структурой «Бесконечного тупика» мы разобрались. Теперь пару слов, собственно, о содержании этого труда Димона. Главную мысль этой книги Димона я уже обозначил ниже, и, конечно, она везде та же самая. Но поскольку Димон этой своей книгой претендовал на многое, — на признание его не просто в качестве заурядного литератора, а на звание «гения» или даже «гениального русского философа и мыслителя», — то в этой книге можно обнаружить цитаты и комментарии Димона не только по русской литературе и языку, но и что-то из области истории и философии (причем не только русской). 

Ну, и плюс периодически (довольно часто) появляется его пьяный папик-хохол, который то выезжает на страницы книги на саночках и что-то там орет, подобно сумасшедшему, то ползет под стол чинить розетку, а Димон-ребеночек — вызывающий у читателя, конечно, только жалость и сочувствие — каждый раз пытается его «спасти» (это Димон как бы нам намекает, что он призван «спасти» русскую культуру и русских от самих себя — ведь, напомню, этот папик-хохол в книге Димона играет роль ходячего олицетворения всей русской культуры и России, которые этого ребеночка не только породили, но и сильно травмировали психически). То есть присутствует еще и изрядная «экзистенциальная струя» и воспоминания «гения» о своем детстве и молодости. 

Разбирать все это, конечно, особого смысла нет, поэтому я приведу лишь несколько таких примеров — из литературы, философии и истории. И не столько даже для того, чтобы вникнуть в «мысль» Димона (она, повторюсь, предельна проста и везде одна и та же), сколько для того, чтобы коснуться некоторых проблем русской культуры, философии и истории. И книга Димона в этом смысле, опять-таки повторюсь, несомненно, представляет интерес — если не своим содержанием, ответами и мыслями самого Димона, то теми вопросами, которые в ней ставятся и затрагиваются.

В цитате, которую я приводил ниже, Димон, объясняя несведущим лохам структуру своей книги, что-то там пишет про «осколки, рассыпавшиеся по ковру», которые как бы и есть «русская мысль»: «Третья часть – это распадение, деструкция, "осколки, рассыпавшиеся по ковру". Это не что иное, как последовательная попытка русского мышления, попытка передачи его динамики – динамики рассыпания. Чем глубже анализ, тем рассыпаннее форма отечественного мышления». А что это за осколки? Осколки чего? И почему они на ковре? Откуда у Димона взялся этот образ? Димон взял этот образ из эпизода романа Достоевского «Идиот», цитаты из которого он приводит в том же отрывке: князь Мышкин очень боится случайно разбить вазу, и в итоге ее таки случайно разбивает.

И вот Димон из этого эпизода наворачивает целую свою «хфилософию» — про «русское выговаривание», про «спутанность слова и бытия», про «рассыпание русской мысли и русского мышления» и т.д. Странно только, что Димон сказку про курочку Рябу сюда не приплел — а там ведь похожая ситуация (пробежала мышка, вильнула хвостиком, и золотое яичко разбилось — рассыпалось на полу), и даже более драматическая для старика и старушки. Ох, какую «философию» на всем этом можно накрутить! И вполне в духе того, что пишет Димон про «русскую мысль»! А какой-нибудь коммунист мог бы с ним поспорить и привести пример сказки про репку — доказывая,  что «русское мышление» издавна коллективистское и вполне коммунистическое: в самом деле, бабка, дедка и зверушки коллективными усилиями занимаются полезным трудом — вытягивают репку, большое дело делают. Почти что прототип «великой сталинской стройки». Только коммуниста, комиссара или гебиста где-то рядом не хватает, который бы им всем команды отдавал — а без гебистов и прочего начальства, как известно, никакое дело на Руси сделать невозможно.

Но, простите, какое все это имеет отношение к философии? Или к «русской мысли»? Да и к русской культуре в целом? Димон взял один эпизод из одного романа Достоевского (на мой взгляд, не самого удачного) — и развел нам тут целую «философию». С тем же выводом: «Россия и русская культура — это «ерунда с художеством», а русская мысль — это рассыпание осколков на ковре». А ты не охренел, Димон? От своей хохляцкой тупости и борзости? Если у тебя «рассыпается сознание» и «рассыпается мышление» — иди лечись! А не приписывай свои проблемы «русскому мышлению» и всей русской культуре.

Достоевский — это, в первую очередь, писатель. Гениальный писатель. Один из величайших в мире мастеров «психологического романа». И Федор Михайлович такого «психологизма» куда угодно и где угодно мог нагнать, в любую сцену и в любой эпизод. У него «везде такое» — будь то игра в рулетку, или убийство старушки, или выкрутасы маленького тирана Опискина или тайны дома Карамазовых. Достоевский любой диалог или любую сцену мог наэлектризовать до жути. Или нагнать комичность. Или напустить «мистику». На то он и мастер. Это не Димон, который ни одной своей стоящей мысли не имеет и который не написал ни одного своего рассказа.

Но Димон почему-то находит в этом какой-то «русский тип мышления», «русскую мысль» и разводит на этом свою тупую хохляцкую русофобию. А почему Димон взял Достоевского и Розанова? А не Пушкина с его «Капитанской дочкой» и другой прозой? Или Толстого? Или Чехова? Или Бунина? У них разве не русский тип мышления и мысли? У каждого крупного писателя свой «тип мышления», и свой «художественный язык». 

А в поэзии это проявляется еще ярче. Какую поэзию мы назовем «особенно русской» и «особенно национальной»? Ну, ок, Пушкин тут первый в кандидаты — но только потому, что он задал каноны и линии развития для всей вообще русской поэзии и литературы. Но разве поэзия Тютчева не русская? И у Тютчева не русский тип мышления? А у Некрасова? А у Вячеслава Иванова? А у Есенина или Ахматовой? Или даже у Маяковского? Какую из этих поэзий Димон выберет как образец «русского мышления»? И какую «философию» он нам на этом наваляет? Русская поэзия (вероятно, лучшая в мире) — настолько разнообразная и многогранная, что здесь просто «глаза разбегаются». Но вряд ли хоть одного поэта можно взять за «эталон русского мышления». Даже Пушкина нельзя — так как он свою поэзию (и свой поэтический язык) сознательно к французскому изяществу подводил.     

То есть я что хочу сказать? Я хочу сказать, что рассуждать о «русском мышлении» или «русском сознании» или в целом о русской культуре на примере литературы или поэзии или, тем более, какого-то отдельного поэта или писателя — это дело глупое и абсолютно ошибочное. Ну, наверное, в русской литературе как-то проявляются какие-то особенности «русского мышления». Но все это настолько сложно и мутно, что делать на этом какие-то далеко идущие философские выводы о всей русской культуре или истории могут только дураки, профессиональные литераторы или совсем уж откровенные прохвосты. Это да — литераторы на этом кормятся. Как отчасти и филологи. Но занятие это вредное и глупое. Тем более, когда у нас последние сто лет русской литературой занимаются в основном жиды, армяне и хохлы — которые «русскому мышлению» что угодно приписать могут. Любую «философию» русским припишут! И Димон здесь, конечно, далеко не единственный, просто у него все это уж совсем грубо и нагло получилось. 

Поэтическое и художественное мышление — оно вообще особенное. У всех народов. Которое принципиальным образом отличается от мышления обыденного, философского или научного. Хотя бы потому, что писатель или поэт этот свой мир придумывает. Он может «выговариваться» или «проговариваться», во всем этом, конечно, много национальных бытовых деталей определенного времени (если это не жанр сказки или фентези), но «художественное мышление» не есть мышление как таковое. Общего у них только то, что это мышление, и что в поэзии и литературе, как и в быту, в философии или науке, используются слова, понятия и язык. Во всем же остальном художественное мышление и литература принципиально отличаются как от мышления философского, так и от мышления обыденного.     

Но Димон — и не философ. Да он и сам это признает. Он литератор. А на чем может делать все свои выводы литератор? На литературе, конечно! Вот Димон и развел всю эту бадью на пустом месте — как русское мышление куда-то там «рассыпается». Но обо всем этом я еще скажу пару слова далее, пока же должен признать, что его книга все же не так плоха, пока он не начинает рассуждать о русской культуре там, где требуется философия. Скажем, отрывок о философе Соловьеве я считаю не только лучшим, что было написано об этом прохвосте, но и в целом о том, что такое была эта «русская религиозная философия». И только ради этого отрывка (а есть и другие) эту книгу стоило бы прочитать. И именно с Соловьева у нас начались ОГРОМНЫЕ проблемы — и в философии, и отчасти в литературе, да и в культуре в целом. 

И эта вторая причина, по которой ни по Достоевскому, ни по какому-то другому писателю или поэту нельзя делать философские выводы. У нас Достоевского почему-то записали в «самые русские писатели». Дескать, он лучше всего «русское сознание» выражает. А с чего бы это? Кто это сказал? И почему? Почему в творчестве Достоевского «больше русского», чем, скажем, в творчестве Толстого? Потому что он был против революции? Да все нормальные люди были против. Потому что он был близок к славянофилам и «русской религиозной философии»? Ну, вот почитайте по ссылке выше, с кого и c чего у нас началась эта «русская религиозная философия». Да там с самого начала Бога c чертом можно было запросто спутать! Безусловно, вся эта муть сказалась на творчестве Достоевского. Как и его эпилепсия. Но делать из этого какие-то грандиозные выводы о всей русской культуре или о «русском мышлении» или «русском сознании» — это чудовищная глупость и непростительная ошибка.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic