kirill_nav_1

Category:

Кто такой Димон с Зила и зачем он нужен? - 16

Таким образом, если попытаться выразить главную идею «Бесконечного тупика» Димона совсем коротко, то сводится она к тому, что Россия — это «ерунда с художеством». Русская культура — это нечто тупиковое и абсолютно бессмысленное, а Россия и русские — это проблема, с которой нужно покончить, и покончить как можно скорее. И все в этой книге Димона подчинено этой главной его идее — от названия и структуры до ее содержания (включая даже многострадального папика Димона, который этого Димона и породил, и который присутствует в книге как отец Одинокова). Даже катастрофа 1917 года — это только исходный (и очень удобный) пункт для «доказательства» этой главной идеи книги Димона.  

Скажу сразу, что я, конечно, с Димоном в этом совершенно не согласен. Я не считаю, что Россия — это «ерунда с художеством». Русская история — это постоянная демонстрация какого-то невиданного русского патриотизма, причем не только в борьбе с внешними врагами, но и с климатом, географией и прочими препятствиями. И без этого русского патриотизма никакой России давно бы не было. За «ерунду» так не бьются и не сражаются. Россия — это не «ерунда». Россия — это что-то ОЧЕНЬ серьезное. Что-то связанное с самими основами всей человеческой цивилизации и мировой истории, с судьбами всего человечества. Россия — это, несомненно, мировое явление. Об этом же, кстати, говорит и русская культура, в том числе наша литература. Это не просто «художества» — и из «ерунды» ТАКАЯ культура возникнуть не могла.

Конечно, я сейчас не буду развивать этот свой тезис — тем более, что в свете катастрофы 1917 года он и в самом деле может показаться сомнительным. Ну, ок, я сейчас предлагаю лишь иметь в виду этот тезис при разборе всего того, что накатал Димон в своем «Бесконечном тупике» — скорее как «методологический прием», который позволит более критически относиться к тому, что Димон там наплел. Критический взгляд полезен всегда, и пусть этот мой тезис — который является антитезисом к тезису Димона — послужит лишь средством для более критического взгляда на писанину Димона. 

Я ведь не случайно прежде, чем перейти к разбору БТ, попытался объяснить, кто такой Димон, кто такие литераторы и какую роль они играют в литературе. А также рассказал о том, чем занимался Димон перед тем, как он со своим БТ вынырнул из потемок советского «полуподполья» в качестве «русского литератора». И о том, что из себя представляет Димон в качестве «историка», и в чем суть всей этой галковщины и фоменковщины. И из сказанного ранее должно быть ясно, что ко всему, что пишет, говорит или делает Димон, относиться нужно, как минимум, очень осторожно и критически. В том числе — и особенно — к его БТ, так как это главный (и по сути единственный) труд этого советского прохвоста и негодяя, его «литературный дебют», после которого он превратился в «публичную фигуру», работающую c определенной частью российского общества.

В чем смысл названия «Бесконечного тупика» — это я объяснил ниже. Но этой же цели — показать «тупиковость» и «бессмысленность» всей русской мысли и всей русской культуры — подчинена и структура книги. И это уже не какие-то мои догадки — об этом пишет сам Димон в самой книге. Книга по своей структуре, в сущности, представляет две небольшие статьи — о творчестве Розанова и о всей русской культуре, и уже в них Димон предельно ясно сформулировал свою главную мысль: «Россия и русские — это проблема, и с этой проблемой нужно покончить». Все остальное — это как бы «примечания» к этим двум статьям, примечания к примечаниям и т.д., так что в итоге книга превращается в разрозненные отрывки (совсем небольшие или побольше), с самыми разными фактами и цитатами и комментариями Димона (что позволило позднее Димону выложить свою книгу в Интернет в форме главок с перекрестными ссылками). 

Эти главки-примечания могут относиться к русской литературе, истории, или даже к советской истории или греческой философии, представляя нечто совсем не связанное с творчеством Розанова или даже с русской культурой, но, связанные с другими примечаниями, они как бы придают больший «масштаб» этой книге Димона — плюс демонстрируют «гениальность» самого Димона, его понимание философии или знание истории. Так что в итоге два первых текста превратились у Димона в «приложения», а примечания (всего их 943), со своей системой ссылок, превратились в основной текст книги, напоминающей блуждание в лабиринте тупика.

Но, в конечном счете, все это, связанное авторским текстом, подчинено все той же главной мысли Димона, и все подобранные им факты и цитаты, с комментариями и «гениальными мыслями» самого Димона (включая персонаж папика Димона) — все это подчинено все той же главной идее книги. Поэтому, при всей несвязанности отдельных отрывков-примечаний между собой, книга все же создает некое целостное впечатление: «Россия — это «ерунда с художеством», и с Россией и русскими нужно покончить». И даже сама структура книги должна показать тупиковость всей русской мысли и культуры — «русская мысль» в исполнении Димона разлагается, разрушается, блуждает в тупике, все более затухая, так что отрывки-примечания становятся все короче, и ничего принципиально нового они в обозначенные проблемы привнести уже не могут. 

Сам Димон объясняет структуру своей книги так

Закругленность, эллипс моих рассуждений никуда не ведет, но движение по эллипсу бесконечно и, согласно законам небесной механики, предполагает наличие некоей центральной тайны - Истины. Саму же истину понять нельзя. Истина открывается мертвым (Платон). Однажды попавшие туда, в черную дыру истины небытия, обратно не возвращаются. Не возвращаются, но явно куда-то попадают, во что-то падают. Во что? Ответить на этот вопрос нельзя. Вокруг него можно только обернуться и, кажется, жизнь человека и есть такое все более и более сужающееся вращение вокруг пленительно притягивающей нас тайны...

Ну, то есть сказать о русской культуре или философии по существу Димону на самом деле нечего, его мысль никуда не ведет, и эту свою пустоту Димон пытается прикрыть напыщенной фразой о некоей Тайне и Истине, вокруг которой он вращается, а свою собственную тупость и пустоту выдать за бессмысленность самой русской культуры и мысли. 

Или объясняет структуру книги вот так

Структура моей книги триедина: 1. Вводная часть ("Закруглённый мир"); 2. Центр, давший название и всему произведению ("Бесконечный тупик"); 3. Примечания. Подразумеваемый вариант 4 части – это сам Розанов, так что одна из целей книги – своеобразные пролегомены к Розанову, плавный переход от "полного текста" к его полной разрушенности, от целого тома к рассыпанному вороху страничек, от "Закруглённого мира" к "Опавшим листьям". После "опавших ветвей" начинается сам Розанов.

Первая часть книги – единство. Вторая – дешифровка первой и начало распада. Но единство страшным усилием воли ещё сохраняется. Третья часть – это распадение, деструкция, "осколки, рассыпавшиеся по ковру". Это не что иное, как последовательная попытка русского мышления, попытка передачи его динамики – динамики рассыпания. Чем глубже анализ, тем рассыпаннее форма отечественного мышления

Здесь Димон, пытаясь объяснить свою неспособность написать единый более-менее связанный текст, уже явно пытается отослать читателей к структуре «Опавших листьев» Розанова или даже к Гегелю, у которого разворачивание его Абсолютной идеи задает одновременно и форму и содержание предмета мысли, так как его «логика» является и методом мышления, и содержательным развитием мысли.

Но все это глупости, конечно. Это всего лишь попытка «задним числом» придать своей книге в глазах читателя большую значимость и «глубину». Полагаю, что такая структура «Бесконечного тупика» объясняется гораздо проще: Димон просто записывал какие-то интересные ему цитаты и факты куда-нибудь в тетрадочку, и сопровождал их своими мыслями и комментариями (чаще всего — довольно плоскими и банальными). Готовился к роли «русского мыслителя» и «культурного деятеля», так сказать. А потом — понимая, что написать хорошую книгу с единым и целостным замыслом он в принципе не в состоянии (для этого Димон слишком тупой, и ему для этого не хватает ни таланта, ни мозгов) — Димон решил собрать некоторые из этих выписанных цитат со своими мыслями и комментариями в одну книгу, впихнув их в определенный порядок и связав ссылками друг на друга. 

Ну, а потом и саму структуру этой книги объяснить тем, что это не он, Димон, не способен мыслить ясно и последовательно — а эта сама «русская мысль» блуждает, распадается и затухает, а он, Димон, овладев этой «русской мыслью» — подобно тому, как Гегель, по его заверениями, овладел Абсолютной Идеей во всем ее развитии — теперь лишь показывает нам, как эта «русская мысль» блуждает, рассыпается и затухает. И при этом объявить (в том числе в самой книге), что такая структура книги якобы была задумана им с самого начала и составляет, так сказать, часть его «гениального замысла» по написанию этой книги.

Что ж, пять лет обучения на вечернем отделении философского факультета МГУ все же, надо признать, не прошли для Димона совсем бесследно, и каким-то трюкам он все же научился. Но именно — трюкам. Философия Гегеля хотя и глупа и абсурдна, и в целом выглядит как грандиозное мошенничество, но это все же серьезная философия, и — если отвлечься от метафизики гегельянства с ее «диалектикой» — Гегель высказал и немало действительно интересных мыслей. А Димону сказать особенно нечего, и здесь он скорее ближе даже к Марксу и прочим марксистам с их «диалектическим материализмом» — то есть действует уже как откровенный шарлатан, который уже вполне сознательно использует философию для наепалова и траханья мозгов, пытаясь свою тупость и пустоту объяснить какой-то непостижимой Тайной и Истиной.                          

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic