kirill_nav_1

Categories:

Кто такой Димон с Зила и зачем он нужен? - 14

Теперь о достоинствах этой книги Димона (а они таки есть). Первым (и главным) ее достоинством является то, что она вообще появилась. Почему? Потому, что Димон в своем «Бесконечном тупике» поставил (во многом поставил снова) очень важные вопросы, — вопросы которые ставили и над которыми мучились еще те, кто жил в России до 1917 года, в стране русской культуры. В основном все эти люди, конечно, жили уже за рубежом, в эмиграции, и в самой России после 1917 года все эти вопросы не ставились. И главный такой вопрос — примерно тот же, что задавал себе Розанов в своем «Апокалипсисе нашего времени»: «А как все это могло случиться?» Как могло так получиться, что Россия, со всей своей культурой и историей, по выражению Розанова, «слиняла за три дня»? И в итоге оказалась во власти жидов и большевиков и поднятых ими с самого дна помоев общества, после чего жиды, большевики и все эти подонки — под лозунгами марксизма — устроили в России невиданный в истории ад и ужас?

Это же странно, правда? Ну, революция, социализм, прогресс, марксизм — все это понятно. Все это видели, все это знали. Но почему? Почему вот именно самое дикое, страшное и разрушительное, что было в России, в итоге и поработило своей власти всю Россию? Ведь в 1917 году произошла даже не какая-то там «революция» или «смена власти» — произошла гибель всей предыдущий тысячелетней России. Гибель всей русской цивилизации. Нечто сопоставимое только с гибелью Западной или Восточной Римской Империи.

В Совдепии, конечно, подобные вопросы не задавались — всему этому давалось вполне определенное «объяснение» в духе марксизма-ленинизма, а кого подобные «объяснения» не устраивали и кто продолжал задавать подобные вопросы — того большевики и чекисты быстренько отправляли в места не столь удаленные или на тот свет. И лишь к концу существования Совдепии подобные вопросы задавать стало можно — если их еще кто-то мог задать. При том, что после гибели коммунизма и распада Совдепии к этим вопросам прибавился и еще один вопрос — почти столь же мучительный: «А нафига?» А зачем все это было нужно? Зачем и кому были нужны вот эти все ужасы, массовые убийства, голод, концлагеря, нищета и все прочее, что длилось у нас здесь с 1917 года до распада Совдепии и что в итоге сгинуло еще быстрее и почти без всякого сопротивления? После чего начался ад 1990-х годов, когда у нас сами же коммунисты «отменили коммунизм», а затем те же коммунисты, гебисты и присущие им жиды начали быстренько прибирать к рукам собственность и превращаться в «капиталистов»? Это тоже был интересный вопрос, но понятно, что ответить на него без ответа на первый вопрос — о том, что произошло в 1917 году — было невозможно. И поэтому первый вопрос все же был бесконечно важнее второго.

И вот этот вопрос — о том, что произошло в 1917 году — и прозвучал в «Бесконечном тупике». Причем прозвучал он примерно так же, как он звучал для тех, кто задавал его сразу после гибели России, но прозвучал спустя 70 лет после этих событий. И Димон честно попытался ответить на этот вопрос — во многом, конечно, опираясь на мнения и оценки тех, кто писал об этом сразу после этих событий. И во многом именно поэтому эта книга стала «событием». Димон, как литератор, решил сделать свой дебют как можно громче, и при этом сразу «поставить вопрос ребром» и поставить этот вопрос как бы «от имени и по поручению русской культуры». Кто ему поручил это сделать на самом деле — это даже не так важно, так как постановка такого вопроса в таком свете уже заведомо превращала «Бесконечный тупик» в событие, а Димона — в особую фигуру в постсоветской Эрэфии.

Как Димон ответил на этот вопрос — это также уже даже не столь важно. Забегая вперед, скажу, что ответил он на него неправильно. Но от литератора — пусть даже очень амбициозного, который в своем «Бесконечной тупике» постоянно ненавязчиво (а иногда и прямым текстом) намекает читателям на свою «гениальность» (собственно, пьяный папик на саночках и детские переживания Димона нужны еще и для этого — «гений» решил сразу рассказать, откуда он взялся, а заодно объяснить, кто такие гении) — от литератора этого ведь и не требуется. От литератора требуется задать «литературный процесс», а потом его направлять в нужную сторону. И Димон такой литературный (и даже мыслительный) процесс задал.   

Но у этой книги есть и другие достоинства.

Вторым достоинством этой книги является большое количество цитат и фактов. Они составляют, наверное, процентов 60-70% всего текста. Цитаты очень разные, самых разных авторов, и не только авторов из России, и не только того времени. И все они довольно интересные. Факты тоже очень интересные — некоторые, я уверен, многим, кто жил в Совдепии, неизвестные. 

Откуда Димон почерпнул эти факты — опять-таки можно только догадываться, но, думаю, многие из них он взял из зарубежной русской или иностранной литературы в период своей работы продавцом книг самиздата. Ведь вся подобная литература была в Совдепии нелегальной и запрещенной, и Димон, переписывая или перепечатывая эти книги для продажи, имел возможность их прочитать. Чаще всего подобная литература, конечно, все же распространялась с разрешения гебни, а что-то Димон вполне мог почерпнуть в специальных библиотеках той же гебни. Ну, и заодно информировать старших товарищей о том, кто подобной литературой интересовался и в каких целях. 

То есть Димон работал в основном по русской части диссидентов — так как еврейских диссидентов вся подобная литература, конечно, интересовала гораздо меньше: им были интересней какой-нибудь Амальрик или Галич или Бродский или даже Солженицын, а на все эти мучительные вопросы русских и на их историю до 1917 году им было, по большому счету, плевать. Вот то, что их жидов, родненьких, — всех этих троцкистов, — при Джугашвили хорошенько проредили на верхних этажах партии и гебни, это их беспокоило очень сильно, и по этому поводу у них до сих пор травма огромная. И этого они родной советской власти до сих пор простить не могут, и они до сих пор по этому поводу ноют и стонут. Это же родные их еврейские дедушки и бабушки, «еврейская кровинушка»! А то, что эти их еврейские бабушки и дедушки грохнули Россию, а потом устроили здесь кромешный ад, закатав в землю миллионы русских людей и пролив реки русской крови — на это жидам глубоко плевать. 

Ну, а третьим достоинством этой книги Димона является то, что все эти цитаты и факты изложены не сами по себе, а в сопровождении мыслей самого Димона. Это придает этим цитатам и фактам некоторый смысловой контекст, связывает их мыслью — мыслью Димона. При этом Димон старается сделать так, чтобы эта мысль была интересной, и чтобы она выглядела как «русская мысль» — то есть как продолжение (или повторение) мыслей людей русской культуры, живших до 1917 года или с этой мыслью связанных. 

И во многом это Димону удалось — читать книгу интересно, есть о чем подумать, да и мысли самого Димона иногда (хотя и редко) все же не лишены смысла и иногда (совсем редко) даже представляют определенный интерес. И вот об этих фактах, цитатах и мыслях Димона, которые связывают изложенные в книге факты и цитаты — словно бы бриллиантовая ниточка настоящего гения связывает жемчужные камушки — мы и поговорим далее.                     

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic