kirill_nav_1

Categories:

Кто такой Димон с Зила и зачем он нужен? - 5

Таким образом, главная проблема истории и исторической науки состоит в том, что все люди смертны. Люди, жившие в прошлом, жили своей жизнью, участвовали в каких-то событиях или были их свидетелями, о чем-то думали и о чем-то мечтали — а потом все они умерли. И все это они забрали с собой в могилу. «Свидетелей не осталось». Но кое-что из этого люди, конечно, передавали своим детям и внукам устно, а кое-что — даже записывали, и потом кое-что из записанного ими передавалось следующим поколениям через институты письменной культуры. 

И поэтому для «исторических деконструкций», наподобие фоменковщины и галковщины, крайне важно «обрубить» всю эту письменную культуру, дошедшую до нас из прошлого, ограничив ее какой-то не столь удаленной эпохой (16-17 или даже 18-19 веком). Причем, повторюсь, им важно не просто «поставить под сомнение» подлинность каких-то отдельных письменных источников или изложенных в них фактов — это служит для них только первым, подготовительным, шагом к деконструкции истории, и в самом этом шаге еще нет ничего особенно деструктивного, так как и профессиональные историки уделяют огромное внимание верификации подлинности источников и постоянно спорят об изложенных в них фактах. Для Фоменко и Димона было важно вообще полностью отвергнуть всю эту письменную культуру — то есть прямо объявить, что вся она состоит из «фальшивок» более позднего времени и является сознательной «фальсификацией» относительно недавнего времени (хотя в том, когда именно, кем и с какими целями была создана эта грандиозная «фальсификация» — они обычно начинают юлить и «путаться в показаниях», так как историю и источники они знают очень плохо, и их здесь всегда можно поймать на противоречиях).

Что после этого остается? Правильно! Остаются вещи. «Материальные артефакты». А вещи тоже могут многое рассказать нам о прошлом, как и о людях и событиях из этого прошлого. Монеты, украшения, оружие, дороги, здания, храмы, наконец, сама земля — которая и тысячу лет была той же самой, что и сегодня, с ее могилами и, как говорят археологи, «культурными слоями» — все это также является для историков свидетелем прошлого. Пусть свидетелем немым, но, при должном умении и знаниях, все это также может многое нам рассказать о прошлом. И поэтому для фоменковщины и галковщины в их «деконструкции истории» также крайне важно «обрубить» и «заставить молчать» и эти свидетельства прошлого.

Как это сделать? Ну, примерно с помощью тех же приемов, которые они используют для отвержения письменной культуры. Самый простой вариант — объявить какие-то артефакты подделкой или фальшивкой или продуктом более позднего времени. Возможно ли такое? А почему нет? Если можно подделать письменный источник, то почему нельзя подделать какой-нибудь исторический артефакт? И примеров этому — масса: от фальшивых монет до каких-нибудь «египетских древностей», которые одно время производились в огромных количествах. И делаются подобные фальшивки чаще всего не для того, чтобы «сфальсифицировать историю», а в гораздо более прозаических целях — чтобы их продать на антикварных рынках или всучить каким-нибудь «любителям древности» или даже музеям. За приличные деньги.  

Сложнее с какими-то более массивными свидетелями прошлого — зданиями, храмами, крепостями и т.д. Но во-первых, все это можно постараться объявить постройками более позднего время — как Димон и Фоменко объявили почти все сооружения античности постройками эпохи Возрождения или даже более позднего времени, чтобы «опровергнуть» существование античной цивилизации (как они и все античные источники объявили продуктом эпохи Возрождения — то есть 15-16 века). А во-вторых, некоторые сооружения и в самом деле можно сделать специально, чтобы затем объявить их какими-то «памятниками древности».

Ну, скажем, сраные бриташки примерно так соорудили свой знаменитый Стоунхендж. Что-то там было и раньше, но что именно — сейчас сказать уже сложно, вероятно, просто какая-то груда камней. И сраные бриташки решили сделать из этой груды камней «древнейший памятник истории». Причем делали они это уже в 20 веке (в 1949-1958 годы), и почти в открытую, у всех на глазах, так что даже осталось множество фото того, как сраные бриташки сооружают этот свой Стоунхендж, нагромождая камни один на другой в специальном порядке. Там довольно масштабная стройка была — вот здесь немного фото с этой стройки.

Сраные бриташки сооружают Стоунхендж.
Сраные бриташки сооружают Стоунхендж.

Но здесь история примерно такая же, как и с письменными источниками. Естественно, в истории встречались фальшивки. Причем чем ближе к нашему времени — тем больше их становилось. Но и в прошлом подделка документов или каких-то манускриптов не была чем-то невозможным. Причем чаще всего — не в целях какой-то «фальсификации истории», а опять-таки ради каких-то прагматичных целей. Скажем, почему бы какому-нибудь немецкому или британскому дворянину не попытаться состряпать какую-нибудь фальшивую «древнюю грамоту», которая производила бы его к какому-нибудь древнему дворянскому роду? И ему это было нужно даже не столько ради тщеславия, а во вполне прагматических целях — например, чтобы претендовать на какое-то наследство или участок земли. То есть чтобы получить дополнительные юридические права. Или почему бы какому-нибудь средневековому схоласту или алхимику не попытаться выдать свои труды за труды более известного философа того времени или прошлого? Все это в Европе было, и это хорошо известно — жульничеством там занимались всегда.

Но из этого же не следует, что вообще все дошедшие до нас письменные источники являются фальшивками? Тем более, что кодекс этих источников (в том числе античный) довольно обширный, он собирался в разных регионах, и все такие источники проходят текстологический, лексический и прочий анализ.

То же самое касается и материальных артефактов. Конечно, в истории всегда встречались подделки, и даже некоторые крупные и известные «древности» — вроде Стоунхенджа или «терракотовой армии» — могут быть подделками относительно недавнего времени, которые сраные бриташки и китайцы сварганили для того, чтобы иметь у себя какие-то «древности». Но подобных сооружений слишком много, история строительства или существования прослеживается у них очень давняя, — хотя англосаксы сейчас и пытаются потихоньку разрушить все подобные артефакты, особенно на Ближнем Востоке. И все это создавать только для того, чтобы обмануть лошков, и чтобы сегодня Димон и Фоменко «открыли лошкам глаза на истину» — было бы довольно глупо.

Поэтому Димон и Фоменко используют здесь и некоторые другие приемы. Фоменко больше опять-таки работает с техникой и техническими деталями. Как монголы-татары совершили свое нашествие на Русь при Батые? Сколько их было? И чем они кормили лошадей? И где была Куликовская битва (об этом историки и сегодня спорят)? Фоменковщина, надо заметить, и вообще больше рассчитана на советских «технарей». То есть людей в плане гуманитарного образования совсем невежественных, к тому же, по советской традиции, весьма враждебно настроенных ко всяким гуманитариям, в том числе к историкам (разделение советской интеллигенции на «физиков» и «лириков», которые настроены друг к другу весьма скептически и даже враждебно — это старая гебешная разработка). И на этом фоменковщина во многом и работает (что, кстати, косвенно указывает на то, что за Фоменко и фоменковщиной стоит все та же гебня). 

А вот Димон, напротив, опять-таки в основном работал на гуманитарную часть советских носопырок. А им интересны не столько технические детали и логика (с логикой, повторюсь, и у самого Димона проблемы — в этом смысле он смотрится блекло даже на фоне среднего советского «технаря»), а чтобы «красиво было». Культурно. И написано живенько. И Димон все это своей пастве вполне выдавал. И он больше здесь опять-таки прибегал к литературным приемам, ужимочкам, смехуeчкам, и иногда все это пытался подпереть какой-нибудь совсем примитивной «социологией» — в духе социального расизма, который столь свойственен всем гнидоидным москвичам, особенно — московской гуманитарной интеллигенции. «Народный фольклор? Какая чушь! Неужели вы думаете, что эти убогие крестьяне — почти животные — могли сами что-то сочинять, да еще передавать своим детям и внукам? Весь фольклор придумали гуманитарии. Аристократы духа. Вроде меня».

Или. «Неужели вы думаете, что в 13 веке в Новгороде была такая грамотность, что новгородцы могли вести какую-то переписку? Это же дикие люди были! На Украине — еще может быть, там народ всегда был грамотный, но не в Новгороде! Подкинули все эти грамоты. На коленке там все сделано, это же ясно. Меня надо слушать, а не Янина и всех этих шарлатанов от истории. Я человек честный и просто так врать не буду».             

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic