kirill_nav_1

Categories:

Памяти Константина Крылова - 7

Но все же главным в том, что делал Крылов, была не его «общественная и политическая деятельность» — на мой взгляд, повторюсь, эта его деятельность была скорее частью все той же его «просветительской деятельности», направленной на то, чтобы помочь русским выйти из того цивилизационного тупика и ада, в который его загнали в 20 веке жиды, коммунисты, гебисты и прочая советская сволочь. И никто, кроме Крылова, сделать этого не смог бы. 

Крылов прекрасно знал не только русскую культуру, но и культуру европейскую и западную. Знал философию, историю, литературу. И, что еще важнее — как социальный и политический философ — он понимал (а если чего-то не понимал, то пытался разобраться), что и откуда там взялось, и почему. Можно быть большим эрудитом (а Крылов обладал какой-то невероятной эрудицией), можно быть специалистом в литературе или философии, но при этом не понимать каких-то очень важных вещей. Крылов не просто знал литературу и историю литературы — он и сам, как прекрасный писатель и мастер слова и стиля — отлично понимал, «как это делается». Он не просто знал историю и философию — он понимал, из каких истоков человеческой мысли и социальной психологии возникали эти исторические и культурные явления.

И в этом Крылов был абсолютно уникальной фигурой для всей России — людей такого интеллекта и эрудиции в России были единицы. Во ВСЕЙ нашей истории, подчеркну, а не только «нашего времени». При этом Крылов вовсе не был каким-то самоучкой (хотя до многого ему, конечно, приходилось доходить самому), каким-то «народным самородком» — вроде Ломоносова. Нет, у него было систематическое образование (пусть даже советское), техническое и гуманитарное, он рос и жил в очень плотной «культурной среде», и еще более плотную культурную и интеллектуальную среду для себя он создал сам, постоянно что-то читая и пытаясь осмыслить какие-то вещи. Возможно, Крылов — это был вообще самый умный русский человек, за всю историю России и всю историю русской культуры.

Но что еще важнее — Крылов бесконечно любил русский народ. И всю свою жизнь, в сущности, посвятил служению русскому народу. А это очень важно. О русской культуре и истории чаще всего писали либо глупцы и люди недалекие, либо же наши недоброжелатели и враги. А после 1917 года красные твари и советская сволочь значительную часть русской культуры просто уничтожили, а остальное — закопали или изуродовали до невозможности. Крылов русскую культуру знал прекрасно, и при этом он любил эту культуру и русский народ, и при этом он смотрел на русскую культуру с точки зрения культуры мировой — придирчивым оценочным взглядом. 

Крылов был этаким «собирателем русских сокровищ» — сокровищ нашей культуры и нашего национального самосознания. Крылов постепенно, шаг за шагом, начал разгребать те горы трупов, костей, мусора и дерьма, которые накидали на Россию, русскую культуру и русское самосознание красные твари, извлекая драгоценности русского самосознания и культуры, а потом придирчиво и критически их оценивал — с точки зрения высших критериев мировой культуры и с точки зрения того, что из этого нам нужно взять в будущее, а что лучше поместить в музей. «Вот это очень классная вещь! — как бы говорил Крылов, извлекая очередное русское сокровище. — А вот здесь можно было бы немного улучшить. А здесь у немцев и англичан получилось удачнее. А это у нас при Петре Первом очень сильно попортили, и попортили зря».  

Крылова в русской культуре интересовало все — язык, литература, публицистика, быт, пища, упряжь лошадей, а в последнее время он серьезно занимался проблемой кириллицы и шрифтов (которые у нас сильно попортил Петр Первый). Нет, он вовсе не был «квасным патриотом», готовым восторгаться и восхвалять все русское только потому, что оно русское. Он предъявлял ко всему этому очень высокие требования — требования первоклассной мировой и европейской культуры, он видел и какие-то недостатки, но все это Крылов делал не только как большой знаток культуры, разбиравшийся в подобных вещах, но и как человек русский, бесконечно любивший русский народ и его культуру. Крылов пытался создать ту культурную и цивилизационную основу, на которой русские смогут войти в современный мир в качестве мировой нации — со своей собственной культурой высочайшего класса. И, конечно, со своим русским национальным сознанием. Именно русским, а не советским или россиянским. И все это должно было быть не только первоклассным, но и эффективным.

И поэтому все, абсолютно все, что писал и говорил Крылов, представляет для русских огромную ценность и интерес. Так как, повторюсь, это писал и говорил один из умнейших людей России, и это говорил и писал человек, бесконечно любивший русский народ. За каждой строчкой или комментарием Крылова стоит человек высочайшей культуры и интеллекта — и даже если этот комментарий написан на совсем простом языке, за ним скрывается мысль, за ним скрывается русский ум и мощнейший интеллект, которые являются достоянием всего русского народа, в каком-то смысле вершиной всей русской культуры. Крылов высветил и нащупал все «реперные точки» нашего национального сознания, все его узловые проблемы, и на все эти проблемы попытался дать свое решение или хотя бы свое мнение.

Конечно, это вовсе не значит, что все написанное или сказанное Крыловым нужно принимать за догму или бесспорную истину. Тем более, что многое из того, что писал Крылов, носило полемический или сознательно заостренный и даже провокативный характер, а многое носило чисто ситуативный и конъюнктурный характер — не будем забывать, что Крылов вел свою деятельность в очень враждебной среде, враждебной и к нему лично, и ко всем русским. Ему приходилось постоянно что-то недоговаривать или говорить полунамеками, или постоянно «разбавлять» сказанное какими-то жестами, необходимыми для данной ситуации. И поэтому многое из сказанного Крыловым производило впечатление некоей двойственности — что очень многих раздражало или вызывало недоумение (в том числе, признаться, иногда и у меня). Но я чаще всего все же понимал (хотя не всегда), что хочет сказать Крылов и почему он это говорит таким несколько странным образом. Но не будем забывать, что в нынешней Эрэфии все русское — это табу, и Крылову приходилось вести свою деятельность в чудовищной русофобской среде, в которой жиды или гебисты могли сожрать его в любой момент.

Кроме того, и русская культура — как и всякая настоящая культура высочайшего класса — это культура очень живая и пластичная. В настоящей культуре не может быть никаких «догм» — она постоянно меняется, движется, зреет и растет. Это только у красных тварей и советских дегенератов их поганая советчина состоит из сплошных догм, которые поганые коммунисты и гебисты вдалбливали в головы несчастных совков сапогами и угрозами, а вся их «советская история» и «культура» состоит из сплошных мумий и истуканов, за которые советские дегенераты и сегодня ведут ожесточенную борьбу. Русская культура — настоящая, и это культура мирового класса, и, как и всякая настоящая мировая культура — она живая. Она не столько дает ответы, сколько задает правильные вопросы, и задает направление дальнейшего развития.

Наконец, и сам Крылов был очень живым и жизнелюбивым человеком, и, как человек русской и мировой культуры, он был абсолютно чужд звериной серьезности и догматизма, столь свойственных советским дегенератам. И поэтому из Крылова никак не получится вылепить нового Карлу Марлу или Ульянова или какого-нибудь другого истукана, каждую мысль которого или каждое изречение следует принимать как «истину свыше». Да это и не нужно — так как, повторюсь, и вся русская культура — она живая. Но именно в этом и состоит значение Крылова для русской культуры и мысли, что он снова «откопал» для русских живые источники их национального сознания и культуры и, как мог, постарался все это высказать и донести до русских. И поэтому можно не соглашаться с тем, что говорил Крылов, можно спорить — но все, что он сказал, повторюсь, представляет для русских огромную ценность и интерес. С этим не обязательно соглашаться — но прислушаться к этому для русских всегда будет очень полезно.        

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic