kirill_nav_1

Categories:

Памяти Константина Крылова - 6

Но «политика» и «политическая деятельность», как мне представляется, сами по себе Крылова интересовали мало. Крылов совершенно не умел «плести интриги», и еще менее — плести интриги политические. Он совершенно не умел, что называется, «вести аппаратную борьбу» — а это навык для политика необходимый, тем более — при создании политической партии. Так что однажды московской мерзавец и проходимец жидок Милитарев путем аппаратной интриги чуть было не присвоил себе движение, которое создавал Крылов. И Крылов совершенно не умел ненавидеть людей — даже своих политических и личных врагов.

«Политика» и «мир политики» интересовали Крылова скорее как философа и мыслителя — и как человека, который посвятил свою жизнь служению русскому народу. И если Крылов и «занимался политикой», то только по той причине, что он понимал, что без этого он не сможет продвинуться в своих целях служения русскому народу. Крылов — это человек мысли и мира культуры, и, думаю, его мечтой было бы просто читать лекции по самым разным вопросам, получать за это хороший стабильный заработок, писать и публиковать свои книги и наслаждаться общением с другими людьми. А вся «политика» для него свелась бы к редким колкостям в адрес власти и правящего режима. И в любом нормальном государстве человек такого масштаба и таланта, как Крылов, все это имел бы в полной мере.

Но Эрэфия — это государство ненормальное. Это чудовищная историческая и государственная патология. И при этом Эрэфия — это государство, последовательно проводящее политику государственной русофобии, представляющую смертельную угрозу для русских как народа. И поэтому Крылов был вынужден «пойти в политику». И, естественно, встать в оппозицию к путинскому режиму и всей системе Эрэфии — так как, повторюсь, любые формы самоорганизации русских в Эрэфии по сути запрещены и всячески преследуются. Но при этом я не думаю, что Крылов действительно жаждал свержения путинского режима или, тем более, революции. Крылов, конечно, понимал, что любая революция в России закончится для русских и России очень плохо. И этот его напускной радикализм, как я думаю, нужен ему был больше для того, чтобы встроиться в ряды антипутинской еврейской оппозиции и тем самым завести полезные связи, найти если не поддержку, то хотя бы более благожелательное отношение к тому, что он делает, со стороны жидовской оппозиции и тех сил, которые за ней стоят.

А жидовская либеральная «оппозиция» — сила в Эрэфии и в путинской системе довольно влиятельная. «Эхо Москвы» прямо финансируется Кремлем, все либеральные жиды в Эрэфии — это «уважаемые люди». Достаточно просто вспомнить, как незадолго до смерти Крылова еврейский литератор Зильбертруд (Дмитрий Быков) нажрался в доску где-то в Иркутске, ему поплохело, он решил, что у него инсульт, после чего из Москвы за ним направили специальный самолет, а потом поместили в одну из лучших больниц Москвы. После чего Зильбертруд — когда стало ясно, что все не так серьезно — не нашел ничего лучше, как объявить, что его якобы «пытались отравить». История комичная, что-то из серии похождений Остапа Бендера или Паниковского, но если сравнить все это с тем, как умирал и умер Крылов — станет ясно, насколько сильно отличается в Эрэфии положение жидов и «еврейской оппозиции» от положения русских. И Крылов, конечно, также все это прекрасно видел и понимал, и, видимо, поэтому старался напустить на себя имидж «радикального оппозиционера» и «навести мосты» с этой жидовской антипутинской оппозицией — чтобы создать более благоприятные условия для остальной своей деятельности. 

Кроме того, Крылов также понимал, что позиция лоялизма к путинскому режиму ему и русским ровным счетом ничего не даст. Природа путинского режима и Эрэфии как государства (а это, повторюсь, в основе своей все то же дикое и примитивное «московское государство») такова, что считаться это государство начинает только с теми, кто находится к нему в оппозиции и кто ему враждебен. Чеченцы сейчас купаются в деньгах из Москвы, а почему и за что? А за то, что они вели против Эрэфии военную и террористическую деятельность. Татария и казанские татары сейчас имеют привилегированное положение среди субъектов Эрэфии. А почему? А потому что там очень сильны сепаратистские настроения. Путинский режим не имеет никаких политических и государственных механизмов разрешения кризисов в отношениях с какими-то другими силами, помимо заливания своих противников и врагов деньгами и пряниками. Даже поганых хохлов путинский режим вполне готов залить деньгами — только за то, что хохлы будут проявлять меньше враждебности к Эрэфии.

Но при этом Путин и его режим очень жестко закатали Донбасс, и по приказу Суркова-Дудаева последовательно уничтожили всех лидеров ополчения. Восстание на Донбассе подавили не хохлы — это сделал Путин и его режим. И этот режим ненавидит Донбасс даже больше, чем его ненавидят хохлы и московские жиды. Почему? Вот именно потому, что на Донбассе русские проявили самоорганизацию, и при этом сделали это для военного отпора агрессии хохлов. А для Эрэфии и всей путинской системы любые формы самоорганизации русских рассматриваются как угроза. Тем более — если это формы самоорганизации с оружием в руках.

И, кстати, события на Донбассе ясно показали, что с самоорганизацией у русских все в порядке. В социальной солидарности нет ничего особенно хитрого — это базовый социальный навык любого нормального человека и любого общества. И у русских он, конечно, также присутствует — как у любого нормального народа. И если эта солидарность почти никак не проявляется в Эрэфии — то только благодаря Путину и всей его системе, которая делает все возможное и невозможное, чтобы русских всячески разобщить и отбить у них этот социальный навык, превратив русских в «социальных инвалидов» — глупеньких и беспомощных людей, которые сами — без путинского государства — ничего сделать не могут. Русским запрещены не просто какие-то формы социальной солидарности — им запрещены и многие другие виды социальной деятельности и активности. Для этого у Эрэфии есть жиды, армяне, чеченцы и кто угодно еще — а русские должны постоянно чувствовать в Эрэфии свою полную беспомощность и зависимость от Путина и путинской системы.

И, как мне представляется, вся эта «политическая деятельность» Крылова имела своей целью вовсе не политику — она скорее стала частью той просветительской деятельности, которую вел Крылов в целях помочь русским «обрести себя». И когда Крылов понял, что ему удалось вытащить русских из того идейного и мировоззренческого ада, в котором они пребывали в 1990-е годы, он сделал следующий шаг — начал культивировать в русских элементарные формы социальной солидарности. Подобно врачу, который учит парализованного человека заново ходить. А то, что такие навыки русским жизненно необходимы — навыки, повторюсь, совершенно естественные, которыми обладают все народы — показала и смерть самого Крылова: рассчитывать на путинское государство русским людям не следует, им можно рассчитывать только на себя и на свою солидарность и взаимопомощь.                  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic