kirill_nav_1

Category:

Памяти Константина Крылова

И все-таки пару слов о Константине Крылове, который скончался в Москве 12 мая. Пусть это будет не «некролог», а просто нескольких моих мыслей — о том, кем был Крылов, чем он занимался и что он сделал.

Я не был лично знаком с Крыловым, и на его деятельность — особенно политическую — смотрел со стороны, и, признаться, из Санкт-Петербурга вся эта возня узкой московской тусовки, со всеми ее дрязгами и скандалами, смотрелась не очень привлекательно, поэтому и от круга знакомств Крылова я очень далек (хотя в целом симпатизировал «русскому движению»). Но, как и для многих других думающих русских людей — интересующихся философией, историей и социологией — Крылов, конечно, и для меня значил очень многое. Это был выдающийся интеллектуал, невероятный эрудит, блестящий мастер слова и стиля, который умел высказывать самые сложные вещи всего несколькими словами и фразами — причем делал он это нередко на том языке, на котором говорят сегодня «простые русские люди» (хотя, конечно, он прекрасно владел и «высоким» философским языком). Многое из того, что говорил Крылов, мне было понятно, и я с ним вполне соглашался, но что-то вызывало неприятие и раздражение, и парочку раз в его блогах я с ним даже вступал в жесткую пикировку.  

И вот Крылова не стало. Он больше ничего не скажет и не напишет, не оставит свой комментарий — его больше нет. «Солнца не стало», — это чувство сейчас посетило многих, в том числе и меня. Крылов ушел неожиданно, и после известия о его смерти у многих возникло чувство пустоты — словно бы в России погасло Солнце. И это действительно так. Так вот, парочка слов о том, кем был Крылов, и почему после его ухода Россия почувствовала себя осиротевшей.

Константин Анатольевич Крылов (18 октября 1967 года - 12 мая 2020 года).
Константин Анатольевич Крылов (18 октября 1967 года - 12 мая 2020 года).

В первую очередь, Крылов был русским. Русским конца 20 — начала 21 века. И сейчас, после его смерти, становится совершенно ясно, что всю свою жизнь он посвятил служению русскому народу. Он встал на этот путь вполне сознательно, это был его осознанный выбор — он любил и жалел русский народ, он очень хорошо понимал, что сделали с русскими в 20 веке, и в каком положении находятся русские сейчас — и он встал на этот невероятно сложный путь, чтобы помочь своему народу выйти из этого ужаса, ада и плена. Крылов — это что-то вроде нашего русского Моисея, который взял на себя невероятно сложную, почти невозможную миссию — вывести русских из того ада и рабства, в которые русский народ заточили его враги.

При жизни Крылова многое из того, что он делал или говорил, было непонятно или вызывало споры (признаться, иногда это вызывало вопросы и у меня), а нередко его даже клеймили как «русофоба», но если посмотреть на то, что делал Крылов с этой точки зрения, то станет ясно, что все, абсолютно все, что он делал — он делал ради русского народа. Этому он посвятил всю свою жизнь, всего себя целиком.

Во-вторых, Крылов был выдающимся человеком. Это был невероятно талантливый человек с мощнейшим умом и огромными знаниями, — таких людей в нашей культуре можно пересчитать на пальцах одной руки. И весь свой талант — граничащий с гением — он поставил на службу русскому народу, и отдал его весь, без остатка. Можно любить русский народ, можно желать ему блага (что в постсоветской России и само по себе требует мужества), но значение Крылова для России и русских состоит в том, что он был уникальным человеком, с яркой искрой Божьей, и весь свой талант и всю свой жизнь он посвятил служение русскому народу. Он мог бы стать богатым и известным человеком, мог бы писать то, что нужно врагам русских или правящему режиму, издавать свои книги большими тиражами или читать лекции в какой-нибудь ВШЭ, получая за это приличные деньги — но он вполне сознательно выбрал русских. Что в нынешней России почти автоматически означало не только нажить себе врагов среди антирусских этнических мафий, но и встать в оппозицию к нынешнему режиму, со всей его системой.

Наконец, в-третьих, что именно Крылов сделал и почему с его уходом Россия почувствовала себя осиротевшей. Где-то я прочитал, что уход Крылова сопоставим с уходом из жизни Пушкина: пока Пушкин был жив, у него было много врагов, над ним посмеивались, его не любили, против него интриговали. Но когда Пушкин погиб — вся Россия вдруг сразу поняла, кого и что она потеряла. Во времена Пушкина было множество и других поэтов, и неплохих, но русскую литературу и культуру во многом создал именно Пушкин — как Пушкин во многом создал и современный русский язык.

Так вот, Крылов — это для русского народа, русской культуры и русского самосознания что-то вроде Пушкина. Ведь все мы еще помним, в каком состоянии находилось т.н. «патриотическое движение» в 1990-е годы и что оно из себя представляло — особенно после расстрела Ельциным и Чубайсом Белого дома в октябре 1993 года. На руинах Совдепии копошились русские люди — бывшие «советские люди», нищие, в совершенно разрушенном социальном мире, над которыми гоготали со всех экранов жиды и стоявшие за ними гебисты и прочие советские «хозяева новой жизни». Но — что было еще хуже — это были люди, полностью утратившие всякие ценности и ориентиры. 

«Патриотическое движение» того времени — или, как его тогда называли жиды и гебисты, «красно-коричневые» — тогда представляло из себя не просто маргиналов в политическом смысле. Гораздо хуже было то, что и по всему своему мировоззрению это были не просто маргиналы, а какой-то совершенно дикий ад. Кажется, не было ни одной дикой идеи, которая не нашла бы поддержку в этом политическом и интеллектуальном «андеграунде» — лишь бы эта идея была достаточно радикальной. Русское сознание и мировоззрение за сто лет были настолько чудовищно изуродованы коммунистами, жидами и гебистами, что, казалось бы, оно уже навсегда будет похоронено в этом андеграунде, маргинальщине и аду. Коммунисты, жиды и гебисты не просто почти полностью выкорчевали в России русскую культуру (включая физическое уничтожение ее носителей) или чудовищно ее изуродовали, полностью оболгав всю нашу историю до 1917 года — они постарались расставить множество идеологических ловушек и накидать какашек на всех тропинках, по которым русские смогли бы «вспомнить и обрести себя». Так, чтобы русские уже не смогли бы выбраться из этого идеологического тупика никогда.

И вот Крылов спустился в этот ад. Только там еще билась какая-то «русская мысль» — страшная, изуродованная, представлявшая из себя набор каких-то мировоззренческих ужасов и исторических фантомов. И Крылов вполне сознательно спустился в этот «русский ад», а потом последовательно, шаг за шагом, начал выводить русскую политическую и социальную философию на свободу и в обычную человеческую и цивилизованную нормальность. Никто другой, кроме него, этого сделать бы не смог — и Крылов это прекрасно понимал. Ведь для того, чтобы совершить все это, требовался действительно очень мощный интеллект и огромная эрудиция. И требовалась огромная любовь к русскому народу. И требовалось понимание, куда нужно идти.

И Крылову это удалось. Отчасти ему в этом, конечно, помогло и то, что он и сам был частью советской московской интеллигенции (он был из хорошей советской семьи), и он очень хорошо чувствовал и понимал не только русскую культуру, но и советскую интеллигенцию и советских людей. Отчасти ему в этом помогал и его характер и отношение к жизни — включая его невероятную самоиронию, или его готовность общаться с самыми разными людьми самых разных взглядов — включая и тех, в ком и сам Крылов вполне отчетливо видел врагов русских. Эта «всеядность» и «пластичность» Крылова иногда отпугивала от него даже многих его единомышленников и соратников, но сейчас лично мне кажется, что Крылов и здесь действовал вполне сознательно и расчетливо, так как он понимал, что иначе переформатировать всю эту среду будет невозможно. И при этом, я думаю, вряд ли кто-то усомнится в том, что в каких-то важнейших вопросах Крылов никогда не менял своей позиции и отстаивал ее очень жестко.

У Крылова на этом его пути вывода русского сознания из того мрачного адового андеграунда, в который его загнали враги русских, было множество врагов и препятствий — включая непонимание или даже отторжение среди многих бывших «соратников». Особенно много — среди просоветской части «патриотического движения». Но в какой-то момент Крылов пошел на открытый разрыв с этой частью «патриотического движения», и в дальнейшем очень жестко отставил свои «антисоветские» (а на самом деле — обычные нормальные русские) взгляды. И в итоге русское движение превратилось во вполне цивилизованное и даже респектабельное политическое движение — оно не стало более «коричневым», оно стало БЕЛЫМ, русским. А в «коричневое» стали постепенно превращаться «красные» и «либералы». 


Конечно, в политическом смысле, это «русское движение», которое возглавил Крылов, по-прежнему оставалось непризнанным — и Крылову так и не дали зарегистрировать его партию НДП. Но гораздо важнее, как мне представляется, было то, что Крылов, озарив всю интеллектуальную жизнь России мощью своего интеллекта и таланта, изменил не только это политическое движение русских — он изменил все мировоззрение постсоветских мыслящих и культурных людей России. Сейчас некоторые вещи кажутся уже даже странными. Ну, скажем, — несмотря на все беснование красных тварей и стоящих за ним гебистов и прочей сволочи,— сейчас уже большинство русских понимают, что советские концлагеря и массовые убийства людей, которые практиковали большевики в Совдепии — это как бы «не есть хорошо», и это не то, чем нужно гордиться или мечтать «повторить». Или что Николай Второй сделал бесконечно много для России и был выдающимся русским государственным деятелем. Да, красные твари и сегодня пытаются оправдать все то, что они сделали с русским народом и Россией в 20 веке, но сегодня большинство русских уже вовсе не считает все эти советские дикости чем-то нормальным или чем-то «достойным».   

Но нужно понимать, что еще в 1990-е годы в «патриотическом лагере» прославление советских концлагерей, Джугашвили или «подвигов» Ивана Грозного было «мейнстримом». Более того, многие советские и постсоветские русские видели в этом «наш особый путь» и «наше спасение». Но Крылов с этим покончил. Он поднял русское самосознание на совершенно новую высоту и привел его к обычной человеческой нормальности — и после всего того, что сделали коммунисты, жиды и гебисты с русским народом и его самосознанием за последние сто лет, это было настоящим подвигом. Сродни тому, что совершил Моисей, когда вывел «Божий народ» из египетского плена.            

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic