kirill_nav_1

Categories:

Почему борьба с американкой через выработку "коллективного иммунитета" является ошибочной? - 2

Да, так вот! Какие из всего этого можно сделать выводы? Главный вывод вполне очевиден, и я его обозначил в заголовке: надежды на то, что «победить» эпидемию «американки» можно будет за счет выработки «коллективного иммунитета» у населения оказались несостоятельными. Ну, то есть это, конечно, можно попытаться сделать, но вряд ли такие методы борьбы с эпидемией можно будет счесть приемлемыми. 

Сколько времени понадобится на выработку этого «коллективного иммунитета»? Из тех данных, что я привел ниже, ясно, что даже при нынешних — во многих странах достаточно мягких — ограничительных мерах на это понадобится довольно много времени: как минимум, около года. Но даже при нынешних ограничительных мерах экономика почти стоит, и понятно, что ни одна страна не сможет так долго сидеть на карантине, дожидаясь, когда количество переболевших «американкой» достигнет 60-70% населения. Это приведет к полному краху экономики, и, как следствие, к бедности и к краху системы здравоохранения — только уже не по причине большого количества больных, а по той причине, что государство просто уже не сможет поддерживать систему здравоохранения по экономическим причинам.

Можно ситуацию отпустить — то есть резко или полностью ослабить эти ограничительные меры. Тогда скорость распространения эпидемии возрастет, и 60-70% населения переболеют «американкой» гораздо быстрее, но в таком случае смертей будет слишком много, а система здравоохранения может не справиться с таким количеством больных и также потерпеть крах — как это отчасти произошло в Италии или Нью-Йорке на ранней стадии эпидемии. 

В этом состоит коварство этой эпидемии — она распространяется достаточно быстро, а уровень смертности слишком высокий, чтобы можно было допустить распространение эпидемии без каких-либо ограничений. Некоторые умственно отсталые москвичи сравнивают смертность от «американки» со смертностью гриппа, но это не совсем корректно, так как при эпидемии гриппа никто не вводит по всей стране карантин и не останавливает экономику. И против гриппа есть вакцина. К тому же даже сейчас, когда почти весь мир остановил экономику и все страны ввели ограничительные меры, смертность от «американки» значительно выше, чем от гриппа. Ведь пока даже никаких эффективных методов лечения «американки» не существуют. 

Поэтому ясно, что борьба с «американкой» будет происходить по некоторому «третьему пути» — то есть до появления вакцины некоторые ограничительные меры будут сохраняться, чтобы контролировать распространение эпидемии, хотя эти меры будут постепенно ослабляться. И здесь уже очень многое будет зависеть от специфики ситуации в каждой отдельной стране — от ситуации с распространением эпидемии и в экономике. Как лучше всего в такой ситуации действовать России?

В России, очевидно, главная специфика ситуации состоит в том, что более половины зараженных и умерших у нас приходится на Москву. Москва в этом смысле — это что-то вроде нашего Нью-Йорка, так как Нью-Йорк также довольно долго на первой стадии эпидемии в Пиндостане давал почти половину всех зараженных и дохлых тупых пиндосов. Хотя и в России, и в Москве количество зараженных и умерших, слава Богу, все же намного меньше, чем в Пиндостане и Нью-Йорке. 

Соответственно, и стратегия дальнейшей борьбы с эпидемией в Москве и в остальной России должны значительно отличаться. Понятно, что в Москве сохранять достаточно строгие карантинные меры придется еще довольно долго — так как если их начать ослаблять, эпидемия в Москве начнет распространяться слишком быстро, и даже система здравоохранения Москвы, на которую сейчас тратится почти 9/10 ресурсов всей страны, в итоге может не выдержать большого количеств больных, и смертность в Москве будет слишком высокая. Поэтому нынешние ограничительные меры в Москве, видимо, придется сохранять до осени или даже дольше. И чтобы гнидоидные москвичи не умерли от тоски, возможно, им все же следует разрешить с начала лета только небольшие одиночные прогулки вблизи своих домов. 

Что делать с экономикой Москвы? К счастью для России, Москва практически ничего не производит, и львиная доля доходов в бюджет Москвы поступает за счет того, что в Москве расположены головные офисы крупнейших нефтяных и сырьевых компаний, а также за счет финансовых спекуляций, строительства, торговли и услуг. Москва в этом смысле — это просто огромный паразитический монстр, который существует почти исключительно за счет паразитирования на остальной России, и производит в основном только дерьмо и мусор. Поэтому многие компании в Москве смогут продолжить свою деятельность удаленно, без ежедневных поездок гнидоидных москвичей в офисы. Всю же остальную экономическую деятельность желательно по возможности перенести из Москвы в другие регионы. 

Что же касается Санкт-Петербурга и других регионов, то уже с июня ограничительные меры можно будет начать ослаблять, так как там ситуация уже довольно стабильная, и эпидемия во многих регионах носит «очаговых» характер. То есть во всех остальных регионах важно принять меры для своевременного выявления инфицированных и очагов инфекции, с дальнейшей изоляцией инфицированных. И даже этих мер будет вполне достаточно, чтобы эпидемия постепенно пошла на спад, а затем исчезла вовсе.

Но все это, конечно, при условии, что Москву и гнидоидных москвичей удастся изолировать от всей остальной России. Сейчас и еще довольно продолжительное время в будущем гнидоидные москвичи будут представлять главную опасность для страны. Поэтому Москву нужно на какое-то время изолировать от остальной страны — там эпидемия будет распространяться даже при достаточно жестких ограничительных мерах, и любой гнидоидный москвич, выехавший за пределы Москвы, может быть носителем вируса «американки», который может создать новую цепочку заражений во всем городе или регионе.   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic