kirill_nav_1

Category:

Как возможен синтез философии Аристотеля и философии Канта? - 13

Таким образом, двигаясь «в глубь сознания», мы снова обнаруживаем вещь-в-себе. Но уже не как объективную реальность, а как онтологическое основание нашего собственного существования — как наше «Я», составляющее основу единства нашего сознания и бытия. И теперь наша онтология приняла вполне законченный вид (который схематично можно представить в форме рисунка ниже), и прежде, чем снова перейти к вопросам онтологии, — уже на более высоком уровне, — окинем взглядом еще раз нашу онтологию вещей.

Онтологическая схема вещи и человека.
Онтологическая схема вещи и человека.

Слева на этой схеме изображена вещь, а справа — человек, которому дана эта вещь. При этом каждая вещь существует в трех модусах: вещи-в-себе, вещи-как-материя и вещи-для. Вещь-в-себе — это, как мы теперь понимаем, онтологическая «основа» всякой вещи, то есть то, что делает эту вещь чем-то единым и целостным. Но всякая вещь, если она существует как вещь, существует в материи — то есть существует как материальная вещь, вещь-как-материя. Материя связывает все вещи между собой, и именно и только через материю вещи могут взаимодействовать с другими вещами — то есть взаимодействуют они через второй свой модус, вещь-как-материя.

Наконец, третий модус существования вещи — это то, как она существует для других вещей. А существует она для них уже не как вещь-в-себе или как вещь-как-материя, а как вещь-для. При этом для разных вещей одна и та же вещь, конечно, существует по-разному — в зависимости от самих этих вещей. Человеку и человеческому сознанию мир и вещи даны иначе, чем кабанчику или кошке или собаке, и как им дан этот мир — зависит от природы человека, кабанчика, кошки или собаки, и от того, как «устроено» их сознание. Соответственно, то, как вещи и мир в целом даны человеку и его сознанию, мы называем вещью-для-человека.

Важно отметить, что этот третий модус бытия вещей — вещь-для — возникает, порождается, уже другими вещами: вещь-для-человека возникает и существует уже в сознании человека и как феномен этого сознания. Сами вещи (как вещи-в-себе) или в своей материи (как вещи-как-материя), конечно, не могут быть восприняты нашим сознанием. Вещь-для-человека возникает, порождается нашим сознанием при материальном взаимодействии вещи с нашим телом и его органами чувств. И в результате в нашем сознании возникает реальность вещи-для-человека — совершенно новая реальность, которой не существует без вещи и не существует без нашего сознания. Вещь-для-человека — это уже человеческий мир, данный в формах человеческого сознания, и поэтому без человека такого мира не существует.

И именно эта вещь-для-человека — и есть тот мир, который нас окружает. И поскольку мы этот мир видим, слышим, осязаем, то существует этот мир, конечно, в нашем сознании, как его феномен, и уже в формах нашего сознания. И эта же вещь-для-человека и составляет то, что мы называем «эмпирическим опытом» или «материей ощущений». Это одно и то же, просто в этих терминах вещь-для-человека определяется с несколько разным смысловым акцентом. Так, говоря о «материи ощущений», мы хотим подчеркнуть субъективность этой вещи-для-человека, то, что она дана нам через наши ощущения. А говоря об «эмпирическом опыте», мы подчеркиваем, что в этих ощущениях нам дан опыт общения с объективным миром, и что через эмпирический опыт — то есть вещь-для-человека — мы познаем объективный мир. А говоря о вещи-для-человека как об «окружающем нас мире», мы подчеркиваем не только то, что этот мир связан с объективной реальностью, и что он существует для нас как нечто единое, но и что он наделен нашим сознанием другими свойствами — пространственно-временными, понятийными и смысловыми.

А вещь-для-человека, конечно, не исчерпывается только ощущениями, и окружающий нас мир формируется нашим сознанием и разумом в результате более сложной деятельности, когда на основе ощущений (и объективного содержания в этих ощущениях) выстраивается целостная картинка в пространстве-времени, а затем — уже вполне отчетливо и самодеятельно — мы с помощью нашего рассудка и разума создаем или применяем к этой картинке наши понятия, смыслы, категории, логические и математические формы.

Наконец, вся эта деятельность нашего сознания соотнесена с нашим «Я» — к которому отнесены все наши ощущения, понятия, мысли и т.д. Если я что-то вижу — то это вижу «Я», если я что-то слышу — то это слышу «Я», если я мыслю — то это мыслю «Я». «Я» — это, собственно, и есть тот, кто видит, слышит, мыслит, чувствует, осознает. То есть вся деятельность нашего сознания и разума — это деятельность этого «Я». В том числе и деятельность нашего тела — это я двигаюсь, это я шевелю пальцами, это я дышу, это я прикасаюсь к вещам.

Но само это «Я» для нашего сознания — будучи основой этого сознания — остается для нас не выявленным. Оно «сопровождает» все наши мысли и действия, но именно потому, что во всем этом действует наше «Я», само оно остается для нас такой же вещью-в-себе, как и вещи-в-себе объективного мира. И это и есть вещь-в-себе — только наша собственная, как основа нашего собственного существования и бытия. И вот к рассмотрению этой вещи-в-себе мы и перешли в следующей части изложения нашей философии.    

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic