kirill_nav_1

Categories:

Как возможен синтез философии Аристотеля и философии Канта? - 3

Итак, введя понятие «вещь-для», мы сделали первый шаг для того, чтобы поставить философию Канта на почву онтологии. На первый взгляд, может показаться, что понятия «вещь-в-себе» и «вещь-для» — это лишь новые названия для хорошо известных еще со времен греков философских понятий «сущности» и «явления». Но это не так. В греческой философии понятие «сущности» всегда соотносилось с бытием, а «явление» понималось лишь как кажимость, явленность сущности вещи познающему человеку, и поэтому «явление» не имело своей собственной онтологической значимости. 

В нашей же философии, исходящей из кантианской постановки этой проблемы, «вещь-для» — это не просто то, как «вещь-в-себе» является нашему сознанию. «Вещь-для» у нас принимает уже свой собственный онтологический статус — это то, как существует мир, это, собственно, и есть всякая актуальная реальность, и только так, как «вещь-для», эта реальность и может возникать и существовать. То есть это уже особый модус самого бытия — примерно, как Бог-Сын в христианском богословии, будучи рожденным от Бога-Отца и выявляя сущность Бога-Отца, и Сам уже существует как отдельная ипостась и как отдельное бытие. Христос не есть кажимость или только явленность Бога-Отца — будучи с Богом-Отцом одним, Он уже существует как отдельное лицо Троицы. И примерно так же «вещь-для» уже не есть просто кажимость или явленность «вещи-в-себе» — вещь-для уже есть особый модус самого бытия, особый способ существования мира.

Конечно, мир в модусе вещи-для возникает и существует для всех людей и всех животных по-разному — так как этот модус бытия возникает из соприкосновения вещей друг с другом и соприкосновения вещей с сознанием человека или животного. И мир как вещь-для для человека, кабанчика, кошки или собаки предстает и существует по-разному. Но это один и тот же мир, который возникает одинаково для всех животных и вещей, что делает возможным существование одного мира как множества разных миров (или существование множества миров в одном и том же мире) — человеческого мира, мира кабанчиков, мира кошек или мира собак. И что делает возможным существование множества индивидуальных миров разных людей в одном и том же мире.

Но, сделав этот шаг к онтологии, мы, конечно, уже выходим за пределы наших ощущений и нашего сознания — ведь мы говорим уже о том, что лежит в основе этих ощущений и что лежит за их пределами. Но нас не должно это смущать. Так как, во-первых, и сам Кант, говоря о вещи-в-себе, уже выходил за пределы опыта. А во-вторых, философия без метафизики все же невозможна — что бы по этому поводу ни говорил Кант. Ведь даже в своем научном познании мы постоянно выходим за пределы опыта и говорим о том, что лежит за пределами этого опыта и прогнозируем какие-то события. И если мы делаем это даже в научном познании, то было бы странно отказаться от элементов метафизики в философии. Наше мышление метафизично по своей природе, и без этого мышление невозможно. И здесь весь вопрос в том, как происходит этот «выход в метафизику». Конечно, Кант был абсолютно прав, когда он критиковал всю эту «догматическую метафизику» европейских варваров, вышедшую из католической схоластики. Но это вовсе не значит, что «выход в метафизику» для философии невозможен и должен быть полностью запрещен — важно лишь найти правильный путь такого выхода. А правильный выход может быть осуществлен только из философии самого Канта — через критику его философии.

И именно это мы и сделали, введя понятие вещь-для — уже как понятие не только гносеологическое, но онтологическое. И далее мы рассмотрели более подробно, как соотнесена вещь-в-себе с вещью-для. В результате чего мы пришли к выводу, что для правильного понимания процесса познания и соотношения нашего сознания к миру, нам необходимо еще одно понятие — вещь-как-материя.

В самом деле, ведь мир в модусе «вещь-для-человека» — хотя и порождается нашим сознанием и существует в нашем сознании — вовсе не является произволом нашего сознания. Нет, в этом мире «вещи-для-человека» присутствует и нечто «объективное», то есть независящее от нашего сознания. И именно это «объективное» и придает миру «вещи-для-человека» его значимость и ценность как особой реальности, которая уже не задается полностью нашим сознанием. И именно это «объективное» в мире «вещи-для-человека», в «вещи-для-кабанчика» и в «вещи-для-собаки» и позволяет существовать этим различным «вещам-для» как чему-то общему и единому для людей, кабанчиков и собак.

«Вкус яблока» — это реальность, которая порождается нашим сознанием и существует в нашем сознании, как феномен этого сознания. Но ценность и значимость этой реальности «вкуса яблока» именно в том и состоит, что эта реальность не есть порождение произвола нашего сознания — подобно сну или галлюцинации. Нет, в этом «вкусе яблока» — хотя этот вкус и принадлежит уже всецело нашему сознанию — есть еще нечто, что задается не нашим сознанием и что от него никак не зависит. То, что мы обычно называем «объективным». В этом «вкусе яблока» присутствует не только наше сознание — в нем присутствует яблоко, как другая вещь, уже никак не зависящая от нашего сознания.

Наше сознание задает лишь форму этой реальности вещи-для-человека, но не содержание. Содержание «вкуса яблока» и всего вообще окружающего нас мира, который мы определили как «вещь-для-человека», задается уже вовсе не нашим сознанием, а объективным миром — вещью-в-себе. И вещь-для-человека представляет из себя какую-то особую реальность, которая возникает, порождается из «сплава» объективного содержания с субъективными формами нашего сознания. Формы сознания у человека, кабанчика или кошки различны, то есть «субъективны». И поэтому вещь-для-человека отличается от вещи-для-кабанчика или от вещи-для-кошки. Но содержание этих миров — одно и то же, и оно «объективное», то есть оно не задается сознанием человека, кабанчика или собаки, со всеми присущими этим сознаниям формами.

И отсюда возникает вопрос: как это возможно? То есть как возможно существование этого объективного содержания в различных субъективных формах — в формах сознания человека, кабанчика, кошки или собаки?                  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic