kirill_nav_1

Categories:

Еврейский "бессмертный барак" пополнился новым героем

Ой, блиииин...Смотрю, россиянские жиды и прочая советская сволочь устроили вселенский плач и поминки по «Михаилу» «Кольцову» (настоящее имя — Моисей Хаимович Фридлянд) — известному еврейскому журнализду и пропагандисту сталинского времени, которого товарищ Джугашвили в итоге прикончил в 1940 году. «Совесть нации», «талантливый человечище», «какое светлое лицо» — ну, все как это принято у жидов, когда они восхваляют своих. И эту еврейскую мразь жиды, конечно, уже давно причислили к «жертвам сталинских репрессий» и внесли его в список своего «бессмертного барака».

Кто такой был этот Михаил Кольцов-Фридлянд — об этом желающие могут поинтересоваться в Википедии или почитать вот здесь, но нужно заметить, что «невинной жертвой» большевицкого режима эту еврейскую мразь уж точно назвать невозможно. Этот жид годами верно служил сталинскому режиму, был одним из ключевых деятелей всей советской прессы и пропаганды (как, кстати, и его родной брат — Барух Фридлянд  — известный под именем «Борис» «Ефимов» как советский политический карикатурист «Правды», «Известий» и других советских изданий), и если он и был «совестью нации», то только нации еврейской (а у евреев, как известно, «совесть» очень особенная и очень гибкая — не хуже, чем у цыган). И, конечно, эта еврейская мразь — как и сотни и тысячи других евреев из числа советской творческой интеллигенции — всеми силами восхвалял поганую Совдепию с ее живодерской тоталитарной системой — в частности, как и «пролетарский писатель» Горький и другая сволочь из числа совписов, прославлял советские концлагеря, представляя их как «передовую прогрессивную кузницу трудового перевоспитания масс».  

И говорить о какой-либо «совести» у всей этой советской сволочи просто смешно. У этой советской погани «совесть» колебалась в точности с колебаниями генеральной линии партии, и ради хорошей квартиры в Москве и икорки на бутерброде вся эта советская сволочь — вместе с большевиками и гебней — вполне была готова ходить по трупам, и восхвалять любые преступления и любое безумие большевицкого режима. И при этом, конечно, именно жиды играли во всем этом ключевую роль, будучи в первые десятилетия большевицкого режима главной его опорой. 

Причем не только в среде советских писателей, журналистов и прочей советской творческой интеллигенции, но и в большевицких и гебешных органах. И Кольцов — яркий представитель всей этой советской сволочи: так что большевики даже доверили ему писать фельетоны, то есть как бы немножко «критиковать» советскую реальность, а понятно, что поручить такое важное дело они могли только своему доверенному человеку, который бы «критиковал» советскую действительность «так, как надо» — то есть издеваясь над несчастными простыми русскими людьми, которые жили в этом большевицком аде, и все списывая на «пережитки проклятого царского режима», а вовсе не на результаты деятельности большевиков и всей созданной ими чудовищной людоедской системы. Так что отделить Кольцова и прочих жидов от большевицкого и сталинского режима просто НЕВОЗМОЖНО, так как вся эта местечковая сволочь и была этим самым режимом, и без них никакой большевицкий и сталинский режим были бы просто невозможны. 

Михаил Кольцов (Моиcей Фридлянд) - один из сотен тысяч жидов, которые после захвата власти большевиками бросились в Петроград и Москву служить большевицкому режиму. Именно такие, как Кольцов, залили всю Россию и всю Европу тоннами насквозь лживой советской пропаганды, оправдывая зверства большевицкого режима, превознося его липовые "достижения" и отравляя своим "творчеством" всю Россию и весь мир. И без этих сотен тысяч жидов большевицкий режим в России - со всей его дикостью и ужасами - был бы просто невозможен.
Михаил Кольцов (Моиcей Фридлянд) - один из сотен тысяч жидов, которые после захвата власти большевиками бросились в Петроград и Москву служить большевицкому режиму. Именно такие, как Кольцов, залили всю Россию и всю Европу тоннами насквозь лживой советской пропаганды, оправдывая зверства большевицкого режима, превознося его липовые "достижения" и отравляя своим "творчеством" всю Россию и весь мир. И без этих сотен тысяч жидов большевицкий режим в России - со всей его дикостью и ужасами - был бы просто невозможен.

Что же касается причин, по которым товарищ Джугашвили решил прикончить этого своего бойкого еврейского советского пропагандиста, то нынешние россиянские жиды — потомки этих самых большевицких комиссаров и их прислуги — выдвигают разные версии. В частности, они связывают это с тем, что Кольцов в свое время писал восторженные статьи о Троцком и Бухарине. Но это глупость, конечно. Особенность советской сволочи — включая советскую творческую интеллигенцию — в том и состояла, что она готова была восхвалять все преступления большевицкого режима и всех его вождей. И пока Троцкий или Бухарин пользовались властью — вся эта советская сволочь превозносила их до небес, с чисто азиатской лестью и восторгом. А когда Бухарин оказался на скамье подсудимых — тот же Кольцов писал возмущенные статьи, в которых требовал расстрелять эту «фашистскую собаку» и «наймита мирового империализма». Совесть у советских, повторюсь, всегда была очень гибкой. И всегда очень искренней и праведной. А у советских жидов — особенно. 

Высказывается версия, что Джугашвили его прикончил по той причине, что Кольцов был связан с Ежовым тем, что потрахивал жену Ежова — Евгению Хаютину (урожденную Файгенберг). Но это тоже глупости, конечно. Эту тупую еврейку из Гомеля гебня решила сделать «хозяйкой литературного салона», который посещал не только Ежов, но и многие советские «культурные деятели» — Бабель, Эйзенштейн, Шолохов, Утесов. Но здесь нужно учитывать, что подобные советские «салоны», во-первых, все, естественно, создавались под кураторством гебни — чтобы контролировать советскую творческую интеллигенцию, и доносы там писали все на всех. Причем это даже не особенно скрывалось, так как в эти советские «литературные салоны» любили захаживать и высокопоставленные гебисты — в том числе и Ежов, который и познакомился с Хаютиной в этом «литературном салоне».

А вторая особенность этих «великосветских» советских «литературных салонов» — созданных советскими дегенератами в подражание русским дореволюционным и европейским литературным салонам — состояла в том, что советская сволочь там не столько обсуждала проблемы литературы или культуры, сколько жрала водку и ипалась. И поэтому «хозяйками» таких советских «салонов» были, как правило, какие-нибудь еврейские бляди — вроде Лили Брик или вот этой Хаютиной. И эту Хаютину ебали вообще все, кто только появлялся в этом «салоне» — включая и Ежова, и Бабеля и этого Кольцова. Только Эйзенштейн не ебал — и только по той причине, что этот еврейский дегенерат был еще и гомосеком, и он предпочитал, чтобы его ебали чекисты. Для советской номенклатуры, в значительной степени состоявшей из жидов, в те времена это было нормальным образом жизни — пьяные групповые или гомосексуальные оргии были обычным делом среди высокопоставленных советских партийцев и гебешников (как, впрочем, и у советской сволочи уровнями ниже) и при этом, конечно, их «жены» там выступали как «общее достояние» всей этой большевицкой сволочи, вполне по-коммунистически, и ебали там все и всех. И эти советские традиции отчасти сохранились до конца Совдепии — только вместо «литературных салонов» советские дегенераты постепенно перебрались в бани (с той же обязательной водкой и блядями, где роль «хозяек салонов» стали выполнять какие-нибудь комсомолки или даже пионервожатые).

Кольцов в форме комиссара. Таких жидов-комиссаров тогда было полно, и с 1917 года такие шлимазлы в комиссарской или гебешной форме и составляли главную опору большевицкого и сталинского режима, распоряжаясь жизнями и судьбами миллионов русских людей.
Кольцов в форме комиссара. Таких жидов-комиссаров тогда было полно, и с 1917 года такие шлимазлы в комиссарской или гебешной форме и составляли главную опору большевицкого и сталинского режима, распоряжаясь жизнями и судьбами миллионов русских людей.

Так что причины здесь совсем другие. И я думаю, искать их нужно в деятельности Кольцова в Испании. Дело в том, что Кольцов — как и многие другие советские журналисты и представители творческой интеллигенции — был не просто журналистом, а человеком, тесно связанным с гебней и советской номенклатурой. И во время известной советской эпопеи в Испании (закончившейся для советским полным фиаско) он по сути выполнял роль представителя Джугашвили и всего большевицкого режима при испанском республиканской режиме. То есть именно через него Джугашвили и другие большевики передавали все указания коммунистам в Испании и руководили их действиями. Что еще раз доказывает, что Кольцов не был обычным большевицким пропагандистом, а был фигурой куда более значимой.

И при этом он в Испании, видимо, снюхался с троцкистами и другими левыми, которых западные спецслужбы к тому времени уже поставили на «антисталинистскую лыжню». Впрочем, надо заметить, что после провала советской авантюры в Испании, Джугашвили начал репрессии против многих партийцев и гебистов, участвовавших в этой авантюре — при том, что подавляющее большинство из них были жидами. Видимо, Джугашвили заподозрил, что все эти жиды ведут двойную игру — то есть вроде бы служат советскому режиму, а на самом деле контролируются британскими спецслужбами.

И это вполне возможно. Я уже как-то писал, что большевики и жиды во главе с Ульяновым, в сущности, с самого начала и были «пятой колонной», которую британские и другие западные спецслужбы привели к власти в России в 1917 году с целью уничтожения России и русских. И нет сомнений, что и в дальнейшем значительная часть советской партийной и гебешной номенклатуры работала на иностранные спецслужбы — британские или немецкие. И массовые сталинские чистки, вероятно, имели своей целью зачистить советскую номенклатуру от этой агентуры. Да, чаще всего дела им шили на пустом месте, без всяких доказательств (точнее сказать, главным «доказательством» были собственные признания всей этой большевицко-гебешной сволочи, сделанные под ударами сапог другой гебешной сволочи), и загребали тогда всех скопом и без разбора. Но таковы были особенности всего большевицкого режима и «государства», и вряд ли всей этой жидовской сволочи, попавшей под раздачу, или их потомкам следует жаловаться — учитывая, что именно они во многом и создали весь этот дикий режим и это «государство». 

Так что очевидно, что Кольцов — это явно не тот человек, которого можно причислить к «жертвам сталинского режима» и кого следует оплакивать. Большевики и жиды уничтожили миллионы совершенно невинных людей — вот о них нужно помнить и их нужно оплакивать. А вся эта жидовская мразь из «бессмертного барака», которая была опорой всего большевицкого режима, но потом попала под раздачу, вряд ли достойна хоть какого-то сожаления. Но для нынешних жидов они — «родная кровинушка». Причем часто — в буквальном смысле слова, то есть их родные дедушки и бабушки. И поэтому жиды и сегодня скорбят о всей этой советской мрази, вроде Кольцова, и стараются не вспоминать о миллионах русских, которых их еврейские дедушки и бабушки в рядах большевиков и гебни убили в эти годы. Только за то, что они русские, и мешали большевикам и жидам установить в России их дикий людоедский русофобский советский режим.                   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic