kirill_nav_1

Categories:

Сто лет под советско-еврейской оккупацией, или как нам обустроить Россию - 2

После того, как февральские заговорщики (тесно связанные с британскими и французскими спецслужбами — в том числе по масонским каналам) отстранили от власти и изолировали от армии и народа Государя, «развинтить» Россию и привести к власти большевиков тем, кто стоял за этой «революцией», уже не составило особого труда — для этого им понадобилось чуть больше полугода. При этом ключевую роль на втором этапе уничтожения Российской Империи, несомненно, сыграл Керенский, видный деятель русского масонства. Можно сколько угодно смеяться над тезисом, что революцию 1917 года осуществили «жиды и масоны», и называть такой взгляд «ретроградным» или «черносотенным», но чем больше мы узнаем фактов о событиях этого страшного для России года, тем очевиднее, что так (или примерно так) все и было — то есть что вся эта «русская революция» очень хорошо и умело дирижировалась — в первую очередь, из Лондона, и что еврейство и масонство выступали главными каналами направления всех этих событий в нужное для врагов России русло. 

Но подобное развитие событий, конечно, было бы невозможно, если бы те, кто стоял за этими событиями и кто ими дирижировал, не обладали бы огромным политическим опытом и пониманием того, как развиваются социальные и политические процессы. В самом деле, ведь когда февралисты объявили отстранение от власти Государя «победой демократии» и нацепили красные банты, они тем самым уже запустили серьезные социальные и политические процессы, управлять которыми или остановить которые они уже никак не могли. 

Ведь что такое демократия? Демократия — это власть народа. А поскольку везде большинство народа составляют бедные или низшие слои, то демократия, в подлинном понимании этого слова, есть власть бедноты. И именно так понимал демократию Аристотель — как власть бедных, составляющих большинство населения в любой стране и любом государстве. И именно поэтому, как мы отмечали ранее, Аристотель считал демократию «вырожденным строем», имеющим огромные недостатки: ведь для того, чтобы удержать власть, «народу» — то есть бедным слоям населения — обязательно нужно позаботиться о том, чтобы эту власть не захватили и не ограничили богатые и состоятельные слои населения. И поэтому Аристотель писал, что демократия чаще всего превращается в охлократию — то есть власть толпы, а для удержания своей власти беднота устанавливает тиранию бедного большинства, которая начинает терроризировать богачей.

И, как мы знаем, примерно то же самое произошло и во время Французской революции, когда власть во Франции опиралась на бедноту и эта власть установила свою диктатуру и устроила чудовищный террор против дворянства, аристократии, священников и богачей. И только во время Директории, представлявшей уже интересы буржуазии, удалось остановить революционный террор и восстановить государственный правовой порядок. В этом смысле политическая доктрина марксизма не содержала ничего нового, разве что «диктатуру пролетариата» в этой доктрине должны были единолично осуществлять от имени пролетариата коммунисты (то есть евреи), и при этом радикальные марксисты (вроде большевиков) прямо признавали, что целью этой «диктатуры пролетариата» будет революционный террор, направленный против всякой буржуазии и против всяких имущих людей. 

И это и есть настоящая демократия. Или, как ее позднее называли большевики и советские идеологи, «народная демократия». То есть власть самих большевиков, которые осуществляют массовый террор во имя собственной власти над страной от имени «рабочих и крестьян». А чуть позднее — от имени «трудового народа» или «трудящихся». А еще чуть позднее — от имени «советских трудящихся и интеллигенции».

Но западные парламентские демократии, о которых трубила безмозглая русская образованная публика в феврале 1917 года, конечно, не были демократиями в понимании Аристотеля. Там Аристотеля и греков читали очень хорошо, а после Французской революции сделали правильные выводы. И парламентская демократия сраных бриташек была неким синтезом между олигархией и демократией, при этом расширение избирательного права и в Англии, и в других европейских странах происходило очень постепенно, а Сраная Британия и сегодня является очень жестким сословным обществом, которым управляют всякие бароны, герцоги и графы — но уже сидя в судах, в Палате Общин, и Палате Лордов, в спецслужбах и в крупнейших компаниях. И только такая демократия, как синтез демократии и олигархии — или, в терминах марксистов, «буржуазная демократия» — и может быть эффективной политической системой, и все современные западные демократии являются демократиями такого типа.

Глупенькое русское «образованное общество» этого совершенно не понимало. Как оно не понимало, что для создания такой демократии России еще предстояло пройти определенный путь, и идти по этому пути всему обществу нужно вместе с монархией и с Государем. В результате, как только заговорщики отстранили от власти Царя — демократия в России пошла уже по неуправляемому руслу, то есть по пути демократии в прямом, аристотелевском, смысле этого слова — то есть по пути власти бедноты. И вполне естественно, что эта демократия закончилась захватом власти большевиками, которые апеллировали к самым бедным слоям населения. 

Хуже того — учитывая, что заговорщики устроили государственный переворот во время войны, в условиях усталости общества от этой войны — власть тут же стала переходить к солдатам. Точнее сказать — к дезертирам. Собственно, в февральских событиях, как известно, огромную роль сыграли как раз запасные полки, расквартированные в Петрограде. И именно на дезертиров — солдат и матросов — и делали ставку англичане и жиды, когда они готовили эти события и уговорили генералов и думских деятелей пойти на государственный переворот. И поэтому уже 1 (14) марта 1917 года жиды из левых партий из Петросовета выпустили известный «Приказ № 1», в котором призывали солдат и матросов «брать власть в свои руки», отстранять от власти неугодных офицеров и командиров и выбирать своих. 

И это стало важнейшим шагом не только для возникновения последующего «двоевластия» между Временным правительством и Советами, но и для всего последующего разложения армии и государства, и вскоре главным действующим лицом развития «демократического процесса» стал «человек с ружьем» — вооруженный дезертир, «перешедший на сторону революции». При этом ключевую роль в Петросовете играли меньшевики, соратники большевиков по социал-демократической марксистской партии, а сам этот Петросовет возник из рабочей группы Военно-промышленного комитета, созданного заговорщиками еще в 1915 году, который возглавлял Гучков — одна из ключевых фигур при подготовке государственного переворота в феврале 1917 года и на первом этапе февральской «революции».   

Гулять так гулять! Демократия так демократия! «Эх, яблочко, куда же ты катишься?» Англичане и подконтрольные им масоны в Думе и жиды из революционных партий прекрасно понимали, что для того, чтобы захватить власть в России, им понадобится вооруженная сила. И составить ее могли только дезертиры или солдаты разваливающейся армии. А для этого Русскую армию нужно было развалить — чем и занялись жиды из революционных партий сразу после отстранения от власти Государя. И здесь уже огромную роль сыграли большевики, которые на немецкие деньги развернули массированную антивоенную пропаганду и занялись разложением армии и фронта. И остановить этот процесс уже было невозможно, так как воевать и умирать добровольно не хочет ни один солдат регулярной армии, и если солдатам дают власть избирать командиров — то они, конечно, изберут тех, кто позволит им спокойно сидеть в окопах или, еще лучше, взять винтовку и бежать домой, делить землю. Армия — это не тот институт, где возможна какая-то демократия.

Англичане, конечно, все это прекрасно просчитали, все этапы уничтожения Российской Империи, а жиды из революционных партий и масоны из либеральных партий послушно, как по нотам, разыграли весь этот спектакль. И остановить эту драму было уже почти невозможно, так как «демократические процессы» тут же перешли в самые низы и в армию, и главной силой «демократии» теперь стали дезертиры («революционные солдаты и матросы»), уголовники и самые подлые низы общества. Во главе с жидами и большевиками. И под чутким руководством из Лондона. Которые в итоге и захватили власть в октябре 1917 года и тут же начали устанавливать свою «диктатуру пролетариата» — то есть уничтожать русское общество, государство, армию, чиновничество, интеллигенцию и всю страну и ее экономику. И вскоре они накидали в России горы трупов — миллионы погибших от голода, от тифа и в гражданской войне.

И в итоге власть в России перешла к дикой банде революционной большевицкой нечисти, где главной и наиболее радикальной силой выступали жиды и прочие русофобы, люто ненавидевшие Россию и русских и тесно связанные с западными спецслужбами (в том числе по линии Коминтерна с центром в Лондоне).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic