kirill_nav_1

Categories:

Что есть пространство-время как гравитационно-инерционное поле? - 8

Что есть пространство-время как гравитационно-инерционное поле?: (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8)

Таким образом, в нашем утверждении, что какие-то формы материи могут существовать вне нашего трехмерного пространства, нет никакой «мистики», «эзотерики» или чего-то подобного. Скорее, это что-то вроде «метафизики» — но не в философском смысле, а в смысле «за пределами современной физики». Хотя, повторюсь, подобные утверждения вовсе не противоречат современной физике, так как их смысл, в сущности, сводится к тому, что наша Вселенная — какой мы ее знаем и любим в трехмерном пространстве — возникла в результате эволюции материи, как новая форма этой материи. А позднее уже в этой форме возникли новые формы материи, а потом возникли звезды, галактики и планеты, а потом возникла Солнечная система и планета Земля, а затем на этой планете Земля возникла жизнь и появился человек. 

То есть это взгляд на нашу Вселенную только как на этап эволюции форм материи, при том, что материя в каких-то самых простых своих формах существовала и до появления пространства и нашей Вселенной в этом пространстве. Да, этот этап был очень важным, но наша Вселенная в трехмерном пространстве, в котором становится возможным движение отдельных тел — это далеко не весь наш мир и не вся материя. И этот взгляд никак не противоречит представлениям современной науки, а скорее является его философским обобщением в духе учения Аристотеля о материи и формах.

Более того, можно даже предположить, что эту «темную материю» (или «первоматерию») мы можем даже как-то познавать. Так как, во-первых, с появлением пространства и нашей Вселенной в результате Большого взрыва она никуда не исчезла, и служит основанием всей нашей Вселенной и самого пространства-времени (как источник гравитационно-инерционного поля). Где-то — в новых формах, а где-то, вероятно, в тех же формах, в которых она существовала до Большого взрыва. Ведь весь процесс эволюции материи в ее формах показывает, что «старые» формы — наиболее устойчивые — никуда не исчезают, а продолжают существовать в качестве «кирпичиков» материи для более сложных форм материи. А значит, и эта «первоматерия» продолжает существовать «за кулисами» нашей Вселенной, обеспечивая ход всего того спектакля, который с момента Большого взрыва проходит уже в трехмерном пространстве и развивается уже как движение тел (систем отсчета) в пространстве.

Во-вторых, эта «первоматерия», вполне возможно, взаимодействует с теми формами материи, которые существуют или могут быть обнаружены в пространстве-времени. А значит, даже в нашей Вселенной эта материя должна проявляться в пространстве-времени — пусть даже косвенным образом. В том числе, конечно, в форме гравитационно-инерционного поля, источником которого является эта «первоматерия» и которое есть форма этой первоматерии.

В-третьих, время. Если пространство, несомненно, возникло только в результате Большого взрыва, то со временем все сложнее. И сам тот факт, что Большой взрыв можно мыслить (в том числе в форме научной теории) как начало нашей Вселенной, говорит нам о том, что время — или что-то подобное — присуще и этой «первоматерии». Пространство явно отлично от времени, и время воспринимается нами как нечто более фундаментальное, а потому скрытное. И с появлением пространства время просто стало возможным как процесс движения в пространстве — время обнаруживает себя через движение тел и частиц в пространстве. А значит, если эта «первоматерия» не существует в пространстве и мы не можем ей приписать движение, то изменение для нее вполне возможно. Но скорее уже как изменение состояния и как возможность каких-то событий — примерно как это описывается в квантовой механике. 

В общем, физики и математики в обозримом будущем без работы не останутся, и они смогут двинуться еще дальше в познании нашего мира и форм материи — в том числе тех, которые не существуют в пространстве.

Пространство и время - формы, в которых существует наша Вселенная.
Пространство и время - формы, в которых существует наша Вселенная.

Но здесь было бы глупо, на мой взгляд, пытаться для описания подобных форм материи, существующих вне нашего пространства, вводить представление о многомерном пространстве (с количеством измерений более четырех) — как это, например, делается в теории струн и некоторых других теориях физики. По-своему это понятно, так как описание физических процессов через координаты и пространственные измерения — это то, к чему физики привыкли, и это вполне естественный способ связать физику с математикой. Но такой подход предполагает, что наше четырехмерное пространство-время является только проекцией какого-то пространства с большим количеством измерений. То есть что наше четырехмерное пространство-время является «упрощенным вариантом» какого-то более сложного многомерного пространства.  

А это, вероятно, не так — у нас нет никаких оснований применять подобные подходы к тем формам материи, которые существуют до и вне всякого пространства. И возникновение пространства (и нашей Вселенной в этом пространстве) нужно рассматривать не как «упрощение» или «свертывание» какого-то более сложного многомерного пространства, а напротив, как возникновение более сложной формы материи из более простой, когда ко времени добавилось еще трехмерное пространство. И здесь, повторюсь, гораздо уместнее искать подходы, близкие к тем, которые используются в квантовой механике — то есть использовать особый язык, через который можно будет описывать материю в терминах «состояние», «событие» и т.д. 

Но самая главная проблема для современной физики — это, повторюсь, полное непонимание того, что есть наше четырехмерное пространство-время. То есть непонимание того, что это тоже только форма, форма материи. И хотя эта форма является универсальной для нашей Вселенной, и только в этой форме и через эту форму для нас может что-то являться и существовать, и только через эту форму (уже как форму математическую) мы можем описывать большинство природных явлений и известных нам форм материи, но все же это только форма материи. Которая задает форму для всей нашей Вселенной. А потому изучение этой формы остается одной из главных задач физики, при понимании, что за этой формой должна быть материя, физическая основа.

Но это уже проблемы физики и физиков. Для философии же здесь не имеет большого значения, что за материя стоит за этой формой и как эта форма возникла — в результате Большого взрыва или как-то еще. Предмет философии — бытие, а не материя, и материя в ее формах рассматривается в нашей философии только как способ обнаружения этого бытия, как способ его раскрытия и «воплощения» в бытие единичных вещей. И в этом смысле появление пространства и движения в пространстве, конечно, является важным этапом эволюции форм материи, так как только в пространстве становится возможным бытие единичных вещей, ведь только в пространстве могут существовать вещи как тела с геометрической (протяженной) формой, отдельные друг от друга (как отдельные системы отсчета в пространстве-времени). И мы коснулись всех этих вопросов современной физики только для понимания того, как существует эта форма как форма — то есть как идеальная объективная геометрическая реальность. И нужно нам это было лишь для лучшего понимания, что в этой форме является объективным, а что — субъективным.

И теперь, рассмотрев проблему пространства-времени как объективной идеальной реальности, — то есть как с ней имеет дело физика, — мы уже можем перейти непосредственно к синтезу нашей онтологии с гносеологией. То есть к рассмотрению того, как пространство существует для нашего сознания, как оно существует уже как реальность геометрическая и математическая для нашего разума, и что такое геометрия и математика для нашего разума. То есть можем перейти к вопросу о том, как объективное пространство-время — как объективная идеальная реальность — превращается в субъективную идеальную реальность нашего сознания и нашего разума. Но после некоторой паузы.     

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic