kirill_nav_1

Category:

Что есть пространство-время как гравитационно-инерционное поле? - 3

Инертность. Что такое пространство-время — не как отношения между системами отсчета — а как объективная реальность, то есть гравитационно-инерционное поле (ГИП), мы не сможем понять, если мы не поймем, что такое инертность. Не свет, с его постоянной скоростью в пространстве-времени. И даже не гравитация как следствие искривления пространства-времени. А именно инертность всяких тел с массой, которая проявляется при движении в пространстве-времени и при взаимодействии с другими телами и полями как инерция тела — вот ключ к пониманию, что такое пространство-время и как оно связано с материей. 

И как и другие наиболее фундаментальные вещи в нашем мире, с которыми мы сталкиваемся чаще всего и без которых нам невозможно представить наше существование в этом мире и существование этого мира (вроде того же света или силы тяжести), инертность, с одной стороны, есть нечто «интуитивное понятное», а с другой — нечто странное.

Греки рассматривали инертность как одно из основных свойств материи. Материя, по представлениям Аристотеля, — это нечто инертное, пассивное, косное, что само по себе — как «чистая материя» — лишено какой-либо формы, а следовательно, и бытия. Можно даже сказать, что инертность материи — это свойство, которое делает материю материей (и что отличает ее от формы), так как материальное в вещах проявляет себя именно как инертность. Материальная вещь в своей инертной материи оказывает сопротивление любому воздействию или изменению — будь то глина под рукой горшечника, или вода, или что-то другое. И чтобы изменить форму вещи, мы должны воздействовать на материю этой вещи, которая именно в силу своей инертности сопротивляется этому воздействию. 

И именно эта инертность придает материи и материальным вещам их материальность, как то, что требует усилий и силы для преодоления этой инертности материи вещи. Но именно эта инертность материи и придает вещам определенность, позволяет им существовать как нечто качественно определенное, так как в силу инертности материи вещь, сохраняя свою материю, поддается изменению только под внешним воздействием. И если форма вещи позволяет сохранять структуру ее материи, организованную в нечто единое, то материя позволяет форме существовать как нечто действительное и устойчивое.

Но с другой стороны, инертность — именно в силу того, что она является каким-то фундаментальным свойством материи — и сложнее всего поддается какой-то рационализации и осмыслению. В том числе в физике. И в том числе при описании всякого движения. Мерой инертности вещи или тела в физике выступает масса — поэтому можно сказать, что именно масса выступает мерой материальности вещи. И хотя в физике рассматриваются и объекты, лишенные массы (физические поля или безмассовые частицы — как, например, фотон), все же именно масса выступает той величиной, которая определяет всякое движение в пространстве-времени. И при этом масса выступает как масса инертная и масса гравитационная.

И вот это тоже кажется странным. Равенство гравитационной и инерционной массы указывает нам на то, что между инертностью тел и гравитацией существует некая связь — связь настолько тесная, что инерцию тела, проявляемую при всяком движении в пространстве-времени, мы как-то должны связать с гравитацией. Или же связать гравитацию с инерцией. Или же связать их с неким общим для них представлением, в котором гравитация и инерция были бы только разным проявлениями одного и того же свойства материи, когда «тяжесть тела» и «инертность тела» при всяком движении станут чем-то одним.  

И таким общим для них представлением, конечно, и выступает пространство-время. В сущности, ОТО — это и есть попытка физики связать инерцию с гравитацией, и гравитация (как гравитационное притяжение) в ОТО предстает только как следствие инертности тел с массой. Тело при гравитационном притяжении «движется по инерции» — то есть «свободно», точно так же, как движутся по инерции тела при прямолинейном и равномерном движении. Но поскольку движутся они уже в искривленном массой другого тела пространстве-времени, они при этом приобретают ускорение. Это взгляд, который лежит в основе всей ОТО, и Эйнштейн вывел свое уравнение ОТО именно из представления, что ускоренное движение под действием какой-то силы (которое описывает физика Ньютона) ничем по своей природе не отличается от движения под действием силы тяжести.

Ну, уравнение-то Эйнштейн вывел, и в этом он молодец, только вот вопросов от этого в физике стало еще больше. Так как пространство-время в ОТО каким-то образом взаимодействует с материей, — оно искривляется под действием гравитационном массы, а потом тела, двигаясь под действием «силы инерции» уже в искривленном пространстве-времени, получают ускорения вблизи гравитационной массы. И как все это понимать — физики не знают до сих пор. И поэтому, вслед за Эйнштейном, несут какую-то чепуху о том, что пространство-время, не будучи материей, каким-то образом с материей постоянно взаимодействует, или о том, что свет движется в каком-то непонятном «вакууме», а не в пространстве-времени.

Но пространство-время, очевидно, не является материей, и поэтому взаимодействовать с материей оно не может. Взаимодействовать с материей может только материя. А значит, искривление пространства-времени вблизи большой массы — это только следствие, результат взаимодействия материи, только то, как проявляет себя это взаимодействие. Точно так же, как изменение геометрической формы кувшина, который изготовляет горшечник из глины, есть только результат воздействия горшечника на глину как на материю этого кувшина. И чтобы изменить форму кувшина, горшечник должен воздействовать на материю кувшина, то есть на глину. И точно так же, чтобы изменить форму поверхности воды или волны, мы должны воздействовать на воду. Как и для изменения формы любой другой материальной вещи мы должны воздействовать на материю этой вещи, и при этом приложить какую-то силу или усилия для того, чтобы преодолеть то сопротивление материи всякому изменению, которое мы ранее обозначали как инертность материи.

Но и тела, если они движутся по искривленному пространству-времени в силу своей инерции и инертной массы, не могут подчиняться этому пространству-времени как некоему воздействию, определяющему их движение. В этом движении по искривленной линии в пространстве-времени тела лишь обнаруживают какое-то физическое воздействие на них. И если пространство-время не есть материя, то само пространство-время — как нечто идеальное и нематериальное — конечно, никакого воздействия на материальные тела оказывать не может. Как и морская волна — именно как волна, как геометрическая форма массы воды — конечно, оказывает воздействие на другие вещи (лодку или берег) вовсе не потому, что она волна, а потому, что она волна воды, то есть потому, что она есть лишь форма водной массы. И воздействие на тела оказывает вода, а не волна как ее форма, и волна, как форма водной массы, лишь задает правило этого воздействия, но не само воздействие.

Поэтому, с философcкой точки зрения, все эти проблемы физики можно понимать и трактовать только единственным образом: пространство-время есть лишь идеальная форма материи. А значит, за этой формой должна быть и материя. И что это может быть за материя, тоже вполне понятно — это не может быть какое-то «вещество», наделенное массой или обладающее свойствами систем отсчета. Это может быть только поле. Гравитационно-инерционное поле. Которое определяет себя через свою форму, и эту форму мы и называем пространством-временем. 

И гравитационная масса воздействует не на пространство-время — она воздействует на это поле, а искривление пространства-времени есть лишь результат этого воздействия, как изменение геометрии поверхности морской воды и появление волн на поверхности моря есть лишь следствие действие ветра и тяжести воды. И гравитационное ускорение, которое получают тела в искривленном пространстве-времени, есть лишь результат воздействия на тела этого гравитационно-инерционного поля, которое мы описываем как «искривление пространства-времени» — примерно так же, как результат действия ветра на поверхность морской воды мы описываем через математическое описание волны как математической функции.

Только так. Иначе у нас так и будет какой-то «сферической конь в вакууме» постоянно трахаться с реальными лошадками — как это происходит в интерпретации ОТО самим Эйнштейном и большинством современных натурфилософов, которые повторяют всю эту чушь.         

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic