kirill_nav_1

Categories:

Пространство и время для философии как "объективная реальность" - 15

А значит? А значит, пространство-время — это и есть не что иное, как гравитационно-инерционное поле. И все тела и частицы в этом пространстве-времени, наделенные массой, выступают как «кванты» этого гравитационно-инерционного поля. Или, если угодно, как «гравитоны» этого поля. Или, если угодно, как его «инерционы». То есть как «переносчики» гравитационно-инерционного взаимодействия — то есть «механического» и гравитационного взаимодействия частиц в пространстве-времени, которые происходят по законам Ньютона и по закону всемирного тяготения. А массы тел и частиц — гравитационная и инерционная — выступают как «заряды» этих тел и частиц в гравитационно-инерционном поле. 

И тогда «все встает на свои места». И теперь мы понимаем, что пространство-время не только существует объективно — как универсальное и всеобщее гравитационно-инерционное поле, которое существует независимо от отдельных тел и частиц в этом поле (то есть независимо от систем отсчета с их массами), но и обладает своими физическими свойствами, которые и определяют поведение тел и частиц в этом поле. То есть их инертные и гравитационные свойства и их движение в этом поле как систем отсчета. 

Пространство-время — это, конечно, не «пустой ящик без стенок с бесконечными размерами», как его определял Ньютон. Этот «ящик» существует уже как физическая реальность, и поэтому он обладает физическими свойствами, которые есть проявление свойств самой материи и которые сказываются на материи — на том, как в этом пространстве-времени существуют другие формы материи.

Но здесь также важно отличать пространство-время от понятия «вакуум». Вакуум — это то, что существует уже в пространстве-времени, это некое «содержание» «ящика», которое отлично от самого этого «ящика». Это могут быть какие-то квантовые поля, например, но эти квантовые поля существуют (по крайней мере, для нас) уже в пространстве-времени. Как в пространстве-времени существуют и другие поля других взаимодействий материи — электромагнитного, сильного и слабого. Но само пространство-время не может находиться в еще каком-то пространстве-времени. И поэтому пространство-время — как гравитационно-инерционное поле — задает правила поведения для всех других полей, частично, видимо, вступая с ними во взаимодействие, и не только как пространство-время, в котором и через которое эти поля себя обнаруживают, но и как физическая реальность, как особое поле.

Кроме того, важно также понимать, что гравитационно-инерционное поле — это и не эфир. Ведь эфир также понимается как нечто, что находится уже в пространстве-времени, как содержание «ящика», то есть как нечто, что наполняет собой пространство-время. Но гравитационно-инерционное поле не находится в пространстве-времени — оно и есть это пространство-время. Так как пространство-время — это не «ящик», и даже не «место» или «пустота» в этом «ящике», а физическое поле. То есть если это и «ящик», то очень особенный, который обладает своими физическими свойствами и оказывает физическое воздействие на все, «что в него положили», и на все, «что в него попадает» — прежде всего, задавая правила движения для любых форм материи в этом «ящике». И при этом этот «ящик», конечно, существует независимо от того, «что в него положили» и «что в нем находится» (хотя кое-где он искривляется под действием материи).

С точки зрения физики, мы все - как тела с массой и как системы отсчета в пространстве-времени - только "кванты" гравитационно-инерционного поля. "Гравитоны" этого поля.
С точки зрения физики, мы все - как тела с массой и как системы отсчета в пространстве-времени - только "кванты" гравитационно-инерционного поля. "Гравитоны" этого поля.

А что же системы отсчета? Все эти тела и частицы, которые находятся уже в этом гравитационно-инерционном поле и которые в нем и через него взаимодействуют в форме движения? Какую роль они играют в пространстве-времени как «кванты» и «гравитоны» этого гравитационно-инерционного поля?

Роль они играют, вероятно, не столь важную для самого пространства-времени или для материи в целом, сколько для нашего существования и познания. Так как именно тела и системы отсчета придают этому гравитационно-инерционному полю геометрию, геометрическую определенность. Само по себе (без тел в нем) это гравитационно-инерционное поле остается, как говорят физики, «плоским пространством-временем». И поэтому абсолютно неопределенным — как пустой плоский лист бумаги или доска до того, как на них будет что-то написано и изображено, остаются неопределенными и бессодержательными как геометрическая реальность. Определенность — в том числе определенность геометрическая — возникает только из различия. И геометрическая определенность и содержательность на пустом листке бумаги или на доске возникнет, только если мы, например, поставим на них точку, или нарисуем линию, или какую-то фигуру, или начертим систему координат. Вот здесь этот плоский лист бумаги или пустая доска уже действительно превратятся в нечто определенное и содержательное с геометрической точки зрения.

Точно так же (или примерно так же) без систем отсчета (то есть тел и масс) пространство-время остается только гравитационно-инерционным полем, с абсолютно «плоской геометрией» — которую нам демонстрирует свет вдали от источников гравитационного искривления. И пространство-время — именно уже как пространство-время, а не как только гравитационно-инерционное физическое поле — возникает только при появлении в этом поле систем отсчета и при искривлении этого поля небесными телами. И вот только здесь между этими телами возникают отношения — в отнесении к этому полю и друг к другу, и уже как отношения в пространстве-времени. И только здесь это поле обретает определенность и различимость уже как пространство-время, со своей геометрией — как гравитационные искривления пространства-времени, геометрией тел — как их геометрические формы в пространстве, и геометрией отношений между телами — как расстояния между этими телами.

И поэтому пространство-время уже становится реальностью не только физической, но и идеальной, геометрической реальностью. Ведь, как мы показали ранее, всякая идеальная реальность в нашем мире возникает и существует только как отношение и через отношения вещей. И поэтому пространство-время из бессодержательного и неопределенного гравитационно-инерционного поля превращается в, собственно, пространство-время только благодаря телам в нем, системам отсчета. Так как пространство-время — это уже во многом идеальная реальность, хотя она при этом, конечно, остается и физической реальностью, то есть гравитационно-инерционным полем. 

Поэтому можно сказать, что это гравитационно-инерционное поле превращается в пространство-время только благодаря телам и системам отсчета. Оно существует и без них, то есть существует объективно, но без систем отсчета оно существует только как физическое поле с абсолютно «плоской» (а потому неразличимой и неопределенной) геометрией. А в пространство-время — как некую геометрическую определенность и как «среду», в которой происходит движение — это поле превращается уже благодаря системам отсчета, и существует для них это поле уже как пространство-время — то есть через отношения этих систем отсчета с этим полем и между системами отсчета в этом поле уже как через отношения в пространстве-времени. То есть можно сказать, что пространство-время — это то же гравитационно-инерционное поле, но уже не само по себе, как оно существует объективно как физическое поле, а уже как оно существует для систем отчета, через отношения систем отсчета в этом поле. И поскольку всякое отношение есть идеальное регулятивное единство, пространство-время приобретает уже идеальный (геометрический) характер.    

И вот об этом мы уже и поговорим далее. То есть о том, как и почему пространство-время существуют уже как идеальная, геометрическая реальность, и как эта реальность существует объективно, а в чем она задается уже телами и системами отсчета. И как эта уже идеальная реальность превращается в реальность нашего сознания — в том числе реальность математическую и геометрическую, как форму нашего разума. Но мы все же сделаем паузу. Философия прекрасная вещь, но все хорошо в меру — греки это отлично понимали.           

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic