kirill_nav_1

Category:

Пространство и время для философии как "объективная реальность" - 10

Конечно, многие физики понимают, что «дальше так жить нельзя». То есть нельзя все время говорить о каком-то пространстве-времени, в котором происходят все физические события, постоянно прибегать к пространственно-временным величинам — и при этом совершенно не понимать, что такое это пространство-время и как они существуют. И уж тем более странно говорить о том, что эта чисто математическая и геометрическая реальность (то есть реальность идеальная) еще при этом каким-то образом постоянно взаимодействует с материей, почему-то изгибаясь и порождая одну из фундаментальных сил природы, гравитационное поле. И отсюда неудовольствие многих физиков ОТО и попытки найти какие-то другие выходы из этого странного положения, в котором оказалась физика.

Одна из таких попыток — это теория струн и петлевая квантовая теория гравитации, в которых физики пытаются все же как-то связать напрямую материю и пространство-время, и в которых присутствуют особые физические объекты — струны и петли — выступающие одновременно и как структуры пространства (а потому формирующие и задающие «свойства» пространства-времени), и как физические, материальные объекты (задающие частицы). Но, откровенно говоря, я к этим теориям отношусь даже еще более скептически, чем к ОТО. И не только из-за тех проблем, которые в них возникают как в физических теориях — например, из-за сомнения (которое разделяют и многие физики) в том, что эти теории вообще когда-либо смогут быть подтверждены или опровергнуты экспериментально — так как объекты в них настолько малы, что даже сложно представить, как их можно выявить, даже косвенно. Но, главным образом, опять-таки из философских соображений. 

Я в этих теориях усматриваю все те же рецидивы больного западного сознания и нездорового западного мышления, искаженного еще католицизмом с его схоластикой, так как физики в этих теориях пытаются выстроить какие-то физико-математические объекты, модели, которые задавали бы одновременно и физическую реальность, то есть свойства материи, и реальность идеальную, геометрические свойства пространства-времени. Это что-то вроде возвращения к представлениям о «субстанции» или «монадах» — чисто логических сущностях, которые, однако, должны «нести ответственность» за весь мир, за всю Вселенную — и в ее материальности, и в ее идеальности. И если все подобные подходы показали свою полную несостоятельность в западной «философии», я очень сильно сомневаюсь в том, что подобные подходы в физике окажутся более состоятельными. 

Несомненно, связь между материей и пространством-временем существует, но пытаться осмыслить природу этой связи сначала нужно философски. То есть нужно сначала понять, как идеальное в нашем мире соотнесено с материальным. И в этом смысле помочь нам может только Аристотель. И я — как лучший ученик Аристотеля, в чем-то даже превзошедший своего учителя. И здесь учение Аристотеля о форме и материи также является ключом к понимаю этой проблемы. 

Форма, конечно, уже не есть материя, и принципиально отлична от материи — так как это реальность уже идеальная, а не материальная. Но и существовать как-то отдельно от материи форма не может, как не может она с материей взаимодействовать в физическом смысле. И при этом форма всегда возникает и порождается из самой материи. И все это остается верным и в отношении пространства-времени, так как очевидно, что пространство и время уже не есть материя, а есть нечто, принципиально от них отличное, и при этом именно пространство-время выступают как универсальная «форма всех форм» той части Вселенной, где уже существуют отдельные тела, которые описываются физикой как «материальные точки» (как центры масс тел или физических систем) и как «системы отсчета». 

Для того, чтобы понять, что такое пространство-время и как они соотнесены с материей - сначала нужно понять, что такое геометрические формы вещей и как эти формы соотнесены с материей этих вещей.
Для того, чтобы понять, что такое пространство-время и как они соотнесены с материей - сначала нужно понять, что такое геометрические формы вещей и как эти формы соотнесены с материей этих вещей.

Поэтому понимать пространство-время нужно примерно так же, как в философии Аристотеля понимается пространственная (геометрическая) форма вещи — как то, что возникает из материи и существует только в материи, но самой материей не является. То есть понимать это примерно так же, как геометрическую форму, например, кувшина или другой отдельной вещи. С этого все начинается — с рассмотрения отдельной вещи (системы отсчета), которая уже существует как форма и материя и которая соотнесена со всеми другим вещами с их материей. Без вещей и материи — причем вещей отдельных, отдельных тел и связанных с ними систем отсчета — никакого пространства-времени не существует. Но и без пространства-времени никаких отдельных вещей и систем отсчета также не существует — как не существует вещей с их материей без формы (в том числе, и в первую очередь, конечно, формы геометрической, то есть пространственной). 

И в этом смысле ОТО хороша тем, что она дает нам ясное указание, где нужно искать эту связь между материей и пространством-временем — в гравитации и гравитационном поле. Не в электромагнитное поле, и не в каком-то другом, и не в каком-то неизвестном поле, а в том, с чем мы сталкиваемся ежесекундно, без чего невозможна наша жизнь и наша Вселенная, и что физике уже давно и хорошо известно, и что она определяет для себя как «гравитационное поле». ОТО не дает ответов на то, что такое пространство-время и гравитация, она скорее задает множество новых вопросов, но она хороша тем, что она задает правильные вопросы и дает довольно ясное указание, где нужно искать ответы на эти вопросы.

То есть она ясно указывает, что пространство-время тесно связаны с гравитационным полем. Правда, и само это гравитационное поле она представляет как какое-то искривление пространства-времени, при том, что пространство-время остается в ОТО чисто математической (идеальной) реальностью, и как эта идеальная реальность соотнесена с материей — из ОТО совершенно непонятно. То есть понятно, что то, как трактовал ОТО сам Эйнштейн и многие физики — это полный бред. И чтобы это перестало быть бредом, мы должны связать с гравитацией не только искривление пространства-время — как искривление неких идеальных «мировых линий», которые и создают в своей кривизне гравитационный потенциал и заставляют тела двигаться по этим искривленным «мировым линиям» с ускорением, но связать с гравитацией и сами эти «мировые линии». То есть связать с гравитацией все пространство и время.              

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic