kirill_nav_1

Category:

Пространство и время для философии как "объективная реальность" - 8

Конечно, эта моя гипотеза может показаться слишком смелой, но, во-первых, это только гипотеза и именно так я ее и рассматриваю (и здесь, повторюсь, последнее слово за физикой), а во-вторых, она не более фантастична, чем ОТО — и, в сущности, есть лишь более смелая ее интерпретация. Но для моей философии, опять-таки повторюсь, эта гипотеза не является чем-то определяющим, так как из нашей философии и так очевидно, что пространство-время тесно связаны с материей, хотя уже, в точном смысле, материей не являются, а являются скорее какой-то универсальной и всеобщей формой представления материи для «видимого мира» — мира, в котором уже существуют единичные тела как формы материи (частицы, молекулы, небесные тела). Материя всегда существует в какой-то форме, и пространство и время придают материи лишь пространственную форму, форму геометрическую, уже позволяя материи существовать в качестве отдельных тел и отдельных вещей. 

А если эта моя гипотеза окажется верной, то она просто «снимет вопрос», каким образом существуют пространство и время в отношении материи. Так как эта гипотеза уже дает ответ на этот вопрос — пространство-время существуют как гравитационное поле. Но уже как гравитационное поле в «видимом мире», в мире бытия единичных вещах, то есть в мире, где возможно существование отдельных тел, наделенных массой. И тогда и пространство-время есть лишь явленность этого гравитационного поля как отношение между вещами. И это делает пространство и время действительными, то есть существующими в физическом мире, хотя они всегда остаются невидимыми, так как они — скорее лишь действие, проявление гравитационного поля, а не само это поле (примерно как тяжесть предметов или падение с высоты есть лишь действие гравитационного поля на тело, но не само это поле). И проявляются они лишь через отношения отдельных вещей — в том числе в движении этих тел. 

Пространство, как мы выяснили ранее, не существует без тел, которые задают «место» — как определенность пространства. Поэтому пространство и время тогда нужно будет понимать как гравитационное поле в мире, где масса уже может существовать как тело — со своим «местом» в пространстве и времени. А движение в таком случае (любое движение в пространстве-времени) следует понимать, как изменение состояния тела в этом общем гравитационном поле или в отношении других систем отсчета, которые могут возникать и существовать только как тела с массой. И в этом мире это гравитационное поле, уже как поле, в котором существуют отдельные тела, уже принимает принципиальную иную форму — как геометрическая, идеальная реальность, понимаемая как реальность отношений между телами. Все отношения, как мы показали ранее, носят идеальный характер, как единство отношений, как единство двух вещей в их отношении. И в этом смысле пространство и время — также идеальны, так как это именно уже отношения тел в гравитационном поле и через гравитационное поле.

Если моя гипотеза верна, то все, что мы видим как тела "в пространстве и времени", обусловлено гравитационными полями и есть проявление гравитации.
Если моя гипотеза верна, то все, что мы видим как тела "в пространстве и времени", обусловлено гравитационными полями и есть проявление гравитации.

Но в качестве если не доказательства, то некоего указания на то, что наша гипотеза вполне состоятельна, можно привести и некоторые косвенные факты. Ведь не секрет, что гравитационное поле — оно вообще какое-то очень особенное. Настолько особенное, что объединить его в единую Теорию Всего до сих пор не удается. Это пытался сделать еще Эйнштейн, очень сильно старался — ничего не получилось. Физики с тех пор тоже стараются — результат ноль. Гравитационное поле — вроде бы такое же физическое поле, как и другие поля, но что-то в нем есть особенное.

И если принять мою гипотезу, то объяснить эти затруднения физиков можно не тем, что физики плохо освоили математику или что они неправильно выстраивают свои теории. Объяснить это можно тем, что все поля они описывают через пространственно-временные представления: системы отсчета, координаты, скорости, ускорения. То есть — если моя гипотеза верна — они описывают все поля уже через параметры гравитационного поля, и, таким образом, гравитационное поле уже негласно присутствует в этих теориях — как пространственно-временные величины. И поэтому когда они потом пытаются соединить эти теории с ОТО — у них начинаются расхождения.

Доля массы темной материи в массе материи Вселенной.
Доля массы темной материи в массе материи Вселенной.

Примерно то же самое можно сказать и о другой давней проблеме физики — о невозможности объединения квантовой механики с ОТО. И причины этого те же самые — в квантовой механике уже присутствуют пространственно-временные величины. То есть это проблема не математическая, и даже не физическая, а скорее проблема гносеологическая — мы пытаемся описать нечто через другое, а когда затем пытаемся объединить это нечто с этим другим, начинают вылезать бесконечности и расходимости.

Но как-то иначе описать мир и физические поля физика не может — только через пространственно-временные величины. Это единственный путь познания физического мира, так как все в нашем видимом мире дано уже в пространстве и времени, которые мы — тоже с определенными проблемами — измеряем и приводим к нашему разуму как физико-математические величины. Мы можем что-то фиксировать в опыте только как изменение, то есть только как движение, а поскольку движение — как возможность движения — не существует вне пространства и времени, то мы все описываем через параметры гравитационного поля. Как, конечно, и само гравитационное поле мы можем описать только через те же пространственно-временные величины — другого инструмента у нас просто нет. Только пространственно-временные величины, задающие движение, и только наш разум, который пытается все это описать в своих физико-математических понятиях и представлениях.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic