kirill_nav_1

Category:

Что есть форма и бытие единичных вещей? - 4

Но для понимания того, что есть «отношение» — как особая реальность, и при этом реальность идеальная — лучше всего даже взять не примеры из логики или физики или мира материальных вещей. Лучше всего рассмотреть отношения между людьми — то есть социальные отношения. Человек тем и хорош для философии, что, с одной стороны, он есть «вещь», такая же вещь, как и все прочие вещи, то есть человек есть материя и форма, и поэтому онтологические основания человека — те же самые, что и у всех прочих вещей. А с другой стороны, человек — «вещь» очень особенная, в которой и через которую бытие обнаруживает себя особенно ясно, полно и отчетливо. И поэтому нередко для понимания каких-то важных моментов в нашем мироздании и всего бытия, лучше взять бытие человека — и при этом в его отношении к другим людям, то есть в его социальном бытии. 

И если мы рассмотрим социальный мир, социальное бытие, то в нем — как и в мире вещей — мы обнаружим социальные сущности и социальные отношения. Социальными сущностями являются, конечно, люди, а также различные социальные группы и общности — корпорации, семьи, сообщества, народы и нации, политические партии, бюрократия, силовики и прочее. А все остальное — это отношения, социальные отношения, отношения между людьми и другими социальными сущностями. И познание социального мира невозможно без познания социальных отношений, потому что весь социальный мир буквально пронизан социальными отношениями насквозь, и эти социальные отношения составляют «ткань» всего социального мира. Они также очень многообразны, могут быть выражены через понятие «интерес» или «солидарность» или другие понятия, и, в сущности, в рамках нашей философии и исходя из нашей философии можно показать, что все они могут быть сведены всего к нескольким, достаточно простым принципам, различным лишь в своем содержании (культурном, экономическом, политическом и прочем), и иногда имеющим свои нюансы (хотя эти нюансы иногда могут быть решающими).

Но мы этого делать не будем, так как мы сейчас исследуем более общие основания всей онтологии и гносеологии. И поэтому мы рассмотрим такое достаточно простое отношение, как «дружба» двух людей — например, дружба Пети и Маши. Это отношение не только достаточно простое, но при этом добровольное и чаще всего бескорыстное (в отличие от принудительных отношений и отношений интереса), и при этом отношение взаимное (в отличие, например, от отношения «любви», которое может быть односторонним, и тогда любящий человек может чувствовать себя несчастным). И для понимания, что есть отношения форм в более сложной форме (для которой эти формы уже выступают как «материя»), в которой они регулируются одним принципом единства, отношение «дружбы» подходит лучше других.  

Если Петя и Маша «дружат» — то есть находятся в отношении дружбы — то это отношение для них значимо. И они стараются поддерживать это отношение дружбы — оказывая внимание друг другу, проводя вместе время, общаясь между собой и иногда делая друг друг подарки или оказывая услуги. При этом эта дружба вызывает у них какие-то чувства (чаще всего позитивные) и — если это давняя и близкая дружба — она является для них важной частью их жизни, настолько важной, что иногда они могут пожертвовать ради этой дружбы не только своим временем, но даже своими интересами и отношениями с другими людьми.

Но что есть эта дружба? Ее нет! Вы не сможете ее ни увидеть, ни потрогать. Она существует — но существует именно как отношение, то есть как нечто идеальное, а не материальное. Тем не менее, это идеальное имеет для Пети и Маши важное значение, поскольку дружба — это некое единство Пети и Маши, и это единство уже выступает как регулятивный принцип в жизни их обоих, как то, с чем они уже соотносят свою жизнь, свое время, свои отношения с другими людьми. То есть дружба как отношение выступает для Пети и Маши как идеальный регулятивный принцип их единства.  

Но никакой материи мы в этом отношении — именно как отношении — не найдем. Конечно, мы можем попробовать, как сейчас принято говорить, «объективировать» это отношение. Ну, например, поставить памятник «Дружбе Пети и Маши». Советские дегенераты такое особенно любят, и они ставят всякие памятники всяким азиатским правителям и украинским стихоплетам — чтобы показать свою дружбу к этим народам. Но смысла в этом немного, как и в том, чтобы ставить памятники коммунизму или труду — и такими вещами занимаются только советские дегенераты. Но советские — они потому и дегенераты, что они все делают через задницу.

Мы можем попытаться превратить дружбу в сущность через понятие или символ — например, сказать, что «Дружба Пети и Маши есть проявление всемирного прогресса и гуманизма», то есть использовать понятие «дружба» как субъект высказывания. И советские дегенераты такое тоже любят, но у советских с мозгами всегда было плохо — после марксистской диалектики и 70 лет марксизма-коммунизма и не такое скажешь. Но в субъект мы можем превратить любой предикат, в том числе и предикат отношения. Однако это еще не значит, что дружба может стать сущностью — дружба есть отношение, и именно как отношение она существует как единство Пети и Маши и как регулятивный принцип этого единства. И существует она именно как нечто идеальное.

И это верно относительно любых вообще отношений. И поэтому вопрос «Есть ли в этом мире любовь?» — вопрос довольно глупый. Так как любовь — это тоже отношение, и она существует как отношение, то есть как реальность идеальная, даже если мы говорим о любви с сексом, так как секс — это только секс, процесс уже и материальный, а любовь всегда остается только отношением.           

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic