kirill_nav_1

Categories:

Что есть вещь-в-себе? - 11

Но, на самом деле, это хорошая новость. То, что единство нашего мира не существует иначе, как единство в материи — ни как некая «сущность мира», ни как «идея» или «субстанция», а только как некая задача и заданность — это хорошая новость. Ведь это делает возможным в нашем мире свободу. О свободе написано много, особенно много о ней пишут и говорят на Западе, но в действительности Запад понимает в свободе не больше, чем свинья — в музыке. Свобода возможна только как решение задачи онтологического единства, при том, что это решение никак и ничем не предопределено. И человеческая свобода есть постоянное решение этой задачи по поиску единства между своим существованием в мире других людей и вещей. И ничто, абсолютно ничто в нашем мире не может предписать человеку и единичному, как будет решена эта задача. То есть для человека и человеческой цивилизации это задача творческая и задача личной ответственности. 

Да, есть еще материя, но материя, повторюсь, есть условие лишь чисто «технического» единства нашего мира. И материя здесь выступает скорее лишь как ограничение, а не как необходимость, как то, что обеспечивает саму возможность поиска этого единства в определенных рамках. И что обеспечивает его действительность. «Свобода как осознанная необходимость» — такое определение свободы могли дать только евреи, вроде Спинозы или Карлы Марлы, и самыми «свободными» людьми, если исходить из такого определения этих умственно отсталых евреев, являются заключенные в концлагере — ведь они лучше всех «осознают необходимость», и следуют этой необходимости. Впрочем, для Карлы Марлы такое определение «свободы» подразумевало сначала признание необходимости всего того бреда, который он нес — то есть необходимости коммунизма как воплощения в истории заранее предначертанной судьбы коммунизма как идеи (в духе гегельянского тоталитаризма Абсолютной Идеи), и концлагеря для русских евреи и большевики стали строить в России только потом. 

И в решении этой задачи поиска онтологического единства бытия может быть множество глупостей и ошибок — и в личной жизни отдельного человека, и в истории. Можно попытаться отрицать объективную реальность, объявив ее лишь порождением нашего сознания и «духа» — и так эту задачу решает Восток, в своих религиях индуизма и буддизма. Можно попытаться обрести это единство через отрицание индивидуального бытия, подчинив его бытию объективному — и так эту задачу решают в Азии, сначала в форме азиатских деспотий, а затем — в форме ислама, где олицетворением этого объективного единства выступает Аллах, которому все должны безусловно покориться.

Можно попытаться достичь этого единства через овладевание материей, а через нее — подчинив своей воле и все остальное, приведя всех к общему единству. И это путь Запада и западной католико-протестантской цивилизации. Запад — это цивилизация ущербная и патологически больная, которая к греко-римской цивилизации на самом деле не имеет никакого отношения. И вся идея Запада состоит вовсе не в свободе, а в воле к господству, к власти и богатству, через которые Запад стремится подчинить себе весь мир и тем самым привести весь мир к единству под своим господством. Но материя есть только условие единства мира, но не само это единство. И поэтому Запад вынужден для достижения своих целей уничтожать любое индивидуальное бытие и любой дух, так как Запад в своем стремлении к господству как условию единства человеческой цивилизации еще более тоталитарен, чем Азия.

Очень близко к такому понимаю единства находятся и евреи, так как они, как и Запад, верят, что единство мира и человеческой цивилизации можно установить, если овладеть материей мира — прежде всего, через деньги и финансы. Но если Запад стремится к этому единству, полагая, что тем самым он реализует объективную необходимость, то есть как бы служит «благу» всей человеческой цивилизации, то евреи стремятся к своему господству над миром просто ради господства — из еврейской алчности и жажды власти, просто потому, что евреям это было бы очень приятно. И поэтому если Запад окончательно сошел с ума относительно недавно, то безумие евреев носит более продолжительный характер — собственно, они всегда были чокнутыми, и в этом и состоит вся «прелесть» еврейства. Но еврейство само к господству не способно, так как еврейство не обладает своим духовным индивидуальным бытием, и служит чем-то вроде «материи цивилизации» — то есть чисто техническим моментом ее единства. 

Правильное решение этой онтологической проблемы дают только русские и русская православная цивилизация. Русская цивилизация — полифонична, она признает ценность всякого единичного бытия, и не стремится всех подвести под некое общее единство, так как в русской культуре есть понимание, что единство мира — это только задача, вечная задача, в решении которой и происходит творческое развитие человечества. И что только так и может развиваться человеческая цивилизация, как полифония разных народов, каждый из которых сохраняет свое особое бытие и свою индивидуальность.  

Впрочем, это скорее пока также только задача русской культуры — сформулировать такую задачу и сформировать такую цивилизацию. В актуальной же истории русские часто склонны пытаться отгородиться от остального мира, забившись в свое бытие. Эта особенность вытекает из тех условий, в которых существовала и развивалась русская цивилизация — суровый климат, очень неудобная география и постоянные нашествия западных хищников вовсе не располагали к поиску единства с остальным миром и природой. Но эту задачу русская культура все же сформулировала до большевиков. А большевизм и советчина уже к русской культуре не имели никакого отношения — попытка выстроить единство мира на основе идеи коммунизма была чисто западной по своим целям, а то, что это единство — как всемирную коммунистическую республику — советские пытались выстроить на основе дегенеративной еврейской утопической идеи коммунизма, придало советчине лишь форму какого-то особенно уродливого и позорного извращения и безумия. 

Но, повторюсь, правильное понимание онтологии нашего мира и нашей цивилизации дано только в русской культуре. И именно в этом состоит ее универсальность — в отличие от «универсальности» ущербной западной цивилизации, когда под «универсальностью» понимается просто подчиненность всех других народов и культур этой западной цивилизации.   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic