kirill_nav_1

Categories:

Что есть наше рациональное познание? - 3

Таким образом — так сказать, чисто технически — наше рациональное познание происходит примерно так же, как познание эмпирическое. Как мы показали ранее, эмпирическое познание возникает в результате двух «трансцендентных переходов», осуществляемых внутри человека, который одновременно пребывает в двух реальностях — вещи-как-материи и вещи-для: сначала наше тело, будучи одной из вещей-как-материя среди других таких же материальных вещей, получает воздействие объективного мира на свои органы чувств, а затем эти воздействия преобразуются в форму нашего сознания, в субъективные ощущения. После чего наше сознание формирует на основе полученных ощущений картинку мира, а затем человек — снова уже в качестве вещи-как-материя — отождествляет эту картинку с окружающим объективным миром, «накладывает» эту картинку на вещи. 

При рациональном познании мы также сначала превращаем опыт в понятия, затем с помощью мышления и разума формируем умозрительную и понятийно-смысловую картинку мира, после чего также накладываем эту картинку на опыт, а через опыт — на объективный мир. И главное отличие в этом процессе мышления и рационального познания от процесса эмпирического познания состоит в том, что наш разум, конечно, уже не имеет дело непосредственно с вещами, а только с эмпирическим опытом, то есть уже с феноменами нашего сознания. А само это познание происходит уже в совершенно особых формах, присущих мышлению и разуму. 

И в результате мы получаем не только картинку ощущений, формирующую образ того окружающего нас мира, в котором мы существуем уже в качестве вещи-как-материя, но и добавляем в эту картинку окружающего нас мира свои смыслы и понятия, сформированные нашим разумом и мышлением. Мы уже не просто видим вокруг какие-то предметы, мы уже имеем о них определенные понятия и знания — что это машины, дома, огни светофора, кони, люди, дождь, ветер и прочее, и все это связано между собой множеством причинно-следственных и смысловых связей, в том числе и с нашим собственным существованием и нашим внутренним миром  (о чем особенно много любили говорить экзистенциалисты). Мир уже становится наполненным смыслом, человеческим смыслом, и наша мысль и разум «присутствуют» во всех вещах так же постоянно, как и наше сознание, они постоянно «сопровождают» все наши чувственные восприятия и воспринимаемые предметы как некий слегка «приглушенный» понятийно-смысловой фон — так что мы можем легко помыслить даже о звезде в ночном небе, которая находится от нас на огромном расстоянии.

И отсюда возникает очень большой философский соблазн отождествить сами вещи с нашими понятиями — как это сделал мечтательный божественный Платон. Или даже более того, вообще весь мир, включая природу и историю, отождествить с мышлением — как это сделал немецкий кретин Гегель. Но, повторюсь, это только соблазн и иллюзия, хотя для философии такой соблазн всегда казался очень привлекательным — так что даже откровенно шарлатанская и абсолютно пустая философия Гегеля получила огромное признание и распространение.  

Впрочем, еврейский проходимец и шарлатан Карла Марла пошел еще дальше, и отождествил мышление с самой материей. Почему у Гегеля природа или история могут развиваться по законам диалектики Абсолютной Идеи — это еще, с философской точки зрения, понять было можно, хотя Гегелю для создания своей философии и пришлось постоянно прибегать к ловким и мутным трюкам, а иногда переходить на откровенный бред и изображать буйно помешанного (у немцев это всегда хорошо получалось). Почему у еврейского дегенерата Карлы Марла материя — которую он представлял как субстанцию — развивается и движется по каким-то «законам диалектики» (то есть законам мышления) — понять было уже невозможно. И весь этот «диалектический материализм» Карлы Марлы, с философской точки зрения, — это полный бред и откровенный идиотизм. Еврейская дикость и уже совершенно наглое и неприкрытое шарлатанство. Это не философия, это высеры адовой еврейской задницы, которой нужно было придать всему своему «великому учению» большую «респектабельность» и как-то обосновать, почему он так ловко использует «диалектический метод Гегеля» во всем прочем своем шарлатанском учении — от истории до политэкономии, и во всей своей политической демагогии.

И только несчастные совки с философского факультета МГУ могли принимать всю эту еврейскую дикость и дурь за «философию». И даже пытаться эту дурь куда-то «развивать». Впрочем, делали они это, конечно, не совсем добровольно — ведь евреи и большевики приучали совков к «диалектическому материализму» в основном с помощью массового террора, голода, концлагерей и сапогов своих поганых выродков-чекистов. И в таких условиях даже «диалектический материализм» Карлы Марлы мог показаться «светочем мысли». Хотя, конечно, все это сыграло огромную негативную роль, так что мозгов у советских не осталось совсем. И многие из них до сих пор находят в зеленой мумии большевицкого маньяка Ульянова не только «воплощение истории», но и содержание своих собственных советских душ и своих напрочь отшибленных мозгов. А какой-то еврейско-азербайджанский кретин и русофоб Гусейнов из ВШЭ считается у нас «филологом» и «большим ученым», как и многие другие дегенераты из этого гебешного заведения. 

Но все это бред. И все понятия и смыслы возникают и существуют только в нашем разуме и сознании. И то, что мы постоянно сопровождаем этими понятиями и смыслами все окружающие нас предметы и весь окружающий нас мир, объясняется тем, что эти предметы существуют не только объективно, но и в нашем же сознании, как и наш разум, а затем мы эти феномены — уже вместе с созданными нашим разумом понятиями и смыслами — «накладываем» на объективный мир, «выносим» в мир объективных материальных вещей. И в результате нам кажется, что смыслом наделены сами вещи и предметы, и мы начинаем искать эти смыслы в вещах, хотя источники всякого смысла, конечно, нужно искать в нашем собственном разуме и в нас самих, а не в вещах. И здесь старина Кант был абсолютно прав.       

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic