kirill_nav_1

Category:

Что есть наше рациональное познание? - 2

Возникает вопрос: а как такое возможно? То есть что есть знание и познание, в котором объективное содержание дано в субъективной форме? Но я ведь не случайно ранее так подробно — очень-очень подробно — остановился на вопросе о том, как формируется наш опыт ощущений в нашем сознании и как он соотнесен с объективным миром материальных вещей. И здесь, повторюсь, наше рациональное знание принципиально, методологически, выстраивается точно так же, как и наш опыт ощущений — то есть объективное содержание (опыта, а через него — объективного мира) дается нам в присущих нашему разуму и мышлению формах, то есть в форме мысли и понятий. Ведь, повторюсь, онтологически наше рациональное познание соотнесено с объективным миром так же (или почти так же), как эмпирическое знание соотнесено с тем же объективным миром — то есть как вещь-для соотнесена с вещью-как-материей.

И поэтому для понимания того, что есть наше рациональное знание, мы вполне можем постоянно прибегать к аналогии эмпирического знания — которое также есть ни что иное, как объективное содержание вещи-как-материи, данное нам в формах нашего сознания, которое образует новую реальность — вещь-для — уже существующую в нашем сознании в качестве его феномена.

Эти две лошади имеют абсолютно одинаковую цветовую окраску, но они воспринимаются нашим сознанием как разного цвета из-за разного фона.
Эти две лошади имеют абсолютно одинаковую цветовую окраску, но они воспринимаются нашим сознанием как разного цвета из-за разного фона.

В самом деле, вспомним пример со вкусом яблока, или с восприятием цветов и другие примеры, которые я приводил для понимания того, что воспринимаемый нами мир задается в формах, уже присущих нашему сознанию (вкус, цвет, ощущение «холодного» или «горячего» и т.д.). При этом, очевидно, другим животным этот же мир является совершенно иначе. Но объективно — это тот же самый мир, хотя он дан сознанию различных животных (и отчасти даже сознанию различных людей) совершенно по-разному, в зависимости от форм восприятия этого сознания. А значит, содержательно это тот же самый мир, и отличается он в сознании различных животных только тем, что он дан в различной форме, форме, присущей сознанию этих животных — то есть сознание, задавая формы для восприятия содержания объективного мира, преображает этот мир, конструирует новую реальность — реальность этого субъективного сознания (сознания человека, или кабанчика, или кошки, или собаки).

На этой картинке кажется, что два сердца имеют разные цвета: левое фиолетовый, а правое красный. "На самом деле", оба сердца имеют одинаковый цвет.
На этой картинке кажется, что два сердца имеют разные цвета: левое фиолетовый, а правое красный. "На самом деле", оба сердца имеют одинаковый цвет.

При этом также довольно очевидно, что уже на этапе формирования нашим сознанием «картинки ощущений» — то есть того, каким мы видим и воспринимаем мир — задействованы не только формы ощущений, но отчасти и наш рассудок, который пытается вычленить в зрительных образах какие-то линии, силуэты, а потом начинает формировать общую картинку ощущений в пространстве-времени, где зрительные ощущения уже соотнесены со звуковыми, осязательными и прочими. То есть этот процесс не является чисто пассивным процессом восприятия — нет, наше сознание активно работает, чтобы дать нам адекватную картинку мира, которая не только может быть нами воспринята, но и будет адекватна объективному содержанию. Доказательством этого служит множество иллюзий — в том числе цветовых, некоторые из которых я разместил в этом посте.   

Так вот, из сказанного ранее мы можем утверждать, что и наша умозрительная картинка формируется примерно таким же образом — то есть наш разум и наше мышление на основе опыта (единичного или многообразного) в присущих им формах пытаются сформировать умозрительную и понятийно-смысловую картинку. Которая содержательно должна соответствовать опыту (а через него — объективному миру), но по форме совершенно отлична не только от объективного мира, но и от любого опыта. Ведь понятие «лошадь» — это уже не «реальная лошадь», как она существует в нашем сознании в момент непосредственного лицезрения лошади. Понятия — это уже совершенно иная форма сознания, принципиально отличная от любых форм ощущений, и принадлежит эта форма уже нашему разуму и мышлению. А деятельность мышления и разума уже совершенно отчетливо носит активный, самодеятельный и даже творческий характер.

На этой картинке прямоугольники A и B одинакового цвета. Чтобы в этом убедиться, достаточно закрыть границу между ними и убрать фон.
На этой картинке прямоугольники A и B одинакового цвета. Чтобы в этом убедиться, достаточно закрыть границу между ними и убрать фон.

Более того, как я показывал на примере со вкусом яблока, реальность, которую формирует наше сознание, и в целом является совершенно новой реальностью, содержание которой может существенным образом отличаться от объективного содержания. Ведь у яблока, которое висит на дереве, нет никакого вкуса — этот вкус яблока возникает только в нашем сознании (или сознании другого животного) как субъективное вкусовое ощущение, когда мы едим яблоко. Содержательно вкус яблока, пока оно висит на дереве, существует только потенциально, как возможность и вероятность, и актуализируется эта реальность только тогда, когда кто-нибудь ест яблоко, причем актуализируется она уже в качестве феномена сознания, то есть субъективного вкусового ощущения яблока. То есть даже эмпирическое знание  — например, познание вкуса яблока — даже содержательно может сильно отличаться от того, как существует яблоко само по себе, объективно, без и вне чьего-либо сознания. А значит, даже во время опыта и восприятия мира мы (наше сознание) отчасти меняем реальность не только по форме, но и содержательно.

При взгляде на эту картинку, наше сознание рисует ярко-малиновые точки между лепестками. Но никаких точек "на самом деле" нет.
При взгляде на эту картинку, наше сознание рисует ярко-малиновые точки между лепестками. Но никаких точек "на самом деле" нет.

Тем не менее, вкус яблока задается нашим сознанием только отчасти, отчасти же в этом вкусе, несомненно, дано объективное содержание яблока, которое соединено со вкусовом ощущением яблока в нашем сознании в нечто «неслиянное и нераздельное». И познавая вкус яблока, мы познаем не только свою способность ощущать вкус, но и само яблоко, познаем его объективное содержание как объективной вещи. Более того, из биологии мы знаем, что яблоки (как и другие плоды) нужны растениям для размножения — для того, чтобы какой-нибудь кабанчик, съев яблоко, потом высрал его семечки где-нибудь далеко от яблони, и тем самым яблоня смогла бы расширить ареал своего обитания. Насекомые, птицы и животные играют огромную роль в размножении растений и расширении ими своего ареала обитания. То есть яблоко уже изначально как бы должно понравиться кабанчику, и кабанчик, поедая яблоки, лишь пользуется тем, что природа ему предусмотрительно предоставила, позаботившись о том, чтобы вкус яблока был кабанчику приятен и сладостен.

Процесс познания мира нашим разумом — еще сложнее. И поэтому у нас вообще нет никаких оснований говорить о том, что наши математические или физические теории и представления есть «отражение» объективной реальности. В объективной реальности нет чисел и нет прямых линий, и нет тех понятий и представлений, которые используются в физике для описания каких-то явлений или при создании каких-то теорий. Все это существует лишь в нашем разуме, в нашем сознании. Но, тем не менее, все это мы можем смело использовать для познания мира, и в этом знании будет дано объективное содержание природы, то есть содержание вещи-как-материи.                 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic