kirill_nav_1

Category:

О "тождестве бытия и мышления" и о безумной философии сумасшедшего Гегеля - 8

Таким образом, для правильного понимания, что есть наше мышление, как оно функционирует и как и почему деятельность этого мышления соотнесена с объективным миром материальных вещей и дает нам адекватные представления об этом объективном мире — для понимания всего этого нужно избегать двух крайностей. То есть, c одной стороны, будет огромной ошибкой полагать, что наш разум и мышление постигают какие-то объективные «сущности» или «идеи» или «законы мироздания» — как это полагал Платон (и отчасти Аристотель) или немецкий кретин и шарлатан Гегель. Нелепость, надуманность и несостоятельность всякого «платонизма» вполне очевидна, а «философия» Гегеля представляет собой просто грандиозное шарлатанство и надувательство, местами напоминающее бред настоящего сумасшедшего.

Но, с другой стороны, было бы столь же ошибочно полагать, что наш разум и мышление и вовсе не имеют никакого отношения к миру объективных вещей, и все построения нашего разума имеют только субъективное содержание — как это полагал Кант и все эти безмозглые еврейчеги из числа «неокантианцев», «феноменологов» и прочих умственно отсталых проходимцев. «Умозрительная картинка» — в быту, в обществе или в науке — несомненно, выстраивается нашим разумом и мышлением для того, чтобы дать нам адекватные представления об объективном мире. И хотя она, конечно, не есть этот объективный мир и существует только в нашем сознании, а потому принципиально отлична от объективного мира, — как совершенно иная реальность, реальность иного онтологического плана, — эта картинка, тем не менее, не есть результат совершенно произвольной деятельности нашего мышления и сознания, и эта картинка, конечно, каким-то образом соотнесена с объективным миром — то есть дает нам знания и познание объективного мира.

И здесь, для понимания того, что есть мышление, мы уже вполне можем отчасти ориентироваться на мою философию, которую я изложил ранее и в которой я показал, как возникает в нашем сознании «картинка ощущений» — то есть тот мир, который мы видим вокруг себя, и как эта «картинка мира» соотнесена с объективным миром вещей. Эта картинка, безусловно, уже не есть сам объективный мир, так как она существует в качестве феномена нашего сознания и в нашем сознании, и многое в ней задается самим нашим сознанием и его формами восприятия — например, «цвет моря» или «вкус яблока». Однако наше сознание задает лишь формы этого восприятия, содержательно же наша картинка мира тождественна объективному миру, так как все наши ощущения (зрительные, вкусовые и прочие) получены нашими органами чувств непосредственно при взаимодействии с объективным миром материальных вещей, и получаем мы эти ощущения в качестве плоти и материи, то есть в качестве только одной из вещей-как-материи среди других таких же вещей. Наше сознание придает этому объективному содержанию лишь свои формы, таким образом «преображая» и «доопределяя» содержание объективного мира и придавая вещам этого мира новые качества — например, цвет или вкус, которые уже отчасти задаются нашим собственным сознанием и его формами восприятия.  

Поэтому вполне естественно предположить, что и наше мышление и разум функционируют подобным же образом — то есть что в нашем мышлении объективное содержание, полученное из объективного мира и соотнесенное к этому объективному миру, каким-то особым образом слито с субъективным формами нашего разума и мышления, присущими исключительно нашему разуму и мышлению. Наши понятия — это только наши понятия, формы нашего мышления, и никаких понятий, как «идей» или «эйдосов», в самих вещах и объективном мире, конечно, не существует — как у яблока самого по себе нет никакого вкуса, пока оно не попало нам в рот и вкус яблока не возник в нашем сознании как вкусовое ощущение.

В мышлении и в тех «умозрительных картинках», которое оно выстраивает, объективное с субъективным слито в нечто единое, слито «неслиянно и нераздельно» — как в нашем чувственном восприятии и «картинке мира», данной нам в ощущениях, объективное содержание материального мира «неслиянно и нераздельно» слито с формами восприятия нашего сознания в нечто единое — в тот феномен сознания, который мы отождествляем с образом объективного мира (как, например, во вкусе яблока «неслиянно и нераздельно» слиты объективные свойства яблока с нашими субъективными вкусовыми восприятиями). И эта «умозрительная картинка» поэтому одинаково соотнесена и к объективному миру, и к нашему сознанию, к нашему мыслящему «Я», не будучи уже ни самим этим объективным миром, ни чисто субъективной конструкцией нашего сознания и мышления.

И поэтому наша задача состоит в том, чтобы проследить, как формируется эта «умозрительная картинка» в результате деятельности нашего разума и мышления, и что и откуда в ней берется. То есть нужно «препарировать» эту картинку — примерно как это сделал Кант, но уже с позиции моей философии, как ранее я «препарировал» картинку ощущений и объяснил, что и откуда в ней берется. При этом, конечно, учитывая и принимая во внимание, что «умозрительная картинка» принципиально отлична от «картинки ощущений», и формируется она уже нашим разумом и мышлением совсем иначе, чем «картинка ощущений». Основные особенности мышления и его форм я уже обозначил ранее, и все эти особенности, конечно, нужно учитывать в нашем философском анализе деятельности мышления — например, ту особенность, что «умозрительная картинка» нам не задана нашим сознанием как нечто данное, бессознательно и рефлексивно (как нам задается «картинка ощущений»), и эту «умозрительную картинку» мы явным образом конструируем.    

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic