kirill_nav_1

Categories:

О "тождестве бытия и мышления" и о безумной философии сумасшедшего Гегеля - 4

Как же присутствуют наши понятия, категории и мышление в нашем сознании и как они соотнесены с объективным материальным миром? Рассмотрим простую ситуацию (или, как сейчас говорят, «проведем мысленный эксперимент»). Допустим, что мы купили в магазине палку колбасы, затем положили ее в холодильник у себя дома, после чего отлучились из дома на некоторое короткое время. А затем, снова придя домой, мы открыли холодильник — и опа! А колбаски-то в холодильнике уже и нет!

«Ага, — начинаем мы размышлять о возникшей ситуации и о ее причинах. — Колбаска не могла сама открыть холодильник и куда-нибудь убежать, так как ничего подобного за колбаской и другими вещами мы никогда не замечали. Но когда я уходил из дома, в нем никого не было, и при этом я запер дверь на ключ. Стало быть, злоумышленник пробрался в мой дом в мое отсутствие, открыв дверь ключами, после чего стыбрил мою колбаску из холодильника и скрылся с ней до моего прихода».

В общем, обычная небольшая «детективная история» — сраные бриташки очень любят составлять подобные «детективные истории», причем не только в литературе, но и в политике, когда они устраивают какие-нибудь политические провокации и убийства, специальным образом их подготовив и сконструировав, а затем давая нужную им интерпретацию событий и фактов — то есть через своих лживых политиков и такие же насквозь лживые СМИ навязывая миру свою «версию событий». И на самом деле, с такими «детективными историями» мы сталкиваемся ежедневно, во всех областях жизни, то есть пытаемся выстроить причинно-следственные связи между различными событиями и явлениями в некую умозрительную картинку, которая должна нам дать понимание какой-либо ситуации или явления. Мы прибегаем к подобному мышлению, когда пользуемся техникой, когда едем за рулем, когда решаем какие-то бытовые проблемы или задачи по работе. Тем же самым занимаются чиновники и менты. Тем же самым занимаются физики и историки. Все они и все мы постоянно прибегаем к мышлению и строим умозрительные картинки для связи наших действий с их последствиями, для восстановления событий прошлого, для прогнозирования событий в будущем или для объяснения природных или общественных явлений.  

В чем же состоит суть этого процесса мышления по выстраиванию всех этих «умозрительных картинок», и в чем состоит особенность этой деятельности нашего сознания? Во-первых, наше мышление со всеми его понятиями и представлениями, как и картинка, данная нам в ощущениях, основана на опыте или событиях, полученных или случившихся в объективном мире материальных вещей (включая других людей). Правда, если наш опыт ощущений получен непосредственно из этого мира, с помощью наших органов чувств, то наше мышление уже оперирует и опирается на наш опыт ощущений, который мы можем произвольно воспроизвести в своем сознании: например, мы можем мысленно вспомнить, как и когда мы уходили из дома, и куда именно мы положили колбаску в нашем холодильнике. 

Во-вторых, мышление, которое выстраивает эту свою умозрительную картинку, оперирует своими специфическими средствами, которые принципиально отличны от любых ощущений и основанных на них феноменах сознания — мышление для построения умозрительной картинки использует понятия и категории, а также свои имманентные законы (например, законы логики), и эта умозрительная картинка существует в нашем сознании совершенно особым образом — именно как картинка умозрительная, то есть как цепочка или схема из понятий и причинно-следственных связей. 

В-третьих, все понятия и представления нашего разума и рассудка (включая математические и геометрические) носят идеальный характер — то есть лишены каких-либо деталей и той конкретности и определенности, которыми обладают чувственные феномены нашего сознания, за которыми стоят объективные реальные вещи. То есть все наши представления разума являются, что называется, абстрактными. И поэтому и наша умозрительная картинка всегда имеет форму идеальной схемы, идеальной теории, которая лишена многих деталей реальной ситуации или реальных конкретных вещей и которая никогда в точности не совпадает с реальным объективным миром и опытом, полученным из этого мира. 

В-четвертых, эта умозрительная картинка, которую выстраивает наше сознание, в отличие от картинки ощущений, не дана нам готовой — нам нужно выстроить ее самостоятельно, используя наши понятия, какой-то предыдущий опыт и имманентные законы самого нашего мышления (те же законы логики, например). Мы эту умозрительную картинку явным образом конструируем, причем достаточно произвольно. В нашем опыте ощущений мы не можем, например, произвольно поменять цвета предметов, данных нам в этом опыте (так как эти цвета «исходят» и «наложены» в нашем сознании на эти предметы и связаны с ними непосредственным образом через восприятие наших органов чувств), а в нашей умозрительной картинке мы можем, пытаясь создать эту картинку, произвольно менять какие-то понятия и совершать над этой картинкой какие-то действия с помощью нашего разума (например, мысленно поменять цвета). И при этом чаще всего у нас нет полной уверенности в правильности этой картинки, если мы затем не найдем подтверждение ее правильности в каком-то новом опыте — в отличие, например, от зрительных ощущений, в правильности которых (то есть в их соответствии предмету созерцания) мы сомневаемся гораздо реже. 

В-пятых, эта наша умозрительная картинка — опять-таки в отличие от картинки ощущений — вовсе не есть тот актуальный мир, как он существует в данный момент: умозрительная картинка отнесена либо к прошлому, либо к будущему, либо лежит вне времени (если говорить, например, о наших представлениях о природных явлениях), то есть она вообще существует как бы «вне времени» и вне действительного актуального опыта в данный момент времени.  

Наконец, в-шестых, несмотря на все эти свои особенности — внеположенность вне времени и вне актуального опыта в данный момент, ее абстрактный и идеальный характер и несоответствие в точности никакому опыту — эта наша умозрительная картинка, тем не менее, как и опыт ощущений, каким-то образом все же соотнесена к реальному материальному миру вещей. И в сущности, задачи нашего мышления и всех тех умозрительных картинок, которые оно выстраивает, те же самые, что и у наших органов чувств и тех ощущений и феноменов, которые выстраиваются в нашем сознании с помощью этих органов чувств — дать нам адекватные представления об объективном мире. 

И способность человека к мышлению резко, качественно увеличивает возможности человека по существованию в этом мире по сравнению с животными, которые способностью к мышлению не обладают, так как наше мышление позволяет нам вести себя более эффективно и адекватно, заведомо знать или прогнозировать какие-то события и т.д. То есть это очень мощный инструмент нашего сознания, и он предназначен для того же самого, что и наши ощущения — для существования человека в объективном мире вещей.  

Очень странная штука, это наше мышление, с его рассудком, разумом, понятиями, категориями и какими-то законами его деятельности. И поэтому, конечно, одной из главных задач философии на протяжении всей ее истории было как раз понять, что есть наши понятия и мышление, откуда они взялись и как они соотнесены с объективным миром вещей.                       

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic