kirill_nav_1

Category:

О "тождестве бытия и мышления" и о безумной философии сумасшедшего Гегеля - 2

И вот здесь и явился безумный Гегель. Ну, то есть он явился, конечно, не сразу, и до него были еще Фихте и Шеллинг, такие же сумасшедшие немцы (или, скорее, такие же шарлатаны), но Гегель довел все это немецкое безумие до блеска настоящего сумасшедшего, превратив всю свою философию в один грандиозный фарс и сплошное шарлатанство.

Откуда взялся этот немецкий сумасшедший — вполне понятно: явился он из Канта. В философии Канта возникли огромные проблемы (я о них уже довольно подробно писал), да и в целом его философия со свойственным ей глухим и безнадежным агностицизмом смотрелась довольно жутковато. Кант «запер» человеческое сознание и мышление в очень узкую клетку, и весь мир превратился в какую-то призрачную вещь-в-себе, которая есть непонятно что и о которой мы даже не можем ничего сказать.

Но разрешить эти проблемы философии Канта — так, как это сделал я — ни Гегель, ни кто-то другой не смогли. В философии Канта много проблем, но это проблемы чисто философские, и, как я показал, они могут быть разрешены на пути самой философии. Но Гегель этого сделать не смог, и поэтому он «пошел другим путем». Мышление, запертое Кантом в самом себе, словно бы птица в клетке, билось, трепыхало крыльями и рвалось на свободу — то есть рвалось обратно к вещам и к объективному миру, но Кант своей философией, казалось бы, так прочно запер его в клетке, что вырваться из нее было уже невозможно. И тогда Гегель нашел свой путь «преодоления философии Канта»: этот безумный шарлатан решил превратить само наше мышление, со всеми его понятиями и категориями, в бытие. То есть не просто объявил, что наше мышление каким-то образом «тождественно» бытию (эту проблему этот немецкий шарлатан, конечно, решить не мог и даже не пытался ее решать), а просто объявил, что наше мышление — это и есть само бытие.

Труля-ля! И после этого Гегелю, конечно, уже не нужно было решать никаких философских проблем, а нужно было лишь извлекать из своей головы любой бред, жонглируя понятиями, и ловко представлять все это как «новый способ познания мира» и «новую философию». То есть ему нужно было лишь показать, как это запертое Кантом в клетке мышление сначала, словно бы птенчик из яйца, порождает свой собственный предмет познания и почему оно уже содержит этот предмет и знание в самом себе, а потом вывести эту свою уродливую птичку на волю, превратив ее в монстра Абсолютной Идеи. 

И теперь уже вся реальность, весь наш мир — от вещей вокруг нас и всей природы, до общества, истории и науки — превратились лишь в движение этого гегельянского Абсолютного Духа, который таким образом «познает самого себя». Видишь птичку в небе? Так это не птичка летит. Это гегельянская Абсолютная Идея летит, устремляясь к своему становлению и противоположности. И все — в согласии с «логикой» Гегеля, с его «диалектикой». Видишь, тетка бежит из магазина с какой-то сумкой? Так это не тетка бежит, — это бежит сама Абсолютная Идея, которая познает саму себя в обществе. Читаешь политические новости в газетах? Так там не про политику пишут, а про то, как Абсолютная Идея познает себя в истории.

Я, конечно, не буду сейчас рассматривать, как этому немецкому безумному шарлатану удалось провернуть этот свой грандиозный фокус — желания разбирать весь этот бред у меня нет никакого, и если это кому-то интересно, тот может сам почитать «философию» Гегеля, — но для понимания, что такое «философия Гегеля», можно привести только один пример  — определение звука, которое дал этот шарлатан:

Звук есть смена специфической внеположности материальных частей и её отрицания, — он есть только абстрактная или, так сказать, только идеальная идеальность этой специфичности. Но тем самым эта смена сама непосредственно является отрицанием материального специфического устойчивого существования; это отрицание есть, таким образом, реальная идеальность удельного веса и сцепления, то есть теплота. 

И вот в этом и состоит ВСЯ суть «философии» Гегеля. Все его «мышление», вся его «логика», и вся его «диалектика». Совершенно законченный бред сумасшедшего, в котором нет ни одной мысли, как нет никакого предмета мышления, и где весь этот редкостный бред высасывается буквально из пальца и выдается за что-то осмысленное и наукообразное — за «особый метод мышления». И проблема здесь даже не в том, что весь этот высер этого немецкого сумасшедшего никакого отношения к природе звука не имеет — философы и до Гегеля нередко ошибались, когда писали о каких-то явлениях природы, ошибался даже Аристотель. Проблема здесь в том, что Гегелю вообще не интересно, что такое звук, он даже не пытается вникнуть в эту проблему физики (а в то время природа звука была еще неизвестна, и о ней много спорили). Этому шарлатану нужно лишь что-то такое наваять, какой-то высер и бессвязанный бред, чтобы показать, как его «философия» и Абсолютная Идея проявляют себя в этом природном явлении. И здесь не нужно быть ни философом, ни физиком, чтобы понимать, что написать такое нормальный человек в здравом уме не мог — такое написать мог только Гегель (или какой-нибудь «гегельянец»), который был то ли обычным сумасшедшим, то ли просто очень ловким и наглым шарлатаном от философии. 

И, собственно, значительную часть своих усилий этот шарлатан и приложил для того, чтобы объяснить все-все-все на свете через свою безумную «философию» — от различных областей науки до каких-то отдельных явлений. И в результате возникло грандиозное здание «гегельянской философии», в которой этот шарлатан «объяснил» все на свете. Что во многом и привлекало к этой философии многие шаткие умы. Но нужно понимать, что за всем этим грандиозным зданием «философии Гегеля» — абсолютная пустота. Дырка от бублика. Сплошной бред и надувательство, произнесенные с чисто немецким самодовольством, граничащим с чисто немецким скотством и свинством. И вся эта «философия Гегеля» не стоит и той бумаги, на которой этот немецкий шарлатан ее излагал.     

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic